авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


ИНСТИТУТУ ЭКОНОМИКИ РАН 80 ЛЕТ

Р. ГРинбеРГ,

член-корреспондент РАн,

директор института экономики РАн

ЮбИЛЕй зРЕЛОСТИ: дЕЛА И пЛАНы

Нам 80! По меркам человеческой жизни — это поздняя осень. Но,

может быть, то же самое следовало бы сказать и об учреждении, осо-

бенно созданном главным образом для идеологического обоснования

утопической социальной конструкции и содействия ее насильственной реализации под знаменем «всесильного (потому что верного) учения». Ведь Институту с той или иной степенью строгости предписывалось заниматься этим делом больше полувека. Сейчас, к счастью, таких предписаний нет, как нет и «единственно верной» идеологии, но воп рос о дальнейшей судьбе юбиляра сохраняется. И сформулировать его нужно так: насколько Институт экономики РАН соответствует текущим и уже обозначившимся новым потребностям общества, отвечает ли его деятельность вызовам и духу времени?

В сущности, все последующие размышления — попытка дать ответ на этот вопрос. Но начнем с краткого рассмотрения историчес ких условий, в которых был создан, существовал и творил Институт экономики в дореформенные времена. Кое-что об истории, или Хроника побед и поражений Легко подсчитать, что из 80 лет юбилейного срока три четверти приходится на советскую эпоху. Гораздо сложнее понять, что поле дея­ тельности этого, долгое время единственного, монопольного научного учреждения страны, занятого изучением проблем советской экономики и ее теоретическим обоснованием, вовсе не ограничивалось, как при нято думать, поддержкой и пропагандой официальной советско­комму нистической идеологии. Сегодня может показаться странным, что на ряду с очевидным преобладанием идеологических и пропагандистских функций в институтских исследованиях в то время присутствовала и чисто научная тематика, которая не вполне вписывалась, а иногда и совсем не вписывалась в официальные агитпроповские схемы. Если кто­то этому не верит, пусть задумается над простым, хотя, может быть, в наши дни не достаточно известным фактом: когда в стране 4 «Вопросы экономики», № 5, Юбилей зрелости: дела и планы внезапно началась перестройка, нуждавшаяся в исследованиях нового типа, Институту экономики было что предложить в качестве основы будущего экономического уклада и, главное — научного плацдарма для многовекторных «рыночных» исследований.

Это заставляет серьезно отнестись ко всей истории Института экономики. Важно понять, что 80 лет назад экономические исследо вания в СССР не начинались с чистого листа, а были продолжены в рамках определенной реорганизации. Академик Л. И. Абалкин счита т прямым предшественником Института экономики Кабинет эко е номики Социалистической академии (с 1924 г. — Коммунисти еской ч академии). 23 июня 1930 г. был создан единый Институт экономики Комакадемии, к которому в 1932 г. присоединили Экономический нститут Института красной профессуры. В 1936 г. после объедине и ния Комакадемии и Академии наук СССР Институт экономики вошел в состав АН СССР, ныне — РАН.

В 1930­е годы естественное внимание к необходимости планового ведения хозяйства страны быстро превратилось в руководящий идео логический тезис о роли плана как главного регулятора хозяйства — тезис и не научный, и вредный, который резко ограничил поле «кон кретного анализа конкретной ситуации». Не приходится удивляться появлению в 1954 г. учебника «Политическая экономия», который стал первым концентрированным изложением советской экономической идеологии. Правда, сама она не только имела искусственную основу, но и, как правило, использовалась для подавления инакомыслия среди экономистов­теоретиков. Эти обстоятельства, как позже выяснилось, парадоксальным об разом принесли ученым Института некоторую пользу. Содержащиеся в учебнике 1954 г. и в других работах и документах идеологические формулировки не всех устраивали и невольно давали толчок ино му направлению мыслей, базирующихся на реальности. Недаром Л. И. Абалкин позже назвал это направление «реальной школой», или «реалистической политической экономией». Разумеется, «рыночными» идеями в те годы увлекались далеко не все сотрудники ИЭ. Но и попытки научно обосновать социализм наталкивались на противоречия: реальность и идеи, приходившие с Запада, где экономическая мысль не стояла на месте, определяли необходимость новой оценки сложившихся «марксистско­ленинских формул». В результате наряду со множеством апологетически­оправ дательных работ стали публиковаться труды по таким темам, как товарный характер социалистического производства, регулирующая роль закона стоимости, необходимость конкуренции. А к началу 1960­х годов в Институте начали анализировать почти все важнейшие черты рыночного социализма.

При внимательном рассмотрении исторических вех в исследова тельской деятельности ИЭ виден ряд характерных свойств, присущих всем важнейшим работам Института. В сущности, именно эти свойства доказывают творческий подход его сотрудников к поиску реальных экономических закономерностей и вытекающих из них практических рекомендаций во все времена, несмотря на занесенный над руководст­ «Вопросы экономики», № 5, 2010 Р. Гринберг вом и сотрудниками дамоклов меч нешуточных санкций и подчас ужасающих репрессий. К таким свойствам прежде всего нужно отнести системность и комп ексность исследований, проявлявшихся независимо от при л хоти властей и так называемого здравого смысла. Другой важной особенно тью работ Института, как правило, была ориентация на с долгосрочность разрабатываемых стратегий. Эта традиция сохраняется в Институте и сегодня, хотя нынешние власти относятся к таким стра тегиям на удивление индифферентно. Но самое большое достоинство многих институтских работ советского периода — регулярное появление в них товарно­денежных мотивов. И здесь, конечно, особого упомина ния заслуживают такие имена, как К. Островитянов, Я. Кронрод, В. А.

Б. Ракитский, Д. Львов, Г. Лисичкин, Л. Никифоров и др. В. С. С. В.

Их работы по разъяснению идей, так сказать, имплицитной конвер гентности двух мировых систем уже в 1960­е годы выявили высокую степень готовности Института формировать концепции потенциально го рыночного реформирования отечественной экономики. В каком­то смысле эти работы перекликались с популярными в то время вариация­ ми на тему конвергенции двух систем в публикациях Дж. Гэлбрейта, Я. Тинбергена, П. Сорокина, Г. Мюрдаля, А. Сахарова и др., не Д.

говоря уже об экономистах «Пражской весны», таких, как О. Шик. В одной из наших бесед М. Горбачев с благодарностью вспоминал С.

о материалах академических институтов, активно влиявших на фор мирование его мировоззрения и перестроечную деятельность. При этом он особо выделял записки, поступавшие из Института экономики (Л. Абалкин), Института экономики мировой социалистической сис И.

темы (О. Богомолов) и Института США и Канады (Г. Арбатов).

Т. А.

Наконец, надо вспомнить работы сотрудников ИЭ, изучавших современную экономическую мысль Запада. Например, мое знакомст­ во с западными экономическими концепциями началось с чтения трудов Ю. Я. Ольсевича, которые наряду с обязательной критикой «порочных» буржуазных доктрин отличались честным изложением их содержания, что побудило меня еще в студенческие годы начать читать первоисточники. Разумеется, не следует забывать, что в Институте активно работа ли и представители охранно­апологетической линии в экономической науке, и это не могло не сказаться на его репутации. «Подавление про грессивных направлений науки, — писал в связи с этим Л. Абалкин, — осуществлялось не только с помощью карательных органов, но и руками самих ученых. Приходится признать, что подхалимы и холуи в науке (как и в искусстве) всегда были и всегда служили тоталитарному ежиму, в том числе прикрываясь флагом демократии»1.

р И все же лицо Института даже в самые жестокие годы сталинской диктатуры в значительной мере определяли исследования реальных экономических проблем страны. Нередко это требовало от его сотруд ников большого мужества. Многие из них подверглись репрессиям (на / Экономические исследования Абалкин Л. и. Ожидание перемен и уроки истории / ИЭ: итоги и перспективы. М., 2000. С. 5.

6 «Вопросы экономики», № 5, Юбилей зрелости: дела и планы долгие годы были лишены свободы), а некоторых даже расстреляли только за результаты научных поисков. В общем, судьба Института экономики, как и судьба всей страны, при коммунистическом режиме оказалась противоречивой. Грандиозные достижения сочетались с не менее грандиозными злодеяниями и жуткими провалами в практичес кой политике. Перестройка обещала положить этому конец.

Интеллектуальное противодействие очередной утопии Горбачевская перестройка, отменив цензуру и партийно­идеоло гический диктат, сформировала атмосферу, в которой наконец можно было творить без страха и оглядки на высшее начальство. Но свобода творчества еще не гарантировала правильный выбор пути развития страны. Что касается экономики, то среди специалистов почти сразу сформировался консенсус по поводу безальтернативности внедрения рыночных отношений. А ИЭ и ИЭМСС АН СССР естественным образом заняли лидирующие позиции в концептуальной подготовке рыночных преобразований. Более того, директора этих институтов не только руководили такой подготовкой, но и принимали непосредст­ венное участие в их осуществлении на начальном этапе, что сулило прочность и взвешенность предстоящих перемен. Кроме академиков Л. И. Абалкина и О. Т. Богомолова можно упомянуть в этом ряду В. А. Медведева, В. К. Сенчагова, С. А. Ситаряна, Н. П. Шмелева, Г. С. Лисичкина, Е. А. Амбарцумова, И. А. Погосова, В. М. Иванченко. Все эти замечательные ученые — одни трудились в Институте рань ше (некоторые, к большому сожалению, уже ушли из жизни), другие работают и по сей день — стремились сделать реформы максимально безболезненными для людей. Но преобразования в стране пошли по совсем другому пути. Драма интеллектуалов во власти — тема особого разговора. Здесь заметим только, что не в первый раз Россия упустила шанс осуществить эволюционные перемены и в очередной раз сдалась на милость оголтелого радикализма. Как и в 1917 г., в стране взяли верх нетерпение и волюнтаризм. А градуализм и прагматизм оказались не востребованными в результате абсолютизации российскими властями так называемых «универсальных» закономерностей, игнорирования специфики «места и времени» и, наконец, следования принципу «цель оправдывает средства».

В этих условиях ИЭ РАН продолжал изучать реальные проблемы экономики, выступая за ее перевод на рыночные рельсы, по возмож ности, без глубоких спадов и социальных потрясений. Вспоминается в связи с этим Концепция экономического реформирования, представ ленная Институтом на состоявшейся в 1989 г. научной конференции «Радикальная экономическая реформа: первоочередные и долговре менные меры». Эта концепция основывалась на таких теоретических положениях, как многообразие форм собственности, «зарабатывае мость» доходов, то есть их распределение в соответствии с вкладом в конечный результат, а самое революционное — превращение рынка «Вопросы экономики», № 5, 2010 Р. Гринберг (правда, регулируемого) в главный инструмент экономической коор динации. Предусматривались также гибкое социальное планирование и обеспечение социальной защищенности граждан. Думается, не будет преувеличением сказать, что это и есть основ ные характеристики современной смешанной экономики, к кото ым р теперешнее российское руководство, преодолев многие колебания, вынуждено возвращаться, потеряв 20 лет развития страны. Но тогда в массовом общественном сознании утвердился стереотип так называе­ мого «конца истории», «краха социализма», завершения господства марксизма, торжества либерализма. Мне же импонировал иной взгляд на происходящее, и он был очень созвучен духу работ Института экономики. Институтская трактовка социально­экономических процессов исходила прежде всего из реальности, а не из желательного образа лучшего общественного устройства. Отсюда естественно вытекал реализм формирующихся в Институте стратегий, основанных не на умозрительных конструкциях, а на скрупулезном учете объективных закономерностей общемирового развития и страновых особенностей. В то время, как известно, в отечественной экономической теории столкнулись два подхода к сущности, характерным чертам и этапам эко номического реформирования. Один подход, получивший поддерж у к в правительственных кругах новой России, сводился к необ одимости х резкого («шокового») преобразования экономической и социальной структуры общества. Его теоретической основой был либеральный фундаментализм, продемонстрировавший удивительное сходство со сталинистской методологией построения социализма (в разных видах и с разными эпитетами) в СССР. На этот раз была сделана не менее авантюристическая ставка на быстрый и решительный демонтаж госу дарственного социализма. В результате общество по сей день страдает от огромной социальной цены перемен. Другой подход, отвергая упомянутую методологию, опирался на более глубокое изучение реального общества, обосновывая необхо димость постепенной трансформации социалистического народного хозяйства в социально ориентированную рыночную экономику сме шанного типа. Здесь надо подчеркнуть, что и в ИМЭПИ РАН (прежде ИЭМСС) в основном придерживались той же мировоззренческой по зиции, что, в сущности, предопределило естественность и логичность его последующего объединения с Институтом экономики. В обоих учреждениях отдавали отчет в том, что в совокупной эко номической жизни страны государство и бизнес имеют принципиаль о н разные сферы функционирования и ответственности. При этом сотруд ники двух институтов исходили из того, что в обществе существуют важные сферы жизнедеятельности, где уповать только на частную инициативу и силы саморегулирования в принципе контрпродуктивно из­за их «врожденной убыточности». В первую очередь имеются в виду инфраструктурные отрасли национального хозяйства, производства, нуждающиеся в радикальной структурной перестройке, а также со циальный сектор экономики, в который входит значительная часть науки, образования, культуры и здравоохранения. 8 «Вопросы экономики», № 5, Юбилей зрелости: дела и планы При знакомстве с исследованиями ИЭ по различным вопросам советской и постсоветской экономики видно, что их основная линия оставалась неизменно гибкой и сводилась к попыткам приблизиться к реалиям конкретных социально­экономических процессов. В норма тивном плане это означало противодействие как реалсоциа истической, л так и неолиберальной догмам. Если в советский период Институт делал упор на необходимость «маркетизации» административно­командной экономики, то в постсоветский период, наоборот, ему приходится до казывать полезность ограничения действия сил рыночного саморегу лирования. В сущности, удел и интеллектуальная миссия ИЭ РАН — постоянный поиск благотворной «золотой середины». Может быть, это звучит анально, но, как заметил Ницше, «дороже всего нам приходится б платить за пренебрежение банальностями».

Жизнь после объединения Объединение двух институтов потребовало пересмотреть при оритеты научных исследований, консолидировать интеллектуальные ресурсы, уточнить структуру объединенного института. С учетом специфики нового Института и особенностей развития российской экономики были определены четыре главных направления научно­ исследовательских работ: теоретическая экономика;

социально­эко номическая стратегия России;

институты современной экономики;

международные экономические и политические исследования. Одним из главных положительных итогов объединения стали пусть порой и нелегкая, но в целом успешная интеграция обновленного Института экономики РАН, его трудового коллектива, консолидация интеллек туального ядра, которое определяет лицо Института.

Дополнительный импульс после объединения получили иссле дования проблем смешанной экономики. Развитие неоклассической методологии в этой области позволило существенно расширить пред ставления об основах современной смешанной экономики, выйти за пределы консервативной парадигмы взаимодействия государства и рынка. В результате создана целостная Концепция экономической социодинамики (КЭС), уже получившая признание в России и за ру бежом. В практическом плане новое направление исследований в рам ках КЭС позволило сформулировать ряд рекомендаций по развитию общественного сектора экономики, преодолеть вульгарные взгляды на социальную политику и социальные расходы как на нежелательное и необоснованное обременение рыночных свобод, государственного бюджета и ограничение возможностей экономического роста. После объединения в Институте заметно возросла интенсивность теоретико-методологических исследований. Здесь нужно прежде всего выделить теорию «опекаемых благ», концепцию синергетики, а также многообещающие новации в методологии экономической науки, основанные на переосмыслении взаимоотношений научного компо нента экономического знания и искусства экономики. Заслуживают упоминания новые интерпретации истории отечественной экономи «Вопросы экономики», № 5, 2010 Р. Гринберг ческой мысли, связанные с выявлением ее фундаментального вклада в развитие воспроизводственной традиции мировой экономической науки. В связи с этим можно отметить исключительную популярность проводимых Институтом Кондратьевских чтений и вновь созданного в нем теоретического семинара. Исследования нового Института в рамках изучения социальной экономики позволили зафиксировать тот непреложный факт, что важ нейшим источником социально­экономической модернизации высту пает социальный ресурс — человек, его индивидуально­личностные качества, интеллект и знания, профессиональные навыки и стимулы к творческой деятельности. Обоснована задача создания не просто благополучного среднего класса, а подлинного «класса развития», который формирует экономику, основанную на знаниях. Такой класс, проникнутый духом инновационного творчества, возможен лишь в сво бодном обществе с развитыми началами индивидуальной инициативы, коллективной солидарности, общественного самоуправления, то есть в гражданском обществе.

Согласно позиции ИЭ РАН, наличие развитого граждан кого с общества позволит эффективно преодолевать фатальные рецидивы насильственной «догоняющей» модернизации и «скованной с нею одной цепью» мобилизационной экономики. Только в рамках такого подхода заметна очевидная ложность дилеммы: либо авторитаризм во имя модернизации России, либо демократия и якобы вытекающая из нее дальнейшая демодернизация страны.

Экономический рост и развитие должны опираться на прочную воспроизводственную основу. В 2006—2010 гг. в Институте получены важные результаты в области исследования процессов воспроизводства. Особо отметим содержательные работы по макроэкономическому ана лизу на базе системы национальных счетов. Их увязка с платежным балансом, системой государственных финансов, а также балансом нефинансовых и финансовых активов и пассивов позволяет точнее определить национальное богатство и эффективно отслеживать по­ следствия макроэкономической политики. Серьезные результаты получены в исследовании проблем конку рентных отношений, конкурентоспособности и антимонопольного регулирования. Конкурентные начала, вырастая из экономики частно­ хозяйственной инициативы и духа частного предпринимательства, становятся важной характеристикой всех сторон жизни и организации социума, без которых невозможно представить современную полити ческую систему, демократическую государственность, гражданское общество с развитым самоуправлением. Более того, как показали исследования ИЭ РАН, нарушения конкурентных начал в одной из подсистем организации социума, будь то правовое государство, граж данское общество или экономика, чреваты последующими деформа циями во всех других подсистемах и в итоге — в социуме в целом. Наши исследования показали, что научная парадигма 1990 — ачала 2000­х годов, согласно которой рынок может функционировать н без демократии (то есть без политической конкуренции, — вспомним призывы наших реформаторов использовать чилийский опыт гене 10 «Вопросы экономики», № 5, Юбилей зрелости: дела и планы рала Пиночета) или что в интересах ее сохранения можно идти на ограничение рыночных свобод (последствия бюрократической и кор рупционно­криминальной приватизации до сих пор сказываются на легитимности собственности), несостоятельна. Отметим, что публич ная полемика об укоренении так называемых «силовиков» во власти и в бизнесе, о «переделах собственности» при всей ангажированности и политико­полемических перехлестах отражает именно эти опасения политической и бизнес­элиты в связи с угрозой монополизации власти, государственного управления и самоуправления, наиболее прибыльных видов экономической деятельности. Сегодня глобальная конкурентоспособность стала вопросом жизни и смерти для нашей страны, основой экономической само достаточности и государственного суверенитета. Целенаправленное формирование конкурентных начал, развитие конкурентных отно шений, функционирование реально действующих и эффективных институтов поддержки и стимулирования конкуренции, антимоно мольной защиты должны быть фундаментом долгосрочной стратегии, частью модернизационного проек а, главной идеей государственной т экономической политики России.

Объединенный Институт продолжил исторически сложившую­ ся линию изучения объективных закономерностей функциониро вания российской социально­экономической системы, что служит научной основой формирования стратегии развития России. Эти исследования опирались на работы, проведенные в 1990­е — начале 2000­х годов и опубликованные в монографиях «Россия­2015: опти мистический сценарий» (1999 г.) и «Стратегический ответ России на вызовы нового века» (2004 г.). Именно в них была теоретически обоснована необходимость долгосрочной стратегии как обязательного условия преодоления системного кризиса, предложены ее сценарии, позволяющие перевести экономику России на модернизационный тип экономического роста. Когда сегодня в документах высших органов государства го ворится об актуальности активной государственной промышленной политики, нужно помнить, что именно Институт экономики с самого начала реформаторского периода обосновывал необходимость и пред лагал направления такой политики, хотя сам термин тогда подвергался остракизму. Уже в последние годы по заказу Института современного развития было проведено крупное комплексное исследование, ре зультаты которого нашли отражение в монографии «Стратегические ориен иры экономического развития России», где с учетом новых т реалий определены национальные приоритеты роста. Отметим, что в этих работах участвовали наиболее квалифицированные специалисты других научных учреждений, что позволило Институту выполнить интегрирующую роль в использовании потенциала российской науки. Результаты теоретических исследований Института по проблемам долго срочной стратегии нашли применение в таких крупных прикладных работах, как проект Концепции экономической безопасности страны для Совета безопасности при Президенте России (2009 г.), проект Стратегии развития города Москвы на период до 2025 г., подготовленный по поручению правительства Москвы, «Стратегия «Вопросы экономики», № 5, 2010 Р. Гринберг развития промышленности Краснодарского края» (2006 г.), «Концепция формиро вания инфраструктуры информационных технологий для обеспечения эффективной поддержки процесса реформирования экономики Ханты­Мансийского автономного округа» (2006 г.) и др. Высокую оценку специалистов, в том числе сотрудников государственного аппарата, получают ежегодные заключения Института на проекты бюджета страны, а также периодические аналитические обзоры текущей экономичес кой ситуации. Институт стал одним из призеров конкурса Российского гуманитарного научного фонда «Россия в условиях мирового кризиса» (2009 г.). Весомый научный вклад связан с формированием нового на правления научных исследований — анализа экономических основ федеративных отношений. В отличие от ранее проводившихся смеж ных или близких по характеру разработок (региональная экономика, размещение производительных сил, правовое содержание федерализма и пр.) впервые представлено целостное понимание экономического механизма федеративных отношений как самостоятельного объекта научных исследований. Такой подход можно рассматривать и как оп ределенное продвижение по сравнению с зарубежной научной мыслью, где федерализм трактуется прежде всего как правовая (конституцион­ ная) проблема, а его экономические аспекты сводятся в основном к проблеме бюджетного федерализма. Существенное продвижение достигнуто в области исследования интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Сегодня дипломатическая, внешнеэкономическая и военно­политическая стра тегии нуждаются в ясных и привлекательных моделях формирования евразийского интеграционного пространства, международного парт­ нерства, социально­культурного и экономического сотрудничества. Как показывают наши исследования, здесь решающую роль играют уровень развития экономических институтов, характер взаимоотно шений институциональных систем. Количественный анализ эволюции постсоветской интеграции (на основе новой базы данных Системы индексов евразийской интеграции ЕАБР) показывает, что на постсо ветском пространстве, как правило, доминирует процесс дезинтеграции и снижения интенсивности взаимной торговли. Но начинает действо вать и противоположная тенденция: формирование кластеров более интенсивных взаимосвязей, кооперации и взаимной торговли. В связи с этим Институт уделял много внимания объективно формирующимся кластерам на пространстве стран СНГ, в наиболь шей степени сопоставимым по структуре экономических и полити ческих институтов (и следовательно, склонным к интеграции), чтобы выявить возможные новые центры «эффективного партнерства». Многообещающей представляется концепция интеграции на основе формирования и развития таких центров, которая приходит на смену доктрине разноуровневой и разноскоростной интеграции, сформи рованной в 1990­е годы. Здесь уместно вспомнить полузабытую, но судьбоносную для развития европейской интеграции идею Р. Шумана о «зонах фактической солидарности», на много лет предвосхитив шую интеграционные процессы послевоенной Западной Европы.

Актуальной оказалась разработка теоретических основ типологизации стран постсоциалистического мира по задачам и ресурсам экономи 12 «Вопросы экономики», № 5, Юбилей зрелости: дела и планы ческой модернизации, по характеру влияния глобального кризиса, каналам его распространения на национальную экономику и мерам антикризисной политики. Таким образом, теоретические заделы в фундаментальных иссле дованиях, результаты эмпирических разработок Института сформи ровали надежную основу для поиска и нахождения ответов на новые вызовы времени. Но достижения ИЭ РАН этим не ограничиваются. В числе наиболее заметных результатов работы объединенного коллек тива — организация и проведение Первого российского экономического конгресса (2009 г.), ставшего, по признанию многих его участников, беспрецедентным событием в интеллектуальной жизни страны. В работе Конгресса приняли участие более 2000 российских экономистов — представители 80 научных организаций и 300 вузов из 100 городов РФ, а также гости из 27 зарубежных стран. В рамках Конгресса проведено 30 круглых столов, 17 тематических конференций, около 400 научных сессий;

работали 32 программные секции, заслушано 1500 научных докладов. Сотрудники Института экономики были модераторами большинства научных сессий. Около 100 научных сотрудников Института выступили на Конгрессе с докладами. Было подготовлено шесть темати ческих томов, в которых представлены основные работы сотрудников ИЭ РАН за период после объединения. Важным направлением работы Института в последние годы стала интеграция научных исследований с образовательным процессом. На экономическом факультете МГУ была открыта кафедра под руко водством академика Л. И. Абалкина, Институт участвовал в создании Московской школы экономики при МГУ, кафедр в Государственном университете управления, Финансовой академии при Правительстве РФ, Финансово­промышленной академии, в подготовке учебников по национальной экономике, выдержавших несколько изданий. Эта работа не только позволяет вузам поднять научный уровень образо вательного процесса, активизировать научные исследования в рамках смешанных коллективов, но и рассчитана на перспективу — создание резерва молодых научных кадров. Позволю себе одно рискованное отступление от основной темы. Сегодня власть во многом остается глухой к выводам и рекомендациям академической экономической науки;

привыкание и восприимчивость к новым идеям и разработкам занимают порой пять­десять лет. Это говорит о том, что власть еще не нашла соответствующих механизмов диалога и партнерства с наукой, одной из основных ячеек гражданского общества. Отношение к науке не всегда уважительное. Имеет место и монопольное положение так называемой «придворной науки и при дворных экономистов». Между тем и академическая наука должна уметь говорить с властью на понятном ей языке, языке прикладного результата, управленческого и политического решения. Хотелось бы обратиться к тем моим коллегам по Институту, у которых подчас опускаются руки, поскольку они считают: «Наша работа не имеет смысла, мы не востребованы, они нас не слышат». У некоторых проскальзывают даже ностальгические нотки: «Хотя раньше был партийный и идеологический диктат, но нас слушали и уважали, наука была востребована». «Вопросы экономики», № 5, 2010 Р. Гринберг Что можно сказать в ответ? Во­первых, преимущества свободы творчества все­таки несопоставимы с мнимыми выгодами «гумани тарной шарашки», где частенько приходилось говорить и писать на языке унизительных иносказаний и трусливой эзоповщины или «брать под козырек». Путь назад в тоталитаризм заказан. Во­вторых, к нам все­ аки прислушиваются. Результаты наших исследований, как т показывает опыт, все равно доходят и до общественности, и до лиц, принимающих политические решения. Так что не так уж редко «нам суждено узнать, как наше слово отзовется. И, наконец, в­третьих, »

очень точно высказался о подобной ситуации Б. Брехт: «Если вы боре тесь, вы можете проиграть, если вы не боретесь, вы уже проиграли».

Новые ориентиры Мы живем в условиях «ускользающего мира» (Э. Гидденс), в состоя ии перманентной переоценки ценностей, и социальный иссле н дователь должен вовремя и точно отвечать на новые вызовы, видеть и указывать в это действительно тревожное время на складывающиеся или только зарождающиеся альтернативы развития страны и мира. Что скрывают тревоги и ожидания современного мира? Есть пред чувствие, что современная эпоха заканчивается и мир капитализма находится в преддверии новой эпохи, контуры которой трудно угадать. Иными словами, подойдя к естественным пределам своего роста на основе прежней модели, капитализм, как при переходе к кейнсиан ской эпохе, а затем к неоконсервативным моделям, которые кое­кто поспешил объявить «концом истории», вновь ищет и пока не находит приемлемые пути «смены вех».

Сегодня, когда идет напряженный поиск ответов на новые вызовы, Россия может и должна предложить свои, но в то же время приемлемые для остального мира версии новой экономики и нового международного экономического порядка. Именно Институт экономики РАН призван сказать здесь свое веское слово, ибо его всегда отличал напряженный поиск необходимой обществу философии экономического развития. Наличие такой философии позволяло формировать новые теорети ческие парадигмы, определяющие системы стратегических ориентиров и приоритетов развития экономической науки. Вот и сегодня перед нами стоит ответственная задача возглавить работу по преодолению раздробленности, дезориентации и дезорганизации экономического знания и экономической науки. По этим направлениям мы активно сотрудничаем с международным научным сообществом. В частности, в недавних совместных дискуссиях крупнейшие представители теоретической экономики и современной ф утурологии К. Эрроу и Э. Тоффлер поддержали идею совместного поиска контуров новой модели рыночной экономики и признали ее осно вой для будущего сотрудничества и взаимодействия. Мы уже подписали трехстороннее соглашение с европейскими коллегами о постоянно дейст­ вующем семинаре «Будущее рыночной экономики». Нашими партнера ми станут авторитетные исследовательские центры: Институт высших 14 «Вопросы экономики», № 5, Юбилей зрелости: дела и планы исследований в Вене и Институт экономики Словацкой академии наук в Братиславе, а также экономические вузы: Московская школа эконо мики (МГУ), Венский экономический университет и экономический факультет Братиславской высшей школы права.

Новая эпоха требует новой социальной политики, и в наших планах она занимает важное место. Здесь также предусмотрено тесное международное сотрудничество. Один из самых авторитетных и из вестных в ЕС научных центров Фонд Эберта (ФРГ) и ИЭ РАН про вели несколько совместных научных семинаров и согласовали общую научно­исследовательскую программу под названием «Социальная политика для посткризисного мира».

Ключевые приоритеты ИЭ РАН — теоретические (фундаменталь ные) исследования, социальная проблематика в ее расширенном по нимании и долгосрочные концепции и программы социально­экономи ческого развития страны с обязательным учетом ее позиционирования в глобальной экономике. Для этих исследований есть соответствующий интеллектуальный ресурс: высокие профессионалы разного возраста, мощный эффект преемственности поколений и исследовательской куль туры, постоянное воспроизводство и творческий поиск плодотворных научных идей. Особо подчеркнем, что залог нашего успеха в значитель ной мере определяется мощным мультипликативным эффектом объеди нения исследовательских потенциалов ИЭ РАН и ИМЭСС—ИМЭПИ, привлечением к исследованиям в области национальной экономики блестящих профессионалов и знатоков международной проблематики. В Институте в рамках его институционального направления раз аботана новая трехлетняя научно­исследовательская программа р «Гражданское общество и экономическое развитие». Наша научная и гражданская позиция заключается в том, что для успешной модер низации, формирования экономики, основанной на знаниях, создания благоприятной инновационной среды необходимо превратить человека из подданного государства в свободного гражданина общества. Эта тема носит междисциплинарный характер, и мы намерены пригласить к сотрудничеству философов, историков, социологов, психологов, юристов, лучшие силы гуманитарной науки как академических инс титутов, так и вузов. Наконец, ключевым научным приоритетом для Института остают ­ ся исследования многообразной проблематики постсоветского прост­ ранства. Сегодня здесь наметились позитивные тенденции в интегра ционных процессах, и Институт должен активно участвовать в форми ровании дипломатической, внешнеэкономической, военно­политической стратегии страны, проведении соответствующих экспертных и анали­ тических исследований, а также в законотворческой деятельности, совершенствовании мониторинга экономической и политической ситуа­ ции в странах СНГ. Институт экономики РАН по­прежнему имеет мощный творческий потенциал и уверенно смотрит в будущее, оставаясь одним из ведущих экономических научно­исследовательских центров страны. В 80 лет юбиляр молод, энергичен и амбициозен. Пожелайте ему удачи.

«Вопросы экономики», № 5, 2010

 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.