авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


СОВРЕМЕННЫЕ УГРОЗЫ КУЛЬТУРЕ КНИГОИЗДАНИЯ

НАТАЛИЯ ГОНЧАР

Крупнейшая организация, попечительствующая мировой культуре и ее

пропагандирующая, ЮНЕСКО, в

своей программе 2012 года придала Еревану

статус всемирной столицы книги. Основанием для такого решения послужи-

ло, в частности, отмечаемое в нынешнем году 500-летие армянского книгопе-

чатания. Непосредственное это основание дополняется, конечно же, куда

большей давностью "матьяна" – армянской рукописной книги, ведущей свою историю с начала V века, со времени создания Месропом Маштоцем армян ского алфавита, и составляющей сегодня драгоценные фонды ереванского Матенадарана, а также фонды матенадаранов в Эчмиадзине, Венеции, Вене, Иерусалиме и др.

Сегодняшняя Армения – наследница складывавшейся веками высокой культуры книжности, книголюбия, почитания книги и служения ей. Мы най дем за последнее столетие множество примеров тому, как хранили верность сложившейся традиции и те, кем создавались книги, и те, кем они издавались.

Среди таких примеров значительное место принадлежит книгам, вводившим русского читателя в мир армянской литературы. В связи с тем, что дало повод для настоящей статьи, об одном из этих примеров стоит здесь вспомнить.

Без малого век тому назад, в разгар мировой войны, в год пережитой ар мянами величайшей трагедии – геноцида, осуществленного в Османской Тур ции, – группа армян, образовавших Московский Армянский Комитет, замыс лила очень актуальный по обстоятельствам того времени, но также и очень трудоемкий и финансоемкий проект. Сознавая всю значительность и всю от ветственность своей задачи, комитет сумел, благодаря настойчивости и куль туре общения и убеждения, привлечь к исполнению своего проекта одного из крупнейших деятелей русской литературы, а по известному слову М. Горько го, "самого культурного писателя на Руси" – Валерия Брюсова с его огромным опытом переводчика мировой поэзии, с его широчайшей историко-культурной эрудицией и высочайшим профессионализмом. В результате в 1916 году вы шла в свет знаменитая антология "Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней" в переводе русских поэтов, под редакцией, со вступительным очерком и примечаниями Валерия Брюсова. Антология эта, ее роль, ее состав, ее художественный и научный уровень освещены в десятках, если не сотнях литературоведческих работ, публиковавшихся как в Армении, так и в России.

Она неувядаема. Она не только не раз уже переиздавалась, она по сей день остается источником для новых изданий1. Она и по сей день может служить образцовой школой книгоиздания, сложившейся в союзе армянской и русской культуры.

Не появись в свое время эта антология, не появился бы в наше время, например, из данный "Художественной литературой" в 2010 г. в серии "Классика литератур СНГ" том "Ты, вечная моя Армения", ибо именно созданные для этой антологии переводы русских поэтов позволили составить этот – современный – том.

Прошло много лет. В продолжение ХХ века многие знатоки своего дела, каждый соответственно своей задаче (литературоведы, переводчики, состави тели, комментаторы, редакторы и корректоры) – обеспечили высокий куль турный уровень многих же изданий, представляющих русскоязычному чита телю армянскую литературу различных эпох, жанров, направленности.

На дворе ХХI век, мощью и многоразличием своих возможностей и про ектов далеко позади оставивший начало предыдущего века. На постсоветском пространстве образовалось СНГ – Содружество независимых государств, в которое входит и Армения. Содружественные государства придают немало важное значение диалогу культур и оказывают содействие его развитию раз личного рода инициативами, проектами. Вот как, в частности, представляет (12.09.2011) один из таких проектов до недавнего времени руководитель Рос сотрудничества Фарит Мухаметшин, доктор политических наук:

«Начиная с середины 2009 года, в издательстве "Художественная литера тура" выходит уникальная в своем роде серия "Классика литератур СНГ" – фольклор и литературные памятники.

Решение о реализации такого проекта было принято главами прави тельств государств – участников СНГ по инициативе и при поддержке Меж государственного фонда гуманитарного сотрудничества (МФГС) с целью со действия в развитии интеграционных процессов и сохранения единого куль турного пространства стран Содружества … К настоящему времени издано 18 томов, литература некоторых респуб лик уже представлена двумя-тремя томами … Такая большая многогранная работа по подготовке книг серии литера турного наследия стран Содружества ведется совместными усилиями специа листов издательства и ученых профильных академических институтов … Уходящие в глубь веков традиции письменного и устного фольклора многочисленных народов стран Содружества неразрывны с исторической памятью. Связывая поколения и эпохи, они остаются для нас неисчерпаемым источником формирования морально-этических норм.

Уже на этапе предварительной проработки возможностей совместной ра боты с институтами академий наук Содружества по созданию этой уникаль ной серии была продемонстрирована их искренняя заинтересованность в творческой работе. Этому способствует и то, что ходом работы над нацио нальными томами серии активно интересуется не только интеллектуальная элита, но и руководство республик»3.

В тексте Ф. Мухаметшина есть пассаж и о том, как "трепетно, с гордо стью, чувством большой ответственности перед обширной русскоязычной читательской аудиторией представляют свое литературное наследие и из вестные на всем постсоветском пространстве видные ученые, известные поли тические и литературные деятели независимых государств". Привлечено вни мание и к тому, что "в каждой книге имеется подробный научный коммента рий, примечания и словарь"4.

Здесь и далее всё в тексте выделено нами. – Н. Г.

Журнал МИД РФ "Международная жизнь" – http://interaffairs.ru/read.php?item= Там же.

Познакомим читателя и с ответом (от ноября 2009 г.) в то время руково дителя Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества Татьяны Бубновой5 на просьбу рассказать подробнее о серии "Классика литератур СНГ": "Мы замахиваемся на шестьдесят томов. Они будут распространяться по библиотекам бесплатно. Литературные памятники, которые входят в книги серии, сегодня никто не переиздает. Теперь книги серии выпускает "Художе ственная литература" – это очень высокие профессионалы, и они сумели сде лать проект именно таким, каким он задумывался"6.

Но прежде чем рассмотреть на одном замечательном примере, что и как задумывается и выпускается в столь многообещающей серии "Классика лите ратур СНГ" совместными усилиями "очень высоких профессионалов" изда тельства "Художественная литература" и "ученых профильных академических институтов", помимо вышесказанного Ф. Мухаметшиным и Т. Бубновой, до бавим от себя небольшую, ими не оглашенную информацию к истории этой инициированной и субсидируемой МФГС серии. Ко времени ответа Т. Бубно вой "на просьбу рассказать" уже был выпущен под маркой НП "Культура Ев разии" ряд книг этой же серии – "при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества". О шестой в этом ряду книге под названием "Давид Сасунский и его литературное наследие" (с подзаголовком "Армян ская литература с древних времен"), о полнейшем ее неприличии во всех от ношениях уже писали в обстоятельных своих статьях серьезные ереванские литературоведы М. Джанполадян ("Шок от книги" // "Литературная Арме ния", 2011, №3) и Г. Кубатьян ("О безответственных изданиях армянской ли тературы" // "Вестник Ереванского университета", серия "Арменоведение", 137.1, 2012), а директор Института литературы НАН РА А. Исаакян отозвался на нее рецензией под названием "Пиршество невежд" в "Гракан терт" (Лите ратурная газета). Кем создавалась и готовилась к изданию книга в загадочном НП "Культура Евразии", неизвестно: не было у нее ни составителя, ни редак тора, ни корректора, только выполнивший художественное оформление А.

Щукин;

не было в ней ни единого переводчика, словно произведения армян ской литературы "с древних времен" создавались на русском. Так, с попрани ем элементарных норм книгоиздания – профессиональных и этических, – на чиналась реализация инициированного МФГС проекта. Однако уже в году исполнителем этой солидной по своим задачам серии, при поддержке МФГС, стало высокоавторитетное, многоопытное издательство "Художест венная литература". В течение 2010 года уже в этом издательстве вышли – одна вдогонку другой – две книги, представляющие армянскую классику. И здесь перед нами картина совершенно иная. Здесь уже выпуск "уникальной" серии осуществляет целая издательская группа под руководством возглав ляющего издательство писателя, академика Академии российской словесно сти Г. В. Пряхина, есть два заместителя (А. А. Гришанов, Н. А. Мухаметши на), редактор Б. К. Рябухин, корректор и др. Состав группы "очень высоких С января 2010 г. пост исполнительного директора МФГС занимает А. Смбатян, с 2002-го по 2010 г. посол Армении в РФ.

http://www.sb.by/files/COUZ/09/42/rg3.pdf профессионалов" прочитывается на последней странице издания, а на обороте титульного листа указаны, если коротко, "профильные" специалисты (иногда и лица "непрофильные"), подготовившие том, – научные консультанты, соста вители, авторы вступительных статей, комментариев, редактор. Особенно впечатляет в этом отношении вторая из двух армянских книг – "Лестница небесная"7, в наборе отрывков представляющая читателю армянскую истори ческую и отчасти научную прозу V–Х веков. Составили ее директор академи ческого Института литературы доктор филологических наук А. В. Исаакян и заместитель директора кандидат филологических наук В. Г. Деврикян8;

пер вый является еще и научным консультантом, а также соавтором вступитель ной статьи, второму принадлежат Комментарии. Судя по отклонению от ал фавитного порядка в поименовании авторов, основной труд по написанию вступительной статьи взяла на себя координатор проекта "Классика литератур СНГ" Наиля Мухаметшина, пользуясь, видимо, консультацией А. Исаакяна, известного своими исаакяноведческими трудами, но не трудами, посвящен ными средневековой литературе. Примечательно, однако, что не она одна – при всей ее сомнительной в данном случае компетентности – пришла на под могу "профильным" ученым. В этой книге на первой позиции ее подготовив ших указывается еще и лицо особое – научный руководитель кандидат фи лософских наук В. В. Кривопусков (функция, думается, уникальная, при всей "уникальности" серии, по крайней мере ни в каких изданиях "Художественной литературы" ранее не практиковавшаяся).

Если вспомним, при каких возможностях и обстоятельствах век назад был создан, можно сказать, шедевр книгоиздания – "Поэзия Армении" под редакцией Валерия Брюсова, то чего же, кроме как преподнесения сегодняш нему читателю нового, современного уже, шедевра, следовало ожидать при такой и профильно-научной, и высокопрофессионально-издательской осна щенности книги, выпускаемой в рамках проекта, субсидируемого не част ными лицами, а – Межгосударственным фондом? Что ж, в отличие от анто логии под редакцией Брюсова, под научным руководством В. В. Кривопуско ва (и издательским руководством Г. В. Пряхина) по всем статьям именно со временный образец книгоиздания читателю и подарили. Определение этому опусу – "Шедевр плагиата в красивой упаковке" – уже дано, с полным на то правом, старшим научным сотрудником Матенадарана им. Маштоца М. О.

Дарбинян-Меликян. Заметим, что созданное многолетним переводческим и научным трудом этого высококлассного специалиста, оставляя ее в неведе нии, обильно расположили на разных ступеньках – от вступительной статьи до комментариев и пояснительного словаря – составители "Лестницы".

"Книга оформлена красиво, и, пожалуй, это единственное, что можно о ней сказать позитивного. Предисловие – мозаичный плагиат, составленный из фрагментов, извлеченных из предисловий авторов переводов". В подтвержде Заметим. что серия блещет подобными заголовками, тут тебе и "Златые ключи", и "Звездная гроздь", и "Смятение праведных", и "Божественные слова", и "Под парусом вечного неба", и "Голос вечности" и т. п.

В книге он представлен как "кандидат философских наук".

ние сказанному приводится ряд "извлечений" из текстов самой М. О. Дарби нян-Меликян и далее говорится: "Так же бесцеремонно обошлись г-н А. Исаа кян и г-жа Н. Мухаметшина и с другими авторами русских переводов. Можно переписывать для сравнения страницу за страницей. Это скучно, утомительно и, главное, жаль терять время на разгребание подобной мусорной кучи". Ука зывается и на "списанность" комментариев9.

Жаль терять время и нам, но во имя культуры книгоиздания, то и дело подменяемой сегодня халтурой, мы продолжим "разгребание" и приобщим читателя к основному, самому показательному, чем отличилась эта, как ква лифицирует ее М. О. Дарбинян-Меликян, "книга-монстр, уродливый гибрид, являющий собой пример безответственности, верхоглядства и абсолютного неуважения как в отношении читателя, так и тех ученых, чьими трудами по лучало новую жизнь наше национальное культурное наследие"10.

ххх Памятуя о Московском Армянском Комитете и Валерии Брюсове, позна комимся прежде всего с В. В. Кривопусковым, который – по инициативе то ли МФГС, то ли "Художественной литературы", то ли Россотрудничества, им же самим в Армении представляемого, – взял на себя роль научного руководите ля в сборнике армянской исторической прозы V–Х веков. Вот что мы узнаем из справки, сопровождающей публикацию книги "Мятежный Карабах" (изда ние второе, дополненное, 2007), о нем, о сфере его деятельности и основных трудах:

"Виктор Владимирович Кривопусков родился в Воронежской области России. Жил, учился и работал в Ростове-на-Дону. По образованию – филолог и юрист, кандидат философских наук, действительный член Российской му ниципальной академии … Трудовую деятельность начал в 1962 году поч тальоном, затем работал библиотекарем в Ростовском обкоме комсомола. В 1974 году был рекомендован на общественно-политическую работу в Москве, участвовал в советской дипломатической миссии в Йемене, служил в МВД СССР. В 1990–1991 годах был начальником штаба следственно-оперативной группы МВД СССР в Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО), занимался разрешением других межнациональных конфликтов Советского Союза … Специализация: менеджер образовательных учреждений, организующих и управляющих процессами изучения русского языка.

Профессиональная деятельность: Президент Российского Общества Дружбы и Сотрудничества с Арменией;

почетный член Союза писателей Ар мении, руководитель Российского центра науки и культуры в Ереване.

Перечень основных трудов: Кривопусков В.В. Мятежный Карабах.

Из дневника офицера МВД СССР. Издание второе, дополненное. – М.:

Голос-Пресс, 2007. 384 с.;

Стиль работы комитетов комсомола: Библиогр.

См. Интернет-издание «Лрагир», 17. IV. 2012 http://www.lragir.am/russrc/ soci ety24384.html.

Там же.

указ. лит. (за 1971– июнь 1980 гг. / Сост. Бычкова Л. К., Кривопусков В.

В.), 95 с.... 1980;

Организация информационной работы в комитетах ком сомола: (Сбор, обраб. и анализ информ. с помощью ручных перфокарт).

Учеб. пособие / В. В. Кривопусков, 84 с.... 1982;

Кривопусков Виктор Владимирович. Социальная роль финансовой политики в процессе дина мики структуры современного российского общества: Дис.... канд. фи лос. наук: 09.00.11 Ростов н/Д, 2000"11.

Таковы не нуждающиеся в комментариях данные 2007 года, и возможно, что за последующие два года (до 2010-го) появился еще какой-нибудь "основ ной труд" В. В. Кривопускова, но если и появился, то уж никак не по истории армянской литературы, в частности средневековой.

При всем уважении к удостоенной ряда наград СССР и России общест венно-политической и следственно-оперативной деятельности В. В. Криво пускова, к его правдивому рассказу о событиях в НКАО мы не можем, однако, не изумиться тому, что в книге, которая явно вне его компетенции, он оказал ся в роли научного руководителя, да еще и при директоре и заместителе ди ректора профильного академического института. Напомним, что директор, доктор филологических наук А. В. Исаакян, здесь еще и научный консультант.

Интересно, кому, кроме его соавтора Н. Мухаметшиной и его "научного руко водителя", требовалась консультация? Не себя же самого он консультировал и не заместителя своего В. Г. Деврикяна? Так зачем же люди, не владеющие предметом, руководят и авторствуют в книгах, издаваемых по проекту МФГС профессионалами "Художественной литературы"? Заметим, что и в предыду щем сборнике под названием "Ты, вечная моя Армения"12 составителем была отнюдь не "профильная", а посему и много чего напутавшая Е. Шпикалова (надо полагать из "очень высоких профессионалов" издательства, как и Б.

Рябухин), а научным редактором опять-таки А. В. Исаакян. Похоже, что при издании книг, нацеленных на выстраивание диалога культур, изначально пре дусмотрен диалог лиц, неважно, достаточно компетентных и ответственных или вовсе не компетентных и безответственных. Похоже, что выдадут эти лица в своем диалоге, тем пусть и обходится диалог культур.

Думается, что с компетентностью научного руководителя издания всё и без каких-либо комментариев ясно, так что проверим на доброкачественность "Лестницу", которую "совместными усилиями" сложили сегодняшние про фессионалы от науки и от издательского дела.

Пройдемся по этой "Лестнице" от титульного листа до комментариев и пояснительного словаря, занимающих почти четверть книги (150 страниц – чем не книга в книге?) и, наконец, оглавления.

Постараемся не терять равновесия.

Подзаголовок на титульном листе гласит: «Фольклор и литературные памятники». Между тем фольклора в этой книге попросту нет.

http://www.armenianhouse.org/krivopuskov/ krivopuskov-ru.html Ряд замечаний, касющихся исполнения этой книги, см. в предыдущем выпуске данной серии "Вестника ЕГУ" (на с. 41-42) в ранее указанной статье Г. Кубатьяна, а также открытое письмо К. Саакянц А. Исаакяну - http://www.rau.am/gazeta/?v=259&r= В аннотации, текст которой обычно дается составителем либо редакто ром сборника (а то и "совместными усилиями" их), при естественной ее лако ничности явно выделены два произведения. Об одном из них сказано:

«В книге представлено также сочинение крупнейшего армянского исто рика-писателя ХI в. Аристакеса Ластивертци. В его "Повествовании о бедст виях армянского народа" даны яркие описания современника и очевидца ви зантийского завоевания армянских княжеств и вторжения турок-сельджуков из Средней Азии в Армению».

Вот мы уже и споткнулись. Потому что на соседней странице краем глаза увидели крупно набранное заглавие вступительной статьи: "Пути истины.

Духовная и культурная жизнь Армении V–Х веков". Почему же в книгу, при указанных хронологических рамках включено сочинение, из них выпадаю щее? Что за сбой в совместной работе? Споткнемся еще раз – и довольно чув ствительно, – потому что обещанного "Повествования..." с "яркими описа ниями" в книге мы просто не обнаружим.

Заодно и о других хронологических сбоях.

На оформленном художником В. В. Гусейновым шмуцтитуле (с. 285) красуется в стиле витиеватых заголовков, принятых в серии, – "Отблески пламени отражались в горах", а ниже: "Литература IХ–ХII вв." (то же и в ог лавлении). Никакой литературы далее начала Х века в разделе не представле но. В разделе "Научная проза V–VII вв." с его уже попросту бесподобным заголовком "Вещная сущность – причина всего" (то же и в оглавлении) поче му-то двух философов – Езника (V в.) и Давида Анахта (V–VI вв.) решили разлучить, поместив между ними мыслителя, ученого (географа, картографа, астронома и пр.) VII в. Анания Ширакаци. Что же касается заголовка, как бы извлеченного (под научным руководством кандидата философских наук В. В.

Кривопускова) из рассуждений философа Езника Кохбаци, то тут просто вздрогнешь: ведь читающему даже приведенный в книге малый отрывок не надо сильно напрягаться, чтобы понять, что для философа этого, ну, никак не "вещная", а вечная (божественная, несотворенная и творящая) сущность – "причина всего". Беда с этим философом и в оглавлении, где его чуть ли не "русифицировали", придав имени внятный русскому слуху корень, - не Езник, а крупно и жирно – "ЕЗДНИК". Насколько механически, не то что без "ис кренней" (по заверениям Ф. Мухаметшина), а вообще без какой-либо "заинте ресованности в творческой работе" составлялась книга и насколько бездейст вовал ее редактор, можно судить и по тому, как вводится отрывок из сочине ния Езника. Под заголовком читаем: Книга первая. О причине зла. Ниже – цифра 1, а под ней, особняком, начальная фраза: "Пойдем дальше".

Подивившись и этой нелепице, пойдем дальше и мы, кое-чем уже успев шие с читателем поделиться. Читаем в аннотации абзац о другом – выделен ном – произведении: «Украшением тома является поэма "Книга скорбных песнопений" Григора Нарекаци (Х в.), первого великого армянского поэта, богослова, музыканта Средневековья. Это – одна из вершин национальной литературы высокого Средневековья». Посмотрим теперь, чем обернется в книге обещание "украсить" ее "одной из вершин национальной литературы высокого Средневековья" – не отрывками даже, а поэмой Григора Нарекаци.

"Высокое Средневековье" просочилось в аннотацию из вступительной статьи, по отношению к составу книги непропорционально раздутый послед ний раздел которой озаглавлен "Высокое и позднее Средневековье. Х–ХII вв."

Прежде всего заметим очередное выпадение из хронологических рамок книги, как и самой статьи, в своем названии их обозначившей (V–Х вв.). Завершает же и раздел, и статью следующее: "Начинается период Х–ХIV веков, который историки и культуроведы часто называют Армянским Возрождением".

Скажем лишь, что следовало бы "определиться" с определением одного и того же периода, а в полемику относительно уместности применения терминов, закрепленных в периодизации истории европейских литератур, культур, в периодизации истории других литератур, культур вступать не будем, а посмотрим, как представлено "украшение тома" – великая поэма Григора Нарекаци, литературный памятник мирового значения.

В книге 696 страниц, из них 28 занимает "мозаично-плагиативная" всту пительная статья, примерно 150 страниц – Комментарий, о котором скажем особо, на "украшение" же тома приходится всего 12 страниц, столько же, сколько на шмуцтитульные украшения, выполненные В. Гусейновым. Поме щенный отдельным разделом с еще одним выспренним названием ("Выше неба – лишь небо. Поэзия Х в.") крохотный фрагмент огромной поэмы – оско лок "вершины" – едва заметен среди густо обступившей его исторической и научной прозы плюс нагромождение комментариев. В предыдущем сборнике (того же 2010 года), где "литературные памятники" представлены были сред невековой поэзией, включая ХVIII век, вершинному памятнику этой поэзии не нашлось почему-то даже малого места. В результате (и не только поэтому) состав оказался в противоречии с механически и несогласованно заимство ванной из другого издания вступительной статьей известного своей разнооб разно-продуктивной многолетней посвященностью средневековой армянской поэзии и особенно – поэме Нарекаци покойного академика Левона Мкртчяна, больше всего места поэме этой в своей статье уделившего. Насколько стран ным было полное отсутствие поэмы Нарекаци в томе, насыщенном именно поэзией, настолько же, если не более странно, а вернее сказать, несуразно сиротливое присутствие осколка поэмы среди сплошной прозы – на самой что ни на есть узенькой ступеньке "Лестницы".

В оглавлении читаем, что отрывки из "Книги скорбных песнопений" по мещены в переводе с древнеармянского М. О. Дарбинян-Меликян, Л. А. Хан ларян. Построчный этот перевод полного текста "Книги", с комментариями переводчиков и вступительной статьей С. Аверинцева издан был в Москве издательством "Наука" в 1988 году. Стало быть, составители решили помес тить среди прозы отрывки все-таки построчного, а не поэтического перевода, пусть даже и в разделе "Поэзия Х в."? Ан нет, открыв страницу 461 по оглав лению, изумляемся: перед нами стихи, да еще какие!

Я обращаю сбивчивую речь К Тебе, Господь, не в суетности праздной, А чтоб в огне отчаяния сжечь Овладевающие мной соблазны.

Пусть дым кадильницы души моей, Сколь я ни грешен, духом сколь ни беден, Тебе угодней будет и милей Чем воскуренья праздничных обеден...

Перед нами три фрагмента из неоднократно издававшегося поэтического перевода Наума Гребнева.

Может, в комментариях одного из составителей В. Деврикяна мы найдем сему объяснение? Нет, в комментариях: "Перевод с древнеармянского М. О.

Дарбинян-Меликян, Л. А. Ханларян". Но почему-то, если в прочих случаях, как правило, указывается послужившее источником издание, здесь оно не указано. Если к другим текстам великое множество примечаний, то здесь ни единого. Здесь, как и в других случаях, наличествует справка об авторе, но и только. В справке же несколько биографических сведений, несколько слов о "Книге" и... много подробностей о созданном Нарекаци в "музыкально поэтических жанрах – гандза, тага, мегеди", целая музыковедческая страница, В. Деврикяну никак не принадлежащая, как не принадлежат ему все 150 стра ниц комментариев, хоть при его имени и состоят.

Еще один штрих, характеризующий это издание: исполнители его помес тили отрывки из "Книги" Нарекаци в переводе Н. Гребнева, не заглянув ни в одно из книжных его изданий. Просто скачали из Интернета, к тому же – из искаженной версии. С ошибками, путаницей слов и пропусками несущих смысловую нагрузку строк, от чего сбивается самый строй стиха. Приведем лишь два примера, заключив в скобки пропущенную строку и обратив внима ние на пропажу рифмы:

®И безграничный Ты, и вездесущий, (Ты и сладчайший мед, и хлеб насущный) Неистощимый клад, пречистый дождь, Вовек неиссякаемая мощь.

®Величьем осиянный, всем угодный, (Ты явственно живущий, Ты бесплотный) Наш Пастырь неустанный...

Перенесли в книгу во всей красе и сопровождающую искаженный текст интернет-справку об авторе со всеми, здесь нелепыми, ее завитушками отно сительно "канонических требований армянского осмогласия", "нарративно речитативного характера" гандзов, "мелизматики тагов" и т.п. и с завершаю щим ее сообщением о переводе Н. Гребнева и о том, что в этом переводе «удалось издать "Книгу скорби" с научными комментариями в 1977 году».

Сопроводившим этой интернет-справкой именно представляемый ими греб невский перевод вовсе не обязательно было сообщать и о последовавших за первым еще трех переводах, изданных в Москве (вышеупомянутое издание "Науки" и в стихотворном переводе по подстрочнику В. Микушевича, 1985) и Ереване (также в стихотворном, по подстрочнику, переводе Л. Миля, 1984).

Но почему хоть эту малость не добавил от себя в похищенный текст состави тель и комментатор В. Деврикян? Ведь это – в отличие от "мелизматики та гов" – информация, куда более пригодная читателям данной книги. Если, ко нечно, кто-то станет читать как попало сбитую и как попало преподнесенную "кучу" способных наскучить отрывков из старых (к тому же и устарелых) и новых переводов сочинений армянских историков и отчасти философов V–Х веков да еще и в великую "кучу" комментариев будет заглядывать. Как понять вообще этот фокус с "украшающими" книгу гребневскими стихами и с указа нием в оглавлении и в комментариях в качестве источника перевода с древне армянского М. О. Дарбинян-Меликян, Л. А. Ханларян? Читателю нашей ста тьи, желающему уяснить себе, в чем тут секрет и как открывается "ларчик", рекомендуем обратиться к опубликованным в Интернете текстам К. Саакянц – руководителя Центра культурных и литературных инициатив им. Л. Мкртчяна РАУ13.

Мы же, ограничившись этой рекомендацией, еще раз пойдем дальше и, поскольку уже затронули по конкретному поводу комментарии, поговорим о них особо.

ххх Чтобы сориентировать читателя подобного сборника, следовало бы, как это принято в таких случаях (т.е. в случаях изданий, выполненных профес сионально, культурно), предварить его хотя бы страничкой "От составителей", объясняющей его задачу и принципы составления, касающиеся как подбора и расположения текстов, так и научного аппарата. Ни "профильные" составите ли и их научный руководитель, ни "очень высокие профессионалы" московского издательства об этом не позаботились. Никакими, тоже обще принятыми, пояснениями касательно источников и принципов его составле ния не предваряются и 150-страничные Комментарии (далее сокращенно – КМ) В. Г. Деврикяна. Поэтому читатель, взявшийся за этот сборник (дабы составить некоторое представление об армянской исторической прозе V–Х веков) и при этом пользующийся комментариями, очень и очень скоро начнет сбиваться с толку. Ну, например, в КМ к первому же тексту (Корюн. Житие Маштоца), источник которого не указан, говорится: "При переводе мы следо вали конъюнктуре14 текста, предложенной М. Абегяном" или "при переводе мы предпочли традиционный текст памятника", "Н. Акинян предлагает сле дующую конъектуру … Мы перевели по этой вероятной конъектуре". Кто такие М. Абегян и Н. Акинян (а за ними последуют в КМ десятки и десятки "арменоведческих" фамилий), читателю, похоже, знать незачем, как незачем, по мнению комментатора, и оговаривать множественное присутствие этих и такого порядка фамилий в примечаниях. Однако что бы значило "мы"? По скольку КМ принадлежит В. Г. Деврикяну, что дважды обозначено в книге, См. Интернет-издание «Лрагир», http://www.lragir.am/russrc/ society25809.html Здесь и в дальнейшем воспроизводим так, как в книге. Что до "конъюнктуры", то она не раз подменит "конъектуру".

то, стало быть "мы" – это сам Деврикян, который "перевел", "предпочел" и т.п., и он же еще не раз скажет "нам кажется". Что ж, может, оно и так. При бегла же я – Н. Г. – в настоящей своей статье к форме "мы", тем самым как бы к своему голосу подключая и голос научного журнала ЕГУ. Так что поначалу несведущий читатель, может, и проглотит это "мы", не поперхнувшись. Но ведь эти "мы", "наше" и "нам", "в нашем переводе", "наше объяснение", "мы передали", "насколько нам известно", "нам непонятно почему", "мы не могли добиться имени такого полководца", "мы не нашли такого села", "мы не со всем ясно понимаем", "несмотря на все наши старания мы не могли...", "мы перевели это место так, как было в нашей рукописи" и еще куча такого же, вплоть до "в точности перевода данного фрагмента не уверена (!)", раскинет ся в КМ к текстам всего сборника. И даже самый несведущий, самый довер чивый и наивный читатель поймет, что это вовсе не комментарии одного из составителей – В. Г. Деврикяна, что все они без исключения, со всеми – есте ственными в добротных научных изданиях – подробностями, объяснениями, толкованиями, уточнениями по текстам, отсылками к трудам великого множе ства авторов, армянских и неармянских, со множеством указаний читателю, где ему "См."15 и с чем "Ср." попросту похищены из научных изданий, в са мом детальном освещении представляющих на русском памятники армянской книжности.

Мало того, что финансируемое Межгосударственным фондом издатель ство и сотрудничающие с ним составители пиратски, не церемонясь насчет каких-то там авторских прав, использовали в сборнике переводы трех и по сей день продуктивно работающих высококлассных специалистов (М. О. Дарби нян-Меликян, К. С. Тер-Давтян и академика С. С. Аревшатяна), еще и бук вально скопированы их комментарии к своим изданиям – без малейшей ого ворки, словно это в порядке вещей. И если так нарушаются права и беспар донно присваиваются труды названных выше здравствующих авторов, то что уж говорить об авторах, которых сегодня нет, которым не увидеть этого "уродливого гибрида". Если судить по "армянским" томам проекта "Классика литератур СНГ", то складывается впечатление, что создатели используемых текстов не в счет, для них "поддержки" МФГС не предусмотрено, средства фонда расходуются лишь на собирание этих текстов издательством и на типо графию, в которой, как заверяет последняя страница книги, все будет "отпеча Из бесчисленных "См." и "Ср." приведем несколько образчиков тоже отнюдь не малого числа указаний, совершенно абсурдных в данном, к русскоязычному читателю обращенном, издании: на с. 600 – "См.: Моя. Хор. "История Армении". Перевод с древне армянского на армянский Ст. Малхасянца";

на с. 603 – "См.: И. Маркварт, "Провинция Парскахайк", с. 186, на арм.яз.";

на с. 606 – "См. "Филон Иудей. Паралипоменон" на армян ском языке, а именно: Толкование книг Бытия и Исхода;

Слова (Речи ) о Самсоне и Ионе, о трех отроках, или ангелах. Перевод на латинский язык с выполненного святыми нашими переводчиками перевода на древнеармянский с греческого трудами местоблюстителя вар дапета конгрегации Мхитаристов отца Мкртича Авгеряна. Венеция, 1826, с. 26". Куда только не отсылает посмотреть и сравнить своего читателя эта книга, при том что она на ходит необходимым в подстрочных примечаниях вступительной статьи объяснить этому же читателю, что такое "акростих", "агиография", "апологетика","агностицизм", "схоласти ка", "догматизм".

тано в полном соответствии с качеством предоставленных материалов". Под держка творческой работы в программу не входит. Пиратство, плагиат переходят постепенно в разряд вещей обычных, мало кого смущающих.

Бездумное, машинальное перенесение в сборник комментариев, выдер нутых из разных изданий, где они обслуживали всякий раз данное конкретное издание, приводит к тому, что раз, еще раз, еще много-много раз будут появ ляться примечания:

1. к нахарару, спарапету (к этим двум уже во вступительной статье бы ли), ишхану, шинакану, рамику, азату, аспету, остикану, марзпану и т.п., дас такерту и дахекану, авану и гавару, пативу, бардзу и атрушану (все они поя вятся затем и в Пояснительном словаре);

2. ко множеству топонимов – Атрпатакан и Асорестан, Тизбон-Ктесифон и Мцбин-Нисибин, Цопк-Софена, Вавилон и Галилея, Эдесса и Ниневия, Ай рарат, Арташат, Армавир, Вагаршапат, Гарни, Карин, Тарон, Васпуракан, Дерджан, Сюник, Гохтн гавар, Вананд, Багреванд, Алванк (он же и Агванк, и Алуанк) и т.д. и т.п., при вообще если и уместном в научном, то совершенно излишнем в данном издании головокружительном количестве поясняемых топонимов;

3. ко множеству имен собственных, начиная с прародителя Ноя и проро ка Моисея, царя Давида и Иова, Бэла и Нимрода;

то и дело будут поясняться Григорий Просветитель, Месроп Маштоц и Саак Партев как создатели алфа вита, Мовсес Хоренаци и Езник (хотя про них уже говорилось во вступитель ной статье), одни и те же армянские, персидские, византийские цари, Мами коняны, Аматуни, Багратуни и др., опять-таки при совершенно излишнем здесь несусветном множестве поясняемых имен собственных вообще.

Поскольку вступительная статья гребет из своих источников, а как со стряпан КМ, нам уже ясно, то в результате и в топонимах, и особенно в име нах собственных разночтений просто не перечислить. Неслаженность "ан самбля", разнобой в исполнении этой книги носят, можно сказать, характер тотальный. И получается то же, что и в широко известных крыловских баснях про "квартет" и про "лебедя, рака и щуку".

Копирование комментариев из книг разной давности, вплоть до изданной в 1862 г. (СПб) "Истории халифов" Гевонда в переводе К. Патканяна, порож дает в КМ книги 2010 года много анахронизмов – фактических и языковых.

Вот, к примеру, возникающие как минимум трижды примечания к "Гарни":

1. на с. 581: "местечко в 18 километрах к юго-западу от Еревана, на реке Гарни-чай (в древности река Азат)". Здесь была неприступная крепость на высоком утесе. На северо-западном углу крепости был построен языческий храм чудной архитектуры при царе Трдате I, принявшем корону из рук Неро на (из "Истории" Себеоса, изд. 1939 г.);

2. на с. 586: "главный город области Гегакуни, в провинции Сюник, не далеко от Гегамского озера (Гокчай). Он построен в глубокой древности и настоящее имя свое получил от Гарника (ягненок), одного из родоначальни ков армян" (из "Истории халифов" Гевонда в указанном выше издании);

3. на с. 623: "древнеармянская крепость, возвышавшаяся над ущельем р.

Азат. Развалины Гарни сохранились и поныне, находятся на юго-востоке от г. Еревана" (из "Истории анонимного повествователя" Псевдо-Шапуха Баг ратуни, 1971 г.).

Все здесь выделено нами, и да устыдятся и те ереванские "профильные", и те московскые "профессионалы", которые в сегодняшнем издании сопрово ждают такими комментариями Гарни (куда ежегодно приезжают тысячи тури стов посмотреть давно уже восстановленный храм), да еще и реку, и знамени тое озеро не удосуживаются назвать правильно. Читают ли вообще испольнители книгы отправляемое в типографию в качестве тома "Классики литератур СНГ"?

Или такие, сегодня совершенно недопустимые, примечания: на с. 547 к "Агванк" – "Агваниц ашхар страна агванов … Впоследствии некоторые гавары Армении между нижними течениями Куры и Аракса считались частью Агванка. Население страны – агваны – дружеский с армянами христианский народ. Территория Агванка ныне входит в пределы Азербайджана";

на с.

591: "... Тайк разделялся на 9 областей. Часть этой провинции, именно Ахал цихский уезд, принадлежит России, большая часть – Турции";

на с. 587:

"Нахчаван – область и город в Васпуракане. Теперь принадлежит Рос сии". На фоне таких грубых фактических анахронизмов приводить примеры языковых даже не стоит, хотя бы по причине их безобидности.

Далее: никакого списка сокращений к КМ мы здесь не найдем, так что читатель сам должен разгадывать, что бы означали: Т.Б., НСА, Асох., Гол.Ард., Ст.Орб., Не., Иез., Нас. Нав., Откр., Игр., Иис. Нал., Агат., Прем., Тим., Рим., Ис., Фил, 2 Мак., Чамч., 1 Кор. и проч. Ладно, пусть он догадается, что такое Быт., Цар., Пс. или Матф. Но как ему понять Асох. или Чамч., Игр., Иис. Нал. или Нас. Нав.?

Тем более что в книге полным-полно и ошибок, и опечаток.

Если в массе своей они вызывают раздражение, то зато временами могут и рассмешить. Ну, например, в примечании 33 на с. 580 сказано: "Трехимен ный и следующий задним (?!) двухименный канон заключают много неточно стей". В соответствующем примечании Ст. Малхасянца к "Истории" Себеоса было "за ним". На с. 547–548 под номером 138 прочитаем несколько строк о Езнике, на той же самой странице прочитаем те же самые строки о нем под номером 145. Пуще того: до Езника, на с. 547 разъяснен "Иосеп", которого "Саак и Месроп еще при жизни своей (?) назначили местоблюстителем ар мянского католикоса", а на с. 550 под номером 178 прочитаем: "Местоблю ститель Иосеп. См. прим. 29". Вернемся посмотреть и опешим, увидев: "Еди нородный сын – Иисус Христос". В своих комментариях к переведенной ею "Истории дома Арцруни" М. О. Дарбинян-Меликян прибегла к сокращениям, в частности – многократно повторяющихся имен собственных, среди которых и "Мов. Хор." – Мовсес Хоренаци. То же, естественно, и в скопированных комментариях "Лестницы". Так вот на с. 600 Хоренаци профигурирует в трех вариантах, один другого смешнее, все вместе –умора: Мол. Хор. – Мое. Хор.

– Моя. Хор. Опечаток в книге пруд пруди, но здесь они очень уж по смешному выстроились.

Однако и не такое нас ожидает в исполнении совместивших свои усилия "профильных" и "высоких профессионалов". Вот добрались мы до отрывков из "Истории халифов" Гевонда, о котором в "мозаичном плагиате" вступи тельной статьи есть полстраницы, и под конец там сказано: "О жизни Гевонда ничего неизвестно, кроме того, что он жил и писал в VIII столетии. Известно только, что Гевонд был вардапетом, то есть доктором богословия, ученым монахом" (с. 16). В КМ все примечания к тексту предварены справкой об ав торе. Есть, разумеется, и о Гевонде. Целая страница. Начинаешь читать, и тебе много чего становится известно о... Гевонде Алишане (1820, Константинополь – 1901, Венеция) – армянском поэте, филологе и историке, о его деятельности, ученых трудах, о собранном в 5 томах поэтическом наследии, о его прозе и переводах на английский и с английского и о том, наконец, что он скончался ноября 1901 г. в Венеции на острове Святого Лазаря. И всего лишь двумя строками ниже: "Текст воспроизведен по изданию: История халифов вардапе та Гевонда, писателя VIII века. СПб. 1862".

Ну, что на это скажешь? Разве что опять припомнишь басни Крылова с их то ли совмещающими, то ли не совмещающими усилия персонажами.

При непосредственном соседстве 1901-го года и VIII века можно себе представить, как "высокопрофессионально" делали свое дело не только редактор, но и корректор этой книги.

Еще один выразительный штрих к "шедевру плагиата".

Завершают сборник отрывки из двух сочинений философа Давида Анахта (Непобедимого). Завершается и КМ. По какому изданию приводятся "отрыв ки", на сей раз не сообщается (просто – "Перевод с древнеармянского С. С.

Аревшатяна"). Мы восполним это – возможно, случайное, а возможно, и впол не сознательное – упущение: по изданию сочинений Давида Анахта в извест ной (и, заметим, исполнявшейся по высшим книгоиздательским стандартам) серии "Философское наследие" (М., "Мысль", 1975). Отсюда и похищено и слово в слово, не шевельнув ни извилиной, воспроизведено комментатором все – вплоть до утверждений, что "для настоящего издания перевод заново сли чен с древнеармянским и древнегреческим текстами и в ряде мест уточ нен" (в первом случае) и что "сводный критический текст, составленный нами на основе отборных рукописей Матенадарана и венецианского издания 1833 г., издается отдельной книгой в Ереване. С этого критического текста сделан и впервые публикуемый русский перевод" (во втором случае).

Нельзя объять необъятного, и потому – последний штрих к "шедевру":

"Пояснительный словарь" здесь не что иное, как – от слова до слова – Глосса рий, который (наряду с несколькими Указателями) дается в изданиях, подго товленных М. О. Дарбинян-Меликян.

И никак нельзя не отметить, что ответственность за все это безобразие, поглотившее столько качественной бумаги, разделяют с "профильным" В. Г.

Деврикяном и научный руководитель В. В. Кривопусков, и научный консуль тант А. В. Исаакян, и, разумеется, редактор тома – "очень высокий профес сионал" Б. Рябухин, явно не посчитавший нужным исполнить свой самый элементарный редакторский долг, то есть внимательно прочитать посылаемый в типографию текст.

Пиратство, плагиат, хаос, бессмыслица, которыми запятнана вся эта кни га, воистину вызывают серьезные опасения, что культура книгоиздания в на ши дни под угрозой.

Тем более под угрозой, что подобный книгоиздательский уродец еще и преподносится общественности на каких-то "тусовках" и в СМИ в качестве большого культурного достижения. Так преподносит, в частности, газета "Го лос Армении" от 16 июня 2012 года сначала, в своей преамбуле, том "Ты, веч ная моя Армения", а затем, под – соответственно крупному событию – крупно набранным названием (Лестница небесная. Вершины армянской исторической прозы в московском издании) статью за подписью двоих из создателей той "ку чи", которую мы разгребали, – Вардана Деврикяна и Виктора Кривопускова.

Допускать разного рода и уровня ошибки, вводить в заблуждение – дело привычное для авторов этой статьи. Ошибаются они, наверняка не без причи ны, и написав в первом же своем предложении о книге 2010 года издания:

"Сравнительно недавно – в конце 2011 года – был издан второй том..." Поми мо года, проставленного в книге, мы еще читаем в отклике М. О. Дарбинян Меликян от 17/4/2012: "Об издании данной книги и ее презентации узнала из сообщения, опубликованного в одном из прошлогодних весенних номеров газеты "Голос Армении" и интернета... Недавно мне удалось ее получить"16.

Можно было бы предположить опечатку с 2011 годом, если бы не "сравни тельно недавно" по отношению к "16 июня 2012" – полгода "сравнительно" с полутора годами сойдут за "сравнительно недавно", так что 2010-го изначаль но тут не было. Отчего же такое смещение? Не оттого ли, что двумя месяцами раньше (17/4/2012) прозвучал и был услышан голос М. О. Дарбинян-Меликян, автора, чей труд безвозмездно использован почти на трех сотнях страниц кни ги, узнающего – при этом! – о ее выходе в свет и какой-то еще презентации из газеты и интернета, а не от тех, кому этот труд понадобился, чтоб обслужить инициированный МФГС проект. Как не вспомнить тут, что в своем рекламном тексте Ф. Мухаметшин говорил, в частности, нечто о "традиции", об "истори ческой памяти" и об "источнике формирования морально-этических норм"? А мы скажем, что, издавая и презентуя таким манером свои тома, можно послу жить формированию новой традиции, не предполагающей ни "памяти", ни "морально-этических норм".

Как бы то ни было, но, всячески расхвалив свое создание, перечислив его сомнительные достоинства17, под конец авторы статьи выразили и сожаление о том, что "в работу вкралось несколько досадных промахов и упущений".

Этому они дали следующее, на их взгляд, убедительное, а на наш взгляд, сме хотворное объяснение: "При составлении нового тома, – рассказывают В.

Деврикян и В. Кривопусков, – мы отксерокопировали из предыдущих изданий предисловия и примечания ученых-арменоведов и вместе с титульными лис См. "Шедевр плагиата..."

Мнение специалиста о них см. http//www.lragir.am/russrc/society25584.html – И вновь о "Лестнице небесной" (М. Дарбинян-Меликян, 09.07.2012).

тами этих изданий, где были указаны их имена, отослали в Москву. Однако московские редакторы-составители книги пропустили имена некоторых авто ров примечаний, фамилии других отсутствуют, о чем мы очень сожалеем.

Крайне обидно, что из-за нехватки времени издатели не прислали нам гранки книги для окончательной сверки. Так совершенно абсурдным образом исто рик VIII века Гевонд в разделе "Комментарий" был представлен как Гевонд Алишан (ХIХ в.). Ясно, что это погрешности компьютерного поиска людей несведущих. В предисловии к книге, составленном в виде краткого очерка и написанном в художественном духе, в ряде случаев отсутствуют сноски на приведенные цитаты, взятые из трудов различных исследователей. Но очень важно отметить, что в примечаниях точно указаны имена всех переводчиков и авторов комментариев".

Пассаж этот красноречиво свидетельствует о том, насколько "трепетно, с гордостью и чувством большой ответственности перед обширной русско язычной читательской аудиторией" (в чем уверял нас в 2011 г. руководитель Россотрудничества Ф. Мухаметшин) составлялся сборник памятников армян ской литературы, как действовал механизм его подготовки и издания. Одни что-то "отксерокопировали" и "отослали". Другие – "московские редакторы составители книги" – что-то не то сделали. Но откуда они взялись? Книгу подготовили, как это в ней значится, два ереванских "профильных" состави теля – директор академического Института литературы А. Исаакян и его за меститель В. Деврикян (при научном руководстве В. Кривопускова), москов ский же редактор у нее один-единственный – Б. Рябухин, составителей же вообще никаких. И что значит "пропустили имена некоторых", а "фамилии других отсутствуют"? Неужто где-то "пропустили" фамилии, а где-то "отсут ствуют" имена? Разумеется, дело не в таких тонкостях, а в смехотворной по пытке, одно и то же назвав по-разному, затушевать тот факт, что всё – "отсут ствует". В наши дни с их возможностями не только ксерокопировать тексты, но еще и сколь угодно пользоваться электронной почтой смешно читать и о том, что, видите ли, "нам не прислали гранки книги для окончательной свер ки". Помимо "гранок", возникает еще и вопрос: что с чем вы сверяли бы? ко нечный вид "отосланного" с исходным? И что же вы сами ничего про истори ка VIII века Гевонда не "отослали", а предоставили рассказывать о нем "лю дям несведущим"?

Далее: предисловия к книгам не "составляются" в том или ином "виде" и "духе", они пишутся авторами, и только такое предисловие (кстати, ни краткости в нем – 28 страниц, – ни художественного духа), которым снабжен этот сборник, можно да и следовало назвать "составленным" в некоем "виде".

Ибо оно и впрямь составлено из "взятого" у различных исследователей и в нем слишком много "цитат", не обрамленных кавычками, без "сносок на..."

("на" бывают не сноски, а ссылки). Что касается последнего утверждения – того, что "очень важно отметить", – оно, мягко выражаясь, не соответствует действительности, ибо лишь в трех случаях из тринадцати при указании в КМ источника "отрывков" можно прочесть, кому принадлежат примечания в источнике.

Лукавства в этой статье не меньше, чем празднословия.

Авторы ее оправдывают "несколько", на их взгляд, "промахов и упуще ний" чрезвычайно сжатыми сроками, нехваткой времени. А кто и почему так торопил их? Спонсоры проекта? Но проект, который задуман с такими серь езными целями, и исполняться должен всерьез, без очковтирательства и, стало быть, без поспешности – как со стороны заказчика, так и исполнителей. Из вестно ведь – поспешишь, людей насмешишь.

Напрасно, В. Деврикян и В. Кривопусков так "уверены", что «ряд упу щений и досадных промахов … в целом не затмевают литературную и об щественно-культурную ценность сборника "Лестница небесная"». Ряд этот так велик, что "Лестница" под тяжестью его обваливается. Одно утешительно: что на "русскую и русскоязычную многомиллионную аудиторию", якобы "еще вчера почти ничего не знавшую о шедеврах армянской исторической прозы V–Х веков"18, обваливается всего-навсего 500 экземпляров "Лестницы". По этому мы, в свою очередь, уверены, что (если прибегнуть к выражению авто ров статьи) "тень" от нее "не может затмить подлинную высоту горы", а именно – не затмит подлинной высоты ни армянской литературы, ни армян ской гуманитарной науки и культуры книгоиздания, поскольку в областях этих и были всегда в Армении, и сегодня есть люди, знающие свое дело, ком петентные и ответственные. Создатели "Лестницы" решили, что и без них обойдутся, сами во всем умельцы, вот и результат, приводящий на память опять-таки басню Крылова с ее предупреждением:

Беда, коль пироги начнет печи сапожник, А сапоги тачать пирожник...

В этой связи см.: М. Дарбинян-Меликян. И вновь о "Лестнице небесной".

После того, как к голосу М. О. Дарбинян-Меликян присоединились и другие кри тичекие голоса, на страницах газеты "Гракан терт" дважды (12/Х/2012 и 2/Х1/2012) высту пил - теперь уже "один за всех"- В. Деврикян. Повторил он, распространяясь, по сути то же, что и в статье газеты "Голос Армении", - о достоинствах книги, отнесенных к ее составите лям (хотя на деле не их заслугой являющихся) и о ее недостатках - нескольких "промахах", допущенных исключительно по вине московского издательства. Добавил он, однако, и что то новое. Например: что он вовсе не автор КМ, а всего лишь собрал и отослал материал, не предполагая оказаться автором;

что А. Исаакян обнаружил себя соавтором вступительной статьи лишь тогда, когда увидел уже изданную книгу, где фамилию его, не спросившись, приписали к фамилии Н. Мухаметшиной - "видимо, в знак благодарности" за поставку необ ходимого материала;

что критики московских изданий своими прикосновениями к имени автора книги "Мятежный Карабах" "вторят азербайджанской пропаганде" вместо того, что бы "на руках носить" научного руководителя "Лестницы";

в общем, что он и его здешние партнеры поработали на славу, а спрос за все пороки состава и исполнения книги - с само управного издательства. Все это лишний раз подтверждает, насколько неслаженно действо вал "ансамбль", создающий том разрекламированной "уникальной " серии. О качестве рабо ты "профессионалов" достаточно сказано в нашей статье. Их безответственностью, однако, ничуть не оправдывается безответственность, безразличие к конечному содержанию и виду книги ереванских ее составителей, даже если они с большим запозданием (после презента ций и тому подобного) отрекаются от авторского своего участия в ней. Уровень деврикянов ских "разъяснений", да еще с грубым нарушением этических норм полемики, с переходом на личности, с адресуемыми критикам оскорблениями и угрозами, лишь дополнительно ком прометирует их автора, как, впрочем, и орган СП Армении - газету "Гракан терт", не пола гающую нужным хотя бы в двух словах дистанцироваться при публикациях подобного рода.

ххх В заключение нашей статьи, описавшей один из уже изданных двух де сятков томов серии "Классика литератур СНГ"19, позволим себе высказать – из сегодняшней всемирной столицы книги – несколько пожеланий относи тельно инициированного и субсидируемого МФГС книгоиздательского про екта и способов его осуществления.

Вспомним приведенные нами в начале слова Т. Бубновой: "Мы замахи ваемся на шестьдесят томов. Они будут распространяться по библиотекам бесплатно..." "Замахнуться" можно и на сто шестьдесят, если главная роль в подготовке книг будет отведена копировальной машине и типографии, а так же нескольким между ними посредникам, а то, что машина копирует, а типо графия отпечатывает, берется "бесплатно".

Хотелось бы, чтобы такая крупная и ответственная организация, как МФГС (не только на государственном уровне субсидирующая, но и сама на том же уровне субсидируемая), при дальнейшем осуществлении важного для развития диалога культур проекта не в количестве изданных при ее поддержке книг усматривала свою цель, а в их качестве.

Хотелось бы, чтобы МФГС в отношении, к примеру, армянской классики содействовал не просто безвозмездному, не уважающему никаких авторских прав переизданию старого, но изданию полноценных сегодняшних книг, в которых творчески создано и что-то новое.

Хотелось бы, чтобы исполнительный директор МФГС А. Смбатян про явил для начала интерес к тому, в какого качества книгах, в каких "кривых зеркалах" представляют в проекте классику не чужой ему армянской литера туры, распространив затем пробудившийся таким образом интерес и на каче ство других изданий, поддерживаемых фондом.

Хотелось бы, чтобы издательство "Художественная литература", само название которого на титульном листе книги всегда воспринималось как знак качества, проявляло свои все еще, надеемся, не утраченные высокие профес сиональные возможности при издании и книг, представляющих русскому и русскоязычному читателю классику национальных литератур. Чтобы куль турное исполнение этих книг заботило профессионалов издательства.

Вспомним и приведенные нами в начале статьи слова Ф. Мухаметшина о том, как "искренне заинтересованы в творческой работе институты академий наук Содружества", как активно интересуется национальными томами серии "не только интеллектуальная элита, но и руководство республик", как "тре петно, с гордостью и чувством большой ответственности..." и т. д.

Хотелось бы, чтоб слова с делом не расходились.

Еще о трех книгах этой серии уже говорилось на страницах журнала. См. указан ную ранее статью Г. Кубатьяна (137.1, 2012, с. 30–44) а также о сб. "Звездная гроздь.

Фольклор и памятники литературы Азербайджана", 2009: Г. Мирзоян, Н. Гончар. Азер байджанская версия истории национальной литературы в критическом рассмотрении (134.1. 2011, с. 40–59).

Хотелось бы, в частности, чтобы возможные в дальнейшем в проекте МФГС издания армянской классики готовились в самой Армении и не кем придется, а знатоками предмета – профессионально и с должным чувством ответственности и перед читателями, и перед взыскательностью "интеллекту альной элиты и руководства республики". Активный интерес последних к сигналам, поступающим относительно целого ряда московских сборников армянской литературы, способствовал бы улучшению их качества и любозна тельный русскоязычный читатель сегодняшнего (да и завтрашнего) поколения знакомился бы с литературой Армении не по халтурным, а по культурным изданиям.

– ·» · – » "Художест венная литература" · » » »µ» »: » »` "Лестница небесная" · » · · » »` » µ »»:

NATALYA GONCHAR – Modern threats to the culture of book-publishing. – The subject of this critical essay is the quality of presentation Armenian folk-lore and classic literature in some collections, published by well-known Moscow publishing house “Художественная литература”. In particular, it is shown here inadmissible manner in which the late collection under the title “Heavenly stairs” (“Лестница небесная”) is carried out.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.