авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


УДК 911:314

h.h. aелобородо"*

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В

РОССИИ

Статья посвящена проблеме становления семейно-

демографической политики в Российской Федерации, фор-

мируемой в условиях глубокого демографического кризиса.

Характеристика негативной демографической динамики

подробно иллюстрируется с помощью диаграммы, содер жащей данные о специфике естественного, миграционного и результирующего их общего прироста населения за 16 летний период (1992-2007 гг.). Преследуя цель тщательного изучения нормативно-правовых условий антидепопуляци онной политики в области населения, автор анализирует со держание государственных концептуальных документов, наделенных официальным правовым статусом и содержа щих идейную основу и конституирующие принципы, пред лагаемые в качестве отправной точки в процессе формиро вания политики, направленной на преодоление демографи ческого кризиса, и одновременно определяющих правовое и идеологическое поле, в границах которого формируются направления указанной политики, программные документы, а также планы соответствующих мероприятий. На основе используемого в статье комплекса критериев для оценки концептуально-правовой базы дается научно обоснованный вывод о том, что концептуальный потенциал, регламенти рующий деятельность институтов государственной власти в данной сфере, в настоящий момент не обладает необходи мыми условиями для реализации демографически успешной семейно-демографической политики.

Ключевые слова: демография, семейная политика, демографическая полити ка, демографический кризис, рождаемость, миграция * © Белобородов И.И., Белобородов Игорь Иванович (demographia@demographia.ru), кафедра социальной инженерии Российского государственного социального университета, Россия, г. Москва, ул. Стромынка, 18.

Концептуальный потенциал демографической политики в России Глубокий кризис института семьи на фоне тяжелого социально экономического положения обусловил развитие негативных демографических тенденций. Для сложившейся в России демографической ситуации характерен ряд негативных тенденций: падение рождаемости ниже уровня, обеспечиваю щего возобновление поколений;

сокращение легитимной брачности и распро странение внебрачных союзов;

высокий уровень разводов;

рост внебрачной рождаемости;

ухудшение репродуктивного здоровья;

старение населения;

от носительно высокая на фоне развитых стран смертность и низкая продолжи тельность жизни;

сокращение численности населения.

Демографический кризис, с которым столкнулось российское общество, яв ляется исторически беспрецедентным для страны и представляет собой одну из самых трудноразрешимых проблем, угрожающую существованию социума и государства. Дисфункции семьи в реализации ее репродуктивного потенциа ла, разрушение фундаментальных семейных ценностей привели к драматиче ским последствиям. Начиная с 1992 г. смертность в России устойчиво превы шает рождаемость. Численность населения ежегодно сокращается на 600- тыс. человек. На протяжении 1992–2007 гг. естественная убыль населения (разница между числом родившихся и числом умерших) составила 12268, тыс. человек. Иными словами, за последние 16 лет Россия безвозвратно поте ряла около 8,25% своего населения. Даже с учетом компенсирующей роли внешней миграции, далеко не однозначной по своим социальным, культурным и геополитическим последствиям, масштаб абсолютной убыли населения был чрезвычайно высоким и составил за указанный период 6560,2 тыс. человек или 4,4 % (см. рисунок).

Рис. Изменение численности населения России в 1992 – 2007 гг.

Вестник СамГУ. 2008. № 4 (63) Трансформация режима демографического воспроизводства, ее наблюдае мые и прогнозируемые последствия заставляют общество и власть реагировать на возникшие демографические вызовы. Однако, несмотря на остроту депопу ляции и желание политического руководства способствовать ее преодолению, в отечественной социологической и демографической литературе, а главное, в государственных программных документах в настоящий момент отсутствует комплексная научно обоснованная система мер по выходу из демографическо го кризиса.

Как и любая политика, представляющая собой деятельность, связанную с государственным управлением, исходная часть демографической политики должна быть представлена соответствующей концепцией – системой взглядов и основополагающих идей, определяющей правовое и идеологическое поле, в границах которого формируются направления демографической политики, программные документы и планы соответствующих мероприятий, направлен ных на реализацию научно обоснованных целей демографической политики.

Для формирования полноценной демографической стратегии и разработки соответствующего комплекса практических мер чрезвычайно важно провести предварительную социолого-демографическую экспертизу состояния концеп туального потенциала в области государственной демографической политики.

С этой целью автором был проведен анализ государственных концептуальных документов, наделенных официальным правовым статусом и содержащих идейную основу и конституирующие принципы, предлагаемые в качестве от правной точки в процессе формирования политики, направленной на преодо ление демографического кризиса, и одновременно определяющих правовое и идеологическое поле, в границах которого формируются направления указан ной политики, программные документы, а также планы соответствующих ме роприятий.

К текстам, содержащим те или иные концептуальные подходы, можно от нести целый ряд тщательно проработанных в проблемно-содержательном от ношении и вызвавших высокий общественный интерес документов и иных текстов.1 Однако, учитывая ограниченные рамки статьи, определяющую роль государственных институтов в реализации демографической политики, наибо лее целесообразным, с нашей точки зрения, будет проведение указанного ана лиза в первую очередь для государственных правовых документов, утвер жденных Президентом и Правительством Российской Федерации: Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года и Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года. В отличие от других исследованных нами текстов, указанные доку менты имеют непосредственное влияние на реализацию демографической по литики в настоящий момент и являются основой для принятия управленческих и иных решений в данной сфере на перспективу.

Концептуальный потенциал демографической политики в России Анализируя концептуальный потенциал существующих административно правовых решений и оценивая их соответствие генеральной цели антидепопу ляционной демографической политики, – обеспечение демографического (ес тественного) воспроизводства – мы учитывали следующие обстоятельства:

1) уровень утверждения документа;

2) горизонт планирования;

3) этапность реализации целей и задач;

4) основная (стратегическая) цель и задачи, их соответствие необходимо сти преодоления депопуляции;

5) качество предварительного анализа демографической ситуации, нали чие определения причин и вероятных последствий депопуляции;

6) определение приоритетов;

7) основополагающие принципы концепции;

8) ожидаемые результаты.

Двигаясь в хронологическом порядке, начнем с Концепции демографиче ского развития Российской Федерации на период до 2015 года (далее Концеп ция-2015), которая была одобрена распоряжением Правительства РФ от сентября 2001 г.

Основанием для разработки Концепции-2015 назван Указ Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24 «О Концепции национальной безопасности Россий ской Федерации», что свидетельствует о взгляде на демографическое развитие как на фактор национальной безопасности.

Период действия Концепции 2015 – 13 лет, что, на наш взгляд, является крайне недостаточным, так как, во-первых, не учитывает инерции демографи ческих тенденций, составляющих более продолжительные временные интер валы, а во-вторых, не дотягивает даже до длины хотя бы одного демографиче ского поколения (25-30 лет), выступающего минимальной временной едини цей, в рамках которой при условии активной и системной реализации всех не обходимых мер целесообразно ожидать первых результатов в смене типов де мографического воспроизводства.

В документе ничего не сказано об этапах реализации содержащихся в нем целей и задач, что создает впечатление об отсутствии последовательности дей ствий и соответствующих стадий реализации концептуальных положений.

Целями демографического развития РФ, согласно документу, являются ста билизация численности населения и формирование предпосылок к последую щему демографическому росту.

Задачи демографического развития распределены по трем ключевым на правлениям: в области укрепления здоровья и увеличения ожидаемой продол жительности жизни;

в области стимулирования рождаемости и укрепления се мьи;

в области миграции и расселения.

В Концепции-2015 дается подробное описание демографической ситуации, сложившейся на момент разработки документа, и рассмотрены некоторые по Вестник СамГУ. 2008. № 4 (63) следствия кризисных демографических тенденций. Представлены данные о сокращении численности населения, темпах естественной убыли, региональ ной дифференциации демографической динамики, параметрах рождаемости, трансформации брачного и репродуктивного поведения, структуре причин смертности, показателях ожидаемой продолжительности жизни, изменениях половозрастной структуры, здоровье населения, особенностях миграционных процессов.

Одной из причин депопуляции называется низкая рождаемость. После нее по тексту следует высокая смертность. Кроме того, негативные явления в де мографической и социальной сфере, по мнению разработчиков Концепции 2015, во многом связаны с ухудшением миграционной ситуации в стране.

Прогнозная часть документа, апеллируя к данным Государственного коми тета РФ по статистике, ограничивается 2016 г.

Среди последствий депопуляции названы лишь рост нагрузки на учрежде ния социальной защиты населения и здравоохранения. Отдельный акцент сде лан на угрозе полного исчезновения коренных малочисленных народов, что является исключительной особенностью Концепции-2015, так как из всех пе речисленных выше текстов внимание к этой проблеме присутствует только в данном документе. По данным его авторов, из 30 малочисленных народов Се вера с 1995 г. сократилась численность до 21.

Несмотря на указание причин депопуляции, в документе не определена приоритетность между тремя присутствующими в нем направлениями демо графической политики: укрепление здоровья и увеличение продолжительности жизни;

стимулирование рождаемости и укрепление семьи;

миграция и рассе ление. Отсутствие такой определенности дает частичное объяснение деклара тивности Концепции-2015 и ее последующей замены, спустя лишь половину срока, на который она была рассчитана, новой концепцией, анализируемой ниже. Использованное в документе слово «приоритеты» по смыслу больше от вечает понятию «задачи», которые запланированы в рамках направлений предлагаемой демографической политики.

В структуре Концепции-2015 не предусмотрено описание основополагаю щих принципов, однако по аналогии с Концепцией демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, где они подробно расписаны, к числу таких принципов можно отнести упоминаемые в разделе «Механизм реализации Концепции»: «объединение усилий государства и общества, на правленных на выработку единых подходов к сохранению и укреплению де мографического потенциала» и «координацию действий органов власти на фе деральном, региональном и муниципальном уровнях, направленных на улуч шение демографической ситуации».

Важной положительной чертой документа является наличие в нем особого раздела, посвященного информационному обеспечению реализации концепту Концептуальный потенциал демографической политики в России альных положений, где особая роль отводится средствам массовой информа ции.

Концепция-2015 не содержит в себе ожидаемых результатов, указывая, та ким образом, на серьезное упущение разработчиков, так как применение по добных концепций в социально-управленческой практике однозначно подра зумевает конкретные ориентиры в виде не столько общих, пускай и благозвуч ных, формулировок, сколько количественно выраженных целей и задач, фор мируемых с учетом требуемых качественных параметров.

Схожая оценка Концепции-2015 дается и в других источниках. Например, в специальном докладе профессора Л. Л. Рыбаковского под названием «Страте гия демографического развития России на ближайшие 20 лет» по поводу ана лизируемой выше концепции сказано следующее: «Одобренная Правительст вом Концепция демографического развития не стала действенным рычагом воздействия на демографические и миграционные процессы… Одним из не достатков Концепции оказалось то, что не учитывалась специфика демографи ческого развития России в первой четверти XXI века (влияние созданной в 80 90-е гг. демографической волны.) ». Далее в докладе звучит подтверждение используемого нами тезиса о декларативности документа и недостатках при определении целей и задач. По мнению авторитетного демографа, декларатив ный характер Концепции-2015 исключает какой-либо контроль за ее реализа цией, вследствие, «во-первых, отсутствия, тех пороговых значений демогра фических параметров, которые должны быть достигнуты к определенному сроку, и, во-вторых, потому, что во властных структурах отсутствовал и до сих пор отсутствует орган, контролирующий демографическое развитие страны в направлении поставленной цели». Как недостаток в докладе оценивается и то обстоятельство, что документу «не был придан общегосударственный харак тер с тем, чтобы политика, проводимая в иных, а тем более в непосредственно влияющих на динамику населения сферах, не противоречила стратегической цели демографического развития». Такое противоречие в отношении цели, сформулированной в Концепции-2015, по мнению автора доклада, имеется в одобренной тем же Правительством в марте 2003 г. Концепции регулирования миграционных процессов2.

В отличие от Концепции-2015 уровень сменившей ее Концепции демогра фической политики Российской Федерации на период до 2025 года (далее Концепция-2025) заметно вырос. Если Концепция-2015, как уже отмечалось, была одобрена распоряжением Правительства РФ, то Концепция-2025 утвер ждена специальным Указом Президента РФ № 1351 от 9 октября 2007 г.

Период действия Концепции-2025 увеличен на 4 года и составляет 17 лет, что опять-таки, исходя из сказанного выше, представляется чрезвычайно ко ротким временным интервалом для реализации столь масштабных целей и за дач. Данное обстоятельство вызывает еще более сильное недоумение, если учесть что за полгода до его принятия на заседании Совета при Президенте РФ Вестник СамГУ. 2008. № 4 (63) по реализации приоритетных национальных проектов и демографической по литике 7 марта 2007 г. сам глава государства недвусмысленно подчеркнул:

«Эксперты, как вы знаете, считают, что в вопросах демографии надо планиро вать не на год, не на два, а на три поколения вперед, надо мыслить стратегиче ски. Только так можно не просто переломить сегодняшние негативные тен денции, но и достичь стабилизации, а затем и постепенного роста численности населения России. Именно для этого было поручено подготовить системную и хорошо просчитанную концепцию демографической политики»3.

Вместе с тем, несмотря на краткосрочность, новая концепция предполагает трехэтапную схему реализации демографической политики. Не имея возмож ности для подробного рассмотрения в настоящей работе данной схемы, огра ничимся краткой характеристикой:

I этап (2007-2010 гг.) – реализация мер, направленных на преодоление сло жившихся негативных тенденций демографического развития, и создание ус ловий, позволяющих уменьшить остроту демографического кризиса, а также сформировать необходимую правовую, организационную и финансовую базу;

II этап (2011-2015 гг.) – осуществление мероприятий по стабилизации де мографической ситуации;

III этап (2016-2025 гг.) – на основе оценки эффективности реализуемых проектов и программ предусмотрено проведение мероприятий по упреждаю щему реагированию на возможное ухудшение демографической ситуации, обусловленное инерцией демографических тенденций, возникших в депопуля ционный период (начиная с 1992 г.).

Одним из недостатков Концепции является слишком широкая сфера при менения документа. Согласно Указу Президента РФ № 1351 от 9 октября 2007 г., руководствоваться положениями Концепции-2025 необходимо «при решении задач в области народонаселения». Необходимо отметить, что в та ком виде предметное поле документа представляется излишне широким и раз мытым. Более выигрышным в данном аспекте было бы использование для оп ределения сферы применения предписания из Распоряжения Правительства РФ № 1270-р от 24 сентября 2001 г., одобряющего Концепцию-2015: «Феде ральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации при планировании и осуществлении меро приятий в области управления демографическими процессами руководство ваться положениями Концепции…».

Несмотря на отсутствие прямого упоминания в тексте, основанием приня тия разработки Концепции-2025 стали, как и в первом случае, соображения национальной безопасности, о чем свидетельствуют ссылки разработчиков на поручение, принятое по итогам совещания Совета Безопасности 20 июня года, посвященного мерам по реализации Послания Президента Федеральному Собранию и рассмотревшего вопросы улучшения демографической ситуации4.

Концептуальный потенциал демографической политики в России В Концепции-2025 очень удачно, на наш взгляд, прописаны цели и задачи предполагаемой демографической политики, которые, имея конкретные целе вые показатели, одновременно выступают и в качестве ожидаемых результа тов. Указанные цели в документе определены следующим образом: «Стабили зация численности населения к 2015 году на уровне 142-143 млн. человек и создание условий для ее роста к 2025 году до 145 млн. человек, а также по вышение качества жизни и увеличение ожидаемой продолжительности жизни к 2015 году до 70 лет, к 2025 году – до 75 лет». Многие из задач Концепции 2025 также имеют количественно определенную ориентацию: сокращение уровня смертности не менее чем в 1,6 раза;

сокращение уровня материнской и младенческой смертности не менее чем в 2 раза;

увеличение суммарного по казателя рождаемости в 1,5 раза за счет рождения в семьях второго ребенка и последующих детей.

Наряду с общими результатами, документ содержит промежуточные ожи даемые результаты по итогам реализации предусмотренных этапов. Весомым преимуществом в данном контексте выступает тот факт, что ожидаемые чи словые значения определены не только для численности населения, но и для формирующих ее компонентов: показателей ожидаемой продолжительности жизни, суммарного коэффициента рождаемости и миграционного прироста.

Как и в предыдущем документе, в Концепции-2025 особое место уделяется информационному обеспечению реализации обозначенных целей. В этом на правлении, помимо использования государственной статистики и данных со циологических исследований, говорится о необходимости расширить социаль ную рекламу в СМИ, выпуск тематических теле- и радиопрограмм, газет и журналов, разработку учебных программ с целью обеспечения поддержки проведения демографической политики.

Немаловажным фактором, способствующим преодолению негативных де мографических тенденций, является наличие в числе основных задач Концеп ции-2025, наряду с укреплением института семьи, тезиса о «возрождении и сохранении духовно-нравственных традиций семейных отношений», значе ние которого раскрывается следующим образом: развитие системы консульта тивной и психологической поддержки семьи;

пропаганда ценностей семьи, имеющей нескольких детей, а также различных форм семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей;

реализация комплекса мер по дальнейшему снижению числа преждевременного прерывания беременно сти (абортов) и т.д.

В дескриптивной части документа, посвященной современной демографи ческой ситуации в РФ и тенденциям ее развития, рассматриваются депопуля ционная динамика численности населения, показатели ожидаемой продолжи тельности жизни, структура причин смертности, показатели младенческой смертности (даны в сравнительном аспекте – применительно к зарубежным Вестник СамГУ. 2008. № 4 (63) странам), уровень рождаемости, особенности половозрастной структуры, ре гиональная дифференциация демографического развития.

В основу демографической политики РФ в рамках Концепции-2025 поло жены следующие принципы:

- комплексность решения демографических задач;

- своевременное реагирование на демографические тенденции в текущий период;

- учет региональных особенностей демографического развития и дифференцированный подход к разработке и реализации региональ ных демографических программ;

- взаимодействие органов государственной власти с институтами граж данского общества;

- координация действий законодательных и исполнительных органов го сударственной власти на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

Прогнозная часть документа представлена данными пессимистического ва рианта прогноза численности населения до 2025 г.

Возвращаясь к критической части нашего анализа, заметим, что при разра ботке документа была проигнорирована необходимость определения причин демографического кризиса, что ощутимо снижает его научную ценность и ос ложняет выбор приоритетов демографической политики. Прямым подтвер ждением тому служит отсутствие в Концепции-2025 какого-либо упоминания о приоритетности (в зависимости от вклада конкретного фактора (процесса) в общий процесс депопуляции и эффекта конкретного направления или отдель ной меры, оказываемого на изменение демографических параметров) тех или иных задач и направлений предлагаемой демографической политики.

В качестве вероятных последствий демографического кризиса, помимо, собственно, демографических потерь, отмечены следующие: ухудшение пока зателей социально-экономического развития, прежде всего снижение темпов роста валового внутреннего продукта, недостаточная обеспеченность трудо выми ресурсами, а также необходимость структурных и качественных измене ний в системе оказания медицинской и социальной помощи с учетом увеличе ния граждан старшего возраста.

По итогам тщательного изучения фрагментов текста, посвященных пер спективным угрозам депопуляции, мы вынуждены констатировать, что в обе их концепциях последствия наблюдаемого демографического кризиса рас сматриваются поверхностно. В Концепции-2015 лишь частично затронуты со циальные последствия и угроза исчезновения малочисленных народов Севера, а в Концепции-2025 заметен ощутимый акцент на экономических последстви ях и частичное упоминание о социальных. Основываясь на соображениях на циональной безопасности, оба документа, к нашему удивлению, ни слова не сообщают о геополитических угрозах процесса депопуляции. При этом, исхо Концептуальный потенциал демографической политики в России дя из утверждения Л.Л. Рыбаковского, в первоначальной версии Концепции 2015 данный фактор был учтен, однако впоследствии «из документа было ис ключено геополитическое обоснование стратегии демографического развития России»5. Кроме того, полностью проигнорированы медицинские, генетиче ские, морально-этические, ряд социальных, гуманитарных и экономических аспектов демографического кризиса.

Еще одним поводом для конструктивной критики служит наличие в анали зируемых документах положения, не имеющего отношения к их предметной области, а, следовательно, отвлекающего ресурсы и уводящего от достижения целей демографической политики. Так, наличие в разделах, описывающих за дачи в области укрепления здоровья населения, такого пункта, как «Обеспече ние доступности среды жизнедеятельности для лиц с ограниченными возмож ностями, требует дальнейшего развития реабилитационной индустрии, на правленной на создание возможностей для максимального использования по тенциала инвалидов» (Концепция-2015)6, представляя высокую важность с точки зрения социальной политики, явно не вписывается в круг задач демо графической политики.

Следующее замечание, относящееся к обеим концепциям, касается вопроса выбора между семейной (родительской) и трудовой деятельностью, относи тельно которой в исследуемых текстах доминирует односторонний подход, учитывающий преимущественно интересы работающих женщин и, как следст вие, игнорирующий права целой социальной группы – домохозяек, а главное интересы самих детей, что противоречит задаче «всестороннего укрепления института семьи как формы гармоничной жизнедеятельности личности», обо значенной в Концепции-2015, и «укреплению института семьи, возрождению и сохранению духовно-нравственных традиций семейных отношений» как ос новной задачи демографической политики Концепции-2025.

По всей видимости, в исследуемых текстах отражен свойственный совре менному российскому обществу стереотип, который В. Н. Архангельский в одном из своих интервью охарактеризовал следующим образом: «Родитель ский труд по воспитанию детей должен быть признан общественно-полезным трудом со всеми вытекающими отсюда последствиями: зарплата, пенсия, об щественный статус и так далее. Сейчас же у нас получается, что для женщины работа главное, а для выполнения основной ее функции – материнской – мы ее отправляем в отпуск, где она с этим ребенком «сидит7»”.

Кроме того, такой подход не учитывает региональные особенности демо графического развития и национально-культурные традиции субъектов РФ, грубо нарушая, таким образом, один из принципов («учет региональных осо бенностей демографического развития и дифференцированный подход к раз работке и реализации демографических программ»), положенных Концепцией 2025 в основу демографической политики РФ.

Вестник СамГУ. 2008. № 4 (63) Данное замечание справедливо как в правозащитном, так и в демографиче ском аспекте: по свидетельству специалистов, исторически процесс снижения рождаемости тесно связан с распространением занятости женщин8. Этот науч ный факт отнюдь не означает, что меры, направленные на повышение рождае мости, должны подразумевать целенаправленное сокращение женской занято сти вопреки желанию самих женщин, но в то же время он дает основания для пересмотра явно дискриминирующих концептуальных положений в сторону учета интересов семей различных типов (согласно содержанию принципов 9, 11 Резолюции 1 Программы действий Международной конференции по наро донаселению и развитию (Каир, 5-13 сентября 1994 г.))9, в том числе тех се мей, где сознательный выбор матери или отца связан с интересами семьи и уходом за ребенком/детьми. С точки зрения эффективности семейно демографической политики, направленной на преодоление депопуляции, госу дарство должно стремиться к созданию условий для равных возможностей в выборе между трудовой и семейной деятельностью (включая варианты выбора в пользу семьи, в пользу трудовой деятельности, в пользу сочетания того и другого, а также иные возможные варианты) при наличии существенных пре ференций в пользу «семейной карьеры». К сказанному добавим, что, вопреки распространенному мнению о неприемлемости для женщин «домашнего за творничества», опросы показали, что 10-15% женщин фертильного возраста в Уральском федеральном округе желают ограничиться лишь материнской функцией10.

Резюмируя, позволим себе утверждение о том, что концептуальный потен циал, заложенный в деятельности институтов государственной власти, в на стоящий момент не обладает необходимыми условиями для реализации демо графически успешной семейно-демографической политики. Недостатками рассмотренных выше концепций, препятствующих достижению цели преодо ления депопуляции, а также основных целей и задач, установленных самими концепциями, являются следующие: очень короткий период действия;

отсут ствие анализа причин возникновения депопуляции;

недооценка последствий депопуляции;

отсутствие иерархически выстроенных приоритетов при реали зации демографической политики;

выход за пределы предметной области. От сутствие количественно выраженных ожидаемых результатов в Концепции 2015 не компенсируется их наличием в более поздней концепции, так как они выставлены неадекватно поставленной цели и задачам. К концу действия Кон цепции-2025 предполагается повысить суммарный коэффициент рождаемости в 1,5 раза по сравнению с 2006 г., т.е. до 2-2,1 ребенка на одну женщину ре продуктивного возраста. Однако такие показатели в указанный период не смо гут обеспечить даже простого воспроизводства населения (нулевого прироста), так как к 2025 г. численность женщин наиболее репродуктивного возраста (20 29 лет) снизится по сравнению с 2006 г. в 1,8 раза, что потребует только для компенсации умерших рожденными повышение суммарного коэффициента Концептуальный потенциал демографической политики в России рождаемости до значения 3,15, то есть в 1,5 раза выше, чем запланировано Концепцией-2025.

Резервы преодоления депопуляции за счет снижения смертности также не дают повода для оптимизма. Анализируя содержание Концепции-2025, В. Ели заров придерживается мнения, что задача «снизить уровень смертности к г. по сравнению с 2006 г. в 1,6 раза» изначально недостижима. Число умерших за год в 2006 г. составило 2166 тыс. и, по мнению названного исследователя, сможет уменьшиться к 2025 г. до 1354 тыс., только если «территорию и насе ление уполовинить». Число умерших на 1000 человек в 2006 г. составило 15,2, а значит, исходя из целей концепции, к 2025 г. должно сократиться до 9,5. Это сегодняшний уровень западноевропейских стран с продолжительностью жиз ни в 78-80 лет. Даже если нам удастся достичь к 2025 г. намеченного Концеп цией-2025 показателя продолжительности жизни в 75 лет, общий коэффициент смертности из-за старения населения будет существенно выше11. Впрочем, да же если бы задача по столь радикальному снижению смертности была выпол нимой, то при закладываемых значениях суммарного коэффициента рождае мости (2-2,1 ребенка) это не повлияло бы существенным образом на показате ли воспроизводства и, соответственно, не вывело бы российское население из состояния депопуляции.

Очевидно, что обозначенная в Концепции-2025 стабилизация численности населения и создание условий для ее роста невозможны и за счет миграции, так как планируемый в период 2016-2025 гг. миграционный прирост в преде лах 200-300 тыс. чел. И более будет не в состоянии компенсировать прогнози руемую в эти годы возрастающую естественную убыль в диапазоне 1075- тыс. чел12.

Задача по привлечению иммигрантов в целях замещения естественной убы ли населения, присутствующая в обеих концепциях, не везде сопровождается конкретизацией объемов иммиграции, что дает основания для постановки во проса о несоответствии содержания этих документов генеральной цели сего дняшней семейно-демографической политики, которая в существующих соци ально-психологических и демографических условиях должна быть направлена на преодоление депопуляции за счет обеспечения демографического (естест венного) воспроизводства. На наш взгляд, все попытки замены цели достиже ния естественного воспроизводства с помощью замещающей иммиграции или исключительно «борьбы со смертностью» уводят от истинного решения про блемы и создают предпосылки для дестабилизации социально-политической обстановки в будущем. Справедливость данного утверждения подтверждает отсутствие в анализируемых документах какого-либо выделения в рамках им миграции такого важного компонента, как репатриация (возвращение соотече ственников). В Концепции-2015 отсутствует даже слово «соотечественники», в то время как, по оценкам специалистов, с распадом СССР за рубежом осталось около 25-30 млн. россиян13.

Вестник СамГУ. 2008. № 4 (63) На первый взгляд, Концепция-2025, подготовленная спустя шесть лет после первой концепции, восполнила прежний пробел и в рамках решения задачи «по привлечению мигрантов в соответствии с потребностями демографическо го и социально-экономического развития» содержит столь важный пункт, как «содействие добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, на постоянное место жительства в Российскую Федерацию». Од нако при дальнейшем изучении документа выясняется, что при определении ожидаемых результатов в виде 200-300-тысячного ежегодного миграционного прироста нигде не сообщается, за счет каких конкретно мигрантов планирует ся его достижение. Вслед за рядом компетентных авторов14 полагаем, что пре обладание в указанном миграционном массиве инокультурного компонента на фоне существующей в стране межнациональной напряженности чревато серь езными национально-культурными, социально-политическими и геополитиче скими потрясениями.

В заключение считаем необходимым особо акцентировать внимание на том, что значение внешней миграции в формировании семейно-демографической политики представляет собой фактор экзогенного характера, использование которого с целью воздействия на численность населения возможно лишь в ка честве вспомогательного и временного социального инструмента с обязатель ным учетом качественных параметров и всех возможных (как положительных, так и отрицательных) последствий такого воздействия. Миграция не подразу мевает стратегического решения проблемы депопуляции, так как не направле на на устранение первопричин возникновения депопуляции – кризиса инсти тута семьи и сверхнизкой рождаемости, не обеспечивающей даже простого воспроизводства населения. Как верно заметил в своем предпоследнем Посла нии Федеральному Собранию РФ В.В. Путин: «Никакая миграция не решит наших демографических проблем, если мы не создадим надлежащие условия и стимулы для роста рождаемости здесь, у нас, в нашей собственной стране. Не примем эффективных программ поддержки материнства, детства, поддержки семьи»15.

Примечания Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 г. http://www.demoscope.ru/weekly/knigi/koncepciya/koncepciya.html;

Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г. http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=5&idArt=947;

На циональная программа демографического развития России. Проект. М., 2007;

Сулакшин, С. С. Государственная политика вывода России из демографиче ского кризиса / В. И. Якунин, С. С. Сулакшин, В. Э. Багдасарян и др. М., Эко номика, Научный эксперт, 2007. 896 с.;

Антонов, А. И. Динамика населения России в ХХI веке и приоритеты демографической политики / А. И. Антонов, Концептуальный потенциал демографической политики в России В. А. Борисов. М.: Ключ-С. 2006. 192 с.;

Решение пленарного заседания Обще ственной палаты Российской Федерации по вопросу «О демографической си туации в Российской Федерации». Проект. Москва. 22 декабря 2006 г;

Обра щение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви. Москва. 3-8 ок тября 2004 г.;

Резолюция церковно-общественного форума «Духовно нравственные основы демографического развития России». Москва. 18-19 ок тября 2004 г. и т. д.

Рыбаковский, Л. Л. Стратегия демографического развития России на бли жайшие 20 лет./ Л. Л. Рыбаковский // Доклад на заседании Ученого Совета ИСПИ РАН. Москва. 25 января 2006 г.

Официальный сайт Президента Российской Федерации – http://kremlin.ru/ Елизаров, В. В. Сравнительный анализ демографических концепций и 2007 годов./ В.В. Елизаров // Демоскоп Weekly. http://demoscope.ru/ weekly/2007/0309/polit02.php В Концепции-2007 данный пункт содержится в следующем виде: «Обес печение безбарьерной среды обитания для лиц с ограниченными возможно стями, развитие реабилитационной индустрии, направленной на обеспечение максимальной социализации инвалидов»

Online-конференция В. Н. Архангельского в пресс-центре «Комсомоль ской правды». – 25.01.2007.

Карлсон, А. Общество – Семья – Личность: Социальный кризис Америки.

Альтернативный социологический подход / А. Карлсон. М.: 2003. – С. 117;

Макдональд, П. Низкая рождаемость и государство: эффективность полити ки. / П. Макдональд // Материалы международного семинара «Низкая рождае мость в Российской Федерации: вызовы и стратегические подходы». М., 2006. – С. 36;

Архангельский, В.Н. Факторы рождаемости / В. Н. Архангель ский. М.: ТЕИС, 2006. – С. 91, Доклад Международной конференции по народонаселению и развитию.

Каир, 5-13 сентября 1994 г. – С. 12, Илышев, А.М. Стратегия включения репродуктивного труда в экономику России. / А. М. Илышев, И. В. Лаврентьева. М.: Издательский дом «Финансы и Кредит». 2005. – С. Елизаров, В. В. КОНЦЕПЦИЯ уволена, да здравствует КОНЦЕПЦИЯ! / В.В. Елизаров // Демоскоп Weekly. http://demoscope.ru/weekly/2007/0309/ polit01.php Рассчитано по: Кузнецов, В.Н. Стратегия демографического развития России / Под ред. В.Н. Кузнецова и Л. Л. Рыбаковского. М.: ЦСП. 2005. – С. Если не допустить, что в выражении «200-300 тыс. чел. и более» под сло вом «более» предполагается привлечение 1 млн. и более мигрантов ежегодно.

Однако при таком маловероятном и чрезвычайно опасном с социальной и гео политической точки зрения сценарии речь могла бы идти не о демографиче ском воспроизводстве, а исключительно о замещающей иммиграции.

Вестник СамГУ. 2008. № 4 (63) Метелев, С.Е. Международная трудовая миграция и нелегальная мигра ция в России: монография / С. Е. Метелев. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2006. – С. 152;

Метелев, С.Е. Международная трудовая миграция и нелегальная мигра ция в России: монография / С.Е. Метелев. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2006. – С. 128-129;

Дмитриев, А. В. Миграция: конфликтное измерение. / А.В.

Дмитриев. М.: Альфа-М, 2006. – С. 43, 45, 46, 47.

Путин, В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации / В. В. Путин // Москва, Кремль, Мраморный зал. 10 мая 2006 г. Официальный сайт Президента Российской Федерации. http://kremlin.ru I.I. Beloborodov CONCEPTUAL POTENTIAL OF DEMOGRAPHY POLITICS IN RUSSIA The paper deals with the issues surrounding the establish ment of family-demographic politics in the Russian federation, formed under the conditions of deep demographic crisis. The characteristic of the negative demographic dynamics is described in detail by a diagram, containing data on natural, migration and overall total increase in population for the 16 year period (1992 2007). In pursuit of the goal of detailed investigation of policy and guideline regulation formation of anti-depopulation politics, the author analyzes the information contained of the government conceptual documents, which have legal status, contain ideo logical foundation and form a guideline principles are suggested as a starting point in the process of forming politics, directed to overcoming of the demographic crisis and at the same time iden tifying the legal and ideological fields, within which the guide lines of the demographic policy are formed, program documents as well as plans for correlating events. On the basis of the evaluation criteria complex for conceptual-legal base is used in the article. A scientifically-supported conclusion is given that conceptual potential, which regulated the activity of government institutions in a given area, at this moment does not have suffi cient conditions and support for realization of demographically successful family-demographic politics.

Key words: demography, family policy, population policy, population crisis, birth rate, migration.

Статья принята в печать в окончательном варианте 16.06.08 г.



 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.