авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Заключение

МИРОВАЯ ДИНАМИКА

И МОДЕРНИЗАЦИЯ РОССИИ

Г. Г. Малинецкий

В заключительном разделе этой книги полезно подвести итоги и пред-

ствить свое видение приоритетов и дальнейших направлений исследова-

ний.

Для России кончается лимит отпущенного ей исторического времени,

в течение которого можно было медлить, выбирать вектор будущего раз-

вития, пользоваться старыми заделами, не создавая новых. Пришло время действовать. Необходимо остановить откат назад в ключевых сферах жизнедеятельности и начать движение вперед.

И значение и самого проекта «Комплексный системный анализ и ма тематическое моделирование мировой динамики», и конкретных прогно зов, моделей, видения будущего, разрабатываемых в его рамках, может быть очень велико.

Специалисты по математическому моделированию и управлению со циально-технологическими системами очень часто используют такой прием. Они представляют себе инерционный сценарий, предполагая, что никаких управляющих воздействий производиться не будет. Представля ют худшее. А затем смотрят, как и в какие сроки, в каких случаях предла гаемые управляющие воздействия могут изменить этот сценарий.

Худшее достаточно подробно описано З. Бжезинским. Это распад Рос сии на 6–7 конкурирующих и соперничающих, балансирующих на грани конфликта государств, обладающих ядерным оружием. Сценарий, по ко торому это может происходить, также может быть прочерчен по аналогии с демонтажем Советского Союза: поощрение сепаратистских тенденций местных элит из Центра – растущие экономические трудности – кризис прежних элит «верхи не могут» – социальная нестабильность – приход к власти новых элит, поддерживаемых извне. Этот сценарий, отработан ный в ходе нескольких «цветных революций», вновь может быть запущен в России.

Механизмы возможной дестабилизации сейчас тоже понятен. Напри мер, это могут быть массовые террористические акты на магистральных Г. Г. Малинецкий газопроводах, имеющих критическое значение для современной России.

При этом флаг, под которым будет выступать «движение сопротивления», «партизанское движение», не так уж важен.

В этой связи начало реализации большого проекта для России, уско ренная модернизация становятся уже не благим пожеланием, а проблемой национальной безопасности, вопросом существования нашей страны.

Вновь, следуя физической аналогии, следует разделить процессы по характерным временам. В кризисной, неустойчивой ситуации приори тет имеют «быстрые» неустойчивости и связанные с ними прогнозы.

И ряд таких прогнозов был сделан в рамках проекта. О некоторых из них стоит напомнить.

Результаты первой волны кризиса, с которой мировое сообщество столкнулось в 2009 г., сравнимы для многих стран и регионов и, в частно сти, для России с результатами небольшой войны. Они сравнимы и по уровню огромных материальных потерь, и по снижению жизненного уровня большинства населения, и по росту напряженности внутри правя щей элиты. Они проявляются в сомнениях больших социальных групп в адекватности исторической траектории, по которой страна шла послед ние десятилетия, в способности правящих элит справиться с этим вызо вом.

Поэтому огромную роль мог бы сыграть прогноз участников проекта, профессоров В. И. Пантина и В. В. Лапкина, относительно сроков кризиса 2008–2009 гг. Этот прогноз времени кризиса, оправдавшийся с точностью в несколько месяцев, был опубликован за 4 года до его наступления. Он мог бы сориентировать финансово-экономический блок Правительства, помочь подготовиться к надвигающейся волне кризиса и минимизировать потери как российского государства, так и крупнейших российских кор пораций. В этом прогнозе методология предсказания была связана с ана лизом кондратьевских циклов1, а также циклов Жюгляра и Китчина, име ющими меньшие периоды. На основе совершенно других методов, свя занных с подходом статистической физики, аналогичный прогноз был сделан известным российским математиком академиком В. П. Масловым.

Кризис мог бы быть смягчен не только на уровне всей России, но и на уровне ее отдельных регионов. В частности, инструменты для этого были созданы в Центре компьютерного моделирования и экспертного анализа научно-образовательного центра Института прикладной матема тики им. М. В. Келдыша РАН. Благодаря усилиям В. И. Антипова нара ботки и большой практический опыт регионального прогноза и планиро вания Госплана СССР был использован в работе центра.

Подробное рассмотрение вопроса о кондратьевских волнах в мир-системной динамике представлено в нескольких главах предыдущей коллективной монографии, подготовлен ной участниками нашего проекта (см., например: Акаев, Садовничий 2010;

Акаев, Турдуев 2010;

Коротаев, Цирель 2010).

382 Мировая динамика и модернизация России Лакмусовой бумажкой для этого круга моделей и связанных с ними прогнозов стала совместная работа с Министерством промышленности и энергетики республики Чувашия. Социально-экономическое развитие этого региона прогнозировалось до кризиса, в его ходе и в период пост кризисной стагнации. Оценивались падение промышленного и сельскохо зяйственного производства, уровень безработицы, ряд других показате лей. Прошедший кризис показал весьма высокую точность сделанных оценок и прогнозов. На основании проведенных исследований в 2009 г., по инициативе президента Чувашской республики Н. В. Федорова, была принята новая стратегия социально-экономического развития региона.

Она предусматривает акцент на развертывании производств, относя щихся к VI технологическому укладу, создание в республике биотехноло гического кластера, а также зоны опережающего развития «Солнечная до лина» в районе Новочебоксарска. Последний проект получил в августе 2009 г. поддержку Минрегионразвития РФ и отнесен к приоритетным. Эта схема работы: «прогноз – планирование – корректировка стратегии раз вития – поддержка принятия и исполнения управленческих решений»

могла бы быть реализована и в других регионах страны. Это позволило бы существенно повысить уровень и качество управления в сфере ответ ственности региона.

Как видим, очень важной оказывается взаимосвязь глобального (на ко тором и происходит нынешний кризис – прежде всего кризис управле ния) – национального (на котором принимаются меры по ликвидации или смягчению последствий кризиса) и регионального (на котором и решается конкретные задачи, связанные с развитием края, с судьбами людей).

В этой иерархии, требующей системного анализа и системы согласо ванных компьютерных моделей, должен быть еще один фрагмент – про гноз, индикативное планирование и поддержка управленческих решений на уровне конкретной отрасли. И здесь прогнозы и рекомендации будут совсем другими, не такими, как на уровне страны или региона. В самом деле, для страны и региона планы развития социально-экономической си стемы в гораздо большей степени зависит от динамики целого. И реко мендации могут касаться и воплощаться в жизнь, прежде всего, связанные с организацией, с подготовкой кадров, с распределением ресурсов.

Однако именно такие рекомендации и нужны в первую очередь.

Вспомним аварию на Чернобыльской АЭС. Она была в значительной мере предопределена переводом этого объекта в подчинение Министерству энергетики из Министерства среднего машиностроения, где другой уро вень технологической культуры, обеспечения безопасности, подготовки кадров, рисков и ответственности. Поэтому во многих случаях именно ор ганизационные решения являются принципиальными.

В 2008 г. участниками проекта были проанализированы риски лесных пожаров в России. Проведенный системный анализ, сравнение со страна ми-аналогами, анализ статистики и организации пожаротушения в России Г. Г. Малинецкий позволил оценить подобный риск. В частности, утверждалось, что бли жайший засушливый год выведет Россию в этой сфере на уровень нацио нальной катастрофы, и предлагались конкретные организационные меро приятия, которые позволили бы значительно снизить этот риск. Результа ты исследования были опубликованы, переданы в Президиум РАН и МЧС РФ, однако не возымели действия. Лесные пожары и аномальная жара 2010 г. стали тяжелым испытанием и по предварительным оценкам нанес ли ущерб, превышающий 15 млрд долл., и будут «стоить» более 1% роста ВВП в текущем году.

Могло ли быть иначе? Могло. Пример страны-аналога, столкнувшейся в 2010 г. с аналогичной аномальной жарой и имеющей намного больше торфяников, чем Россия – Белоруссии – это наглядно показывает. Сильная организационная структура и работы по предупреждению бедствия поз волили свести к минимуму число пожаров и ущерб от них.

Вместе с тем, мы вновь и вновь сталкиваемся с одной и той же про блемой в ее разных ипостасях – нас интересует прогноз развития, наибо лее вероятные сценарии и соответствующие риски, в то время как эволю ция целого происходит по своим внутренним законам, которые по-своему отражаются на его разных частях. Поэтому крайне важными представля ются глобальными демографические модели, формализованное описание социально-экономического и технологического развития. Этот тот фон, на котором будет происходить развитие нашей страны. Тем более, что сейчас Россия критическим образом зависит от мирового спроса на свои энергоносители, она не кормит себя, не выпускает многих лекарственных средств первой необходимости, не производит ряда важнейших высоко технологичных товаров. Ее будущее самым тесным образом связано с перспективой развития других цивилизаций – американской, китайской, европейской, исламской.

Поэтому многие результаты исследования мировой динамики, выпол ненного в проекте, имеют принципиальное значение для развития России.

Среди них прогноз динамики полупериферии современного мира, которая в последние десятилетия начала развиваться гораздо быстрее, чем ядро Мир-Системы (Коротаев, Халтурина 2009;

Халтурина, Коротаев 2010;

Малков и др. 2010;

Малков, Коротаев, Божевольнов 2010;

Коротаев и др.

2010: Главы 1–2). Это демографические прогнозы, которые показывают, насколько сложным будет положение «богатого Севера» в связи с мас штабными миграционными процессами и динамикой развития «бедного Юга» в ближайшие десятилетия.

В этой связи рекомендации по оптимальным пропорциям различных типов производства, по структурным сдвигам с целью повышения устой чивости экономики страны, которые были даны в проекте А. А. Акаевым и В. А. Садовничим, представляется крайне важными (Акаев, Садовничий 2010).

384 Мировая динамика и модернизация России Во множестве фундаментальных наук исследуется сущность, не меня ющаяся со временем. Именно поэтому результаты научного анализа также оказываются инвариантны и один раз установленные факты и утвержде ния становятся тем фундаментом, на который можно опираться.

В области стратегического прогноза, математической истории, математи ческой экономики, наконец, социологии и психологии, ситуация карди нально отлична от данной.

Здесь мы имеем дело со сложными необратимо развивающимися си стемами. При этом путь оказывается сплошь и рядом не менее значим, чем результат. Случайный выбор на одном уровне организации может определить законы или динамику развития на другом.

Исходя из этого, заниматься мировой динамикой «впрок», вне контек ста конкретных задач, которые решают мир и Россия, не представляется возможным. Поэтому работа в рамках проекта строилась, исходя из клю чевой перспективной задачи нашей страны на ближайшие десятилетия – задачи модернизации.

Смысл, сущность, механизмы, риски модернизации и являются, преж де всего, точкой приложения тех моделей, систем и инструментов, кото рые создавались в рамках проекта. Не менее важным оказывается созда ние сообщества, где исследуются, обсуждаются и ставятся эти проблемы.

Таковое сложилось в Институте прикладной математики им. М. В. Кел дыша РАН около семинара «Будущее прикладной математики» и в Ин ституте математических исследований сложных систем МГУ им. М. В. Ломоносова. Обсудим более подробно взгляд на модернизацию, возникший в ходе многочисленных обсуждений, у ряда участников этих семинаров.

Важнейшей частью этого многогранного понятия «модернизация» яв ляется прорыв в научно-технической сфере, в области высоких техноло гий.

Архимед полагал, что он перевернет Землю, если ему предоставят точ ку опоры. Модернизация России также должна была бы иметь точку опо ры в научном, образовательном, экспертном и технологическом простран стве России.

Что могло бы стать такой точкой опоры? В бытность Президентом РФ, встречаясь с руководством РАН 03.12.2001, В. В. Путин поставил перед научным сообществом России две главные задачи:

независимая экспертиза принимаемых государственных решений, прогноз аварий, бедствий, катастроф в природной, техногенной и соци альной сферах, а также выработка предложений по их предупреждению и парированию (заметим, что подобную задачу в свое время ставил Билл Клинтон перед нобелевскими лауреатами и ведущими риск-менеджерами США);

Г. Г. Малинецкий отработка сценариев перехода от «экономики трубы» к иннова ционному пути развития, к экономике, основанной на знаниях (или, в со временной стилистике, разработка стратегии модернизации России).

Оглядываясь на прошедшее десятилетие, можно сказать, что ни РАН, ни другие научные организации в серьезном объеме и на том научном уровне, который заслуживают сформулированные задачи, за дело не взя лись.

Если бы это было иначе, то, вероятно, в нашей стране не было бы ряда знаковых катастроф (подобных аварии на Саяно-Шушенской ГЭС), и к настоящему времени мы бы имели научную, образовательную, техноло гическую основу модернизации. Мы бы видели контуры того будущего, в которое хотим перейти. К сожалению, всего этого пока нет.

Обращаясь к научной стороне этой задачи, можно увидеть, что она удивительно созвучна дискуссии о путях советской науки между выдаю щимся советским физиком академиком Львом Андреевичем Арцимови чем и математиком, механиком, организатором науки, Президентом Ака демии наук СССР, Мстиславом Всеволодовичем Келдышем, которая со стоялась более полувека назад.

В те далекие годы бурного развития естественных наук, кибернетики возникло ощущение, что пророчество Карла Маркса о том, что наука ста нет непосредственной производительной силой, уже исполнилось. Сим волом такого научно-технологического оптимизма стала замечательная книга Станислава Лема «Сумма технологии». Исходя из этой парадигмы, академик Л. А. Арцимович и утверждал, что наука – это удовлетворение собственного любопытства за государственный счет. По сути, это цен ностная ориентация – не так уж важно, чем заниматься, важно делать это на высоком уровне.

Академик М. В. Келдыш придерживался иного взгляда. По его мысли, развитие науки, понимаемой как важный для общества институт, опреде ляется несколькими крупными, важными для страны прикладными зада чами. Таких проблем не бывает много. В бытность М. В. Келдыша к глав ным, приоритетным направлениям относились освоение ядерных техно логий, создание и совершенствование космических аппаратов и баллисти ческих ракет, разработка компьютеризованных систем управления и свя занных с ними программно-аппаратных комплексов. Иными словами, это целевая ориентация на государственном уровне.

Оглядываясь назад, можно сказать, что судьбы мира, ход истории во многом определялись тогда в исследовательских институтах, в лабора ториях ученых, на полигонах. Знание, переплавленное в военные техноло гии, стало силой, способной избавить мир от больших конфликтов.

Принципиальную роль со средины ХХ в. начало играть компьютерное моделирование. По сути, в дополнение к экспериментальному методу и теоретическому изучению добавилась еще одна технология научных ис следований – вычислительный эксперимент. Оборонный и экономиче 386 Мировая динамика и модернизация России ский потенциал страны начал определяться среди прочего математиче скими моделями и базами данных, которыми она располагает, и коллекти вами, которые способны имитировать и изучать на компьютерах процес сы различной природы, проектировать и прогнозировать, опираясь на это знание.

Первый коллектив такого типа в СССР начал складываться в Институ те прикладной математики АН СССР (ныне ИПМ им. М. В. Келдыша РАН). Его первым директором и был академик М. В. Келдыш. Во многих ситуациях наш институт выступал как мозговой центр, как инструмент для организации и проведения экспертизы ряда решений и проектов стра тегической важности.

По мысли нашего первого директора, дело ИПМ – крупные прикладные задачи. Однако это не означало «приземление», «упрощение», «конкрети зации» научной проблематики. М. В. Келдыш считал, что будущее совет ской науки – дальний космос. По его мысли, космическая отрасль (в со ветские времена более 1,5 миллионов человек и около 1200 заводов) явля ется высокотехнологичным локомотивом для всей промышленности стра ны. И сейчас, когда наша страна в течение 18 лет не имеет ни одного ап парата в дальнем космосе, и многие технологические возможности оказа лись утраченными, становится очевидной справедливость этого парадок сального взгляда.

Эта тенденция оказалась общемировой. Когда одного из американских президентов спросили, что же США нашли на Луне, он ответил, что массу превосходных микросхем. Крупнейшие центры, занимавшиеся военной проблематикой и вырвавшиеся далеко вперед, стали вносить все больший вклад в фундаментальные исследования, в высокие технологии граждан ского сектора экономики. Превращение СССР в сверхдержаву, 60 лет ми ра, прошедших со времен Второй мировой войны, впечатляющая попытка создать альтернативную мир-систему (мировую систему социализма), предложить новый тип жизнеустройства показали, что научные приорите ты 1960-х – 1970-х гг. были выбраны верно.

Иное можно сказать о приоритетах и об отношении к знанию в 1990-х – 2000-х гг. – несмотря на модели, прогнозы, предостережения ис следователей, элиты и руководство страны не приняли их во внимание.

Однако развитие страны и мира выдвигает новые проблемы, что тре бует новой научной стратегии, пересмотра научных приоритетов.

«Управлять – значит предвидеть» – утверждал Блез Паскаль. Роль науч ного предвидения, исторического и стратегического прогноза многократ но возросла. Новую реальность, в которую вступит человечество можно назвать эпохой выбора. Экономическое, технологическое, социальное раз витие позволяет человечеству реализовать различные траектории XXI в.

Нашей цивилизации придется осознанно, опираясь на научное предвиде ние, выбирать желаемый вариант своего будущего и нести ответствен ность за сделанный выбор. Либо этот выбор будет сделан стихийно, по Г. Г. Малинецкий мимо наших планов, желаний, со всеми рисками, которые связаны с таким образом действий.

Синергетика и прикладная математика Математика – самая надежная форма пророчества.

В. Швебель В последней трети XX в., как бы в преддверии тех задач, которые встали перед человечеством, произошла научная революция в области прогнози рования, анализа и управления сложными системами. Эта революция свя зана со становлением и развитием такого междисциплинарного подхода как теория самоорганизации или синергетика (от греческого «совместное действие»).

Развитие этого подхода связано с фундаментальным вопросом о том, как примирить идеи термодинамики (в соответствии со вторым началом которой системы идут к наиболее вероятному, неупорядоченному состоя нию) и теории эволюции (которая говорит о развитии и усложнении сложных систем и выявляет механизмы этого). В соответствии с идеями одного из основоположников синергетики И. Р. Пригожина (Нобелевская премия по химии 1977 г.), упорядоченность возникает и поддерживается в открытых, нелинейных, далеких от равновесия системах благодаря по токам энергии, вещества или информации, проходящим через систему.

Другим основанием синергетики стали исследования, посвященные проблеме, которая касается когнитивных возможностей человека – почему сложные системы можно во многих случаях описывать просто. Эта спо собность выделять в сложности мира простые сущности и, исходя из это го, быстро и гибко менять свои поведенческие стратегии и является важ нейшим эволюционным преимуществом нашего вида. Она же лежит в ос нове научного метода.

Синергетика показала, что во многих сложных системах происходит спонтанное, произвольное возникновение упорядоченности. Говоря на языке физики, происходит эффективное уменьшение числа степеней свободы объекта (сокращение тех возможностей, которыми «пользуется»

система). На математическом языке это означает самоорганизацию и вы деление в ходе эволюции ключевых параметров и переменных, которые начинают определять динамику всех остальных характеристик. Немецкий физик-теоретик Герман Хакен (предложивший сам термин «синергетика») назвал эти ведущие переменные – параметрами порядка. Именно нали чие параметров порядка во многих важных случаях позволяет исследовать мир, а наша способность их выделять делает реальность познаваемой.

Еще одним источником синергетики стала теория и практика управле ния организациями, социально-технологическими системами. В самом де 388 Мировая динамика и модернизация России ле, человек в состоянии принять в расчет не более 5–7 факторов или па раметров. Он может активно, творчески работать не более чем с 5– людьми (с остальными опосредованно). Но, если верить медицинской ли тературе, при постановке диагноза для ряда заболеваний врач должен принять в расчет более 400 переменных.

Конструирование современного истребителя или штурмовика предпо лагает очень точный выбор более 1500 параметров будущей конструкции (в то время как генеральный конструктор осознанно и обоснованно может выбрать лишь 5–7 из них). Кроме того, реализация крупных проектов тре бует координации действий тысяч организаций и согласованной работы сотен тысяч людей.

Выход из этого тупика также связан с самоорганизацией. В самом де ле, спросим себя, почему мы учим врачей так долго (в США обучение кардиохирурга от момента, когда он перешагнул порог университета, до времени, когда он сам начнет делать операции на сердце, занимает 15 лет, в Австралии врачебная карьера сопряжена с постоянной сдачей эк заменов, подтверждающих профессиональную квалификацию). Что же происходит при накоплении профессионального опыта? Самоорганизация в пространстве информации, знаний, стратегий, решающих правил (так называемая субъективная самоорганизация). Опытный врач действует «не по учебнику», пытаясь осмыслить все 400 переменных и поставить диа гноз, а оценивает 3–4 «правильных» в данном случае признака2.

В случае организации также часть связей предусматривается и проек тируется, часть складывается в ходе выполнения работы, самоорганиза ции (парадигма обучаемой организации является очень популярной в со временном менеджменте). При этом важнейшим элементом системы ста новятся инструменты, алгоритмы, языки взаимодействия иерархических уровней социально-технологической системы. Управление информацион ными потоками, управление разнообразием становится важным элементом функционирования системы. Классические работы С. Бира, находящиеся на пересечении кибернетики, теории организации, синергетики, раскры вают это сочетание управления и самоорганизации3.

Синергетика представляет собой подход, лежащий на пересечении сферы предметного знания, математического моделирования и фило софской рефлексии. Синергетика говорит языком прикладной матема тики, который сегодня становится языком междисциплинарного обще ния.

Проблема состоит в том, что он делает это интуитивно, опираясь на свой опыт и, как пра вило, не может ясно сказать, какие это признаки (то же самое характерно для хорошего инженера или управленца). Диагностические игры и другие информационные технологии позволяют выявлять эту информацию. См., например: Котов 2004.

Выдающийся вклад в анализ этих проблем был внесен Стаффордом Биром (2009).

Г. Г. Малинецкий Этот язык стремительно совершенствовался, развивался, обогащался в связи с появлением компьютеров (прогресс в этой области фантасти чен – со времени своего появления компьютеры стали считать в 100 мил лиардов раз быстрее), а также с решением задач, которые были близки к пределу возможностей имевшейся техники. В ХХ в. это были задачи фи зики плазмы, теории взрыва, моделирования ядерных реакторов.

Сложилось так, что одним из основоположников синергетики в нашей стране стал член-корр. РАН, третий директор ИПМ Сергей Павлович Курдюмов, который, занимаясь всеми этими проблемами, и создал тео рию режимов с обострением (это режимы, при которых одна или не сколько величин, характеризующих систему, неограниченно возрастают за ограниченное время [см., например: Малинецкий 2006]). Такие режимы дают приближенное описание (асимптотику) в системах с сильной поло жительной обратной связью. Они возникают в задачах физики плазмы и химической кинетики, экологии и глобальной демографии. Теория режи мов с обострением, построенная С. П. Курдюмовым, его учениками и коллегами, получила мировое признание.

Многие фундаментальные теории не только устанавливают новые причинно-следственные связи и дают ключ к новым технологиям. Они позволяют выявить принципиальные ограничения. В самом деле, класси ческая механика лишила нас надежды создать вечный двигатель первого рода, термодинамика – вечный двигатель второго рода. Соотношение не определенностей в квантовой механике показывает, что мы в принципе лишены возможности сколь угодно точно измерить координату и импульс микрочастицы в один и тот же момент времени.

Одним из принципиальных результатов синергетики стало открытие явления динамического хаоса и развитие концепции предсказуемости по ведения сложных систем. Было показано, что для многих нелинейных си стем (в том числе достаточно простых) имеет место горизонт прогноза – это время, за которое рост сколько угодно малых отклонений в определе нии начального состояния системы приводит к тому, что через это время информация о состоянии объекта оказывается утрачена.

Грубо говоря, в нелинейных системах малые причины могут иметь большие последствия. «Скорость роста последствий» определяет гори зонт прогноза.

Джон фон Нейман – один из создателей компьютеров, выдающийся математик XX в. – считал, что через несколько лет после появления ЭВМ можно будет получать среднесрочный (на 2–3 недели) прогноз погоды.

Несмотря на фантастический прогресс вычислительной техники у нас до сих пор нет среднесрочного прогноза. Причина этого в том, что для атмосферы горизонт прогноза и составляет около 3 недель.

Американский метеоролог Эдвард Лоренц, с именем которого связано это революционное изменение взгляда на реальность, пояснял наличие 390 Мировая динамика и модернизация России горизонта прогноза эффектом бабочки. Неустойчивость системы (а именно с этим связано гигантское усиление результата взмаха крыльев бабочки в нужное время в нужном месте) может вызвать гигантский тай фун через 2–3 недели в тысячах километрах от того места, где была ба бочка. Эти результаты нелинейной науки привели к тому, что возникла индустрия прогноза, предсказания, управления рисками.

Синергетика, или шире – нелинейная наука, изменила наш взгляд на развитие, на будущее. Для нелинейных систем характерно наличие би фуркаций (от французского – раздвоение, ветвление). При изменении ка кого-то параметра системы (например, времени) прежняя траектория ста новится неустойчивой и возникают другие (см. Рис. 1). При этом наиболее эффективным и важным является управление и самоорганизация именно в точке бифуркации. Здесь малые воздействия могут направить систему по тому или иному пути. Отсюда следует, что будущее неединственно и в точке бифуркации можно выбрать один из его вариантов. Развитие как последовательность бифуркаций в современной науке все чаще рассмат ривается в теории биологической эволюции, в экономике, в экологии, в математической истории4.

Проведенный анализ показывает, что и мир, и Россия сейчас находятся в точке бифуркации. Именно сейчас выбирается будущее, по крайней ме ре, на ближайший век.

Инновационные императивы России и социальный аутизм С 2001 г. руководство страны говорит о необходимости переходить от нынешней экономики к инновационному пути развития (экономике знаний). И именно с этой точки зрения естественно взглянуть на пробле мы развития России и на ее будущее.

Общим местом стали слова о глобализации, в которой России необхо димо принимать участие, о построении конкурентоспособной экономики, о будущем нашей страны как энергетического гаранта. Частое повторение этих слов делает их привычным фоном, как и утверждения про иннова ции, модернизацию, болонскую конвенцию.

Они уже не вызывают внутреннего протеста, скорее, привычно стереотипную реакцию на многократное повторение. В психиатрии из вестна такая болезнь, как аутизм. Больной при этом вытесняет из созна ния все неприятные, травмирующие элементы реальности, действуя так, Этот подход, выдвинутый более 15 лет назад (Капица, Курдюмов, Малинецкий 2003) ак тивно развивается в последние годы в России и США. Здесь можно, скажем, обратить вни мание на книгу Проблемы математической истории: Основания, информационные ресур сы, анализ данных (Малинецкий, Коротаев 2009в;

см. также: Малинецкий, Коротаев 2009а, 2009б).

Г. Г. Малинецкий как будто их нет. Кроме того, его действия и реакции стереотипны, стан дартны, обычно не согласованы с окружающей реальностью, тем более с ее изменениями. Эмоциональная глухота, притупление чувства самосо хранения и трудности с восприятием нового дополняют картину этой тя желой болезни.

По-видимому, состояние общественного сознания в России наиболее точно охарактеризовать как социальный аутизм как острое нежелание за глядывать в свое будущее и в будущее своей страны.

Начнем с глобализации. На Рис. 2 представлена карта январских тем ператур на территории СССР. Эта карта из учебника физической геогра фии достаточно ясно характеризует коридор возможностей России и предопределенность ее инновационного выбора.

Под глобализацией в классической формулировке понимается свобод ный поток людей, идей, капиталов, товаров, информации и технологий.

В условиях глобализации, играя по общим правилам, российская эконо мика в принципе не может быть конкурентоспособной на мировом уровне.

В самом деле, две трети территории нашей страны расположены в зоне вечной мерзлоты. Россия находится в экстремальных географиче ских и геоэкономических условиях. В этой зоне очень дорого капитальное строительство, создание и поддержание инфраструктуры. Естественно, дорога и рабочая сила – ее надо обогревать, сытно кормить и тепло оде вать. Кроме того, основные месторождения полезных ископаемых нахо дятся в труднодоступных северных районах, весьма удаленных от произ водственных центров. Это, а также результаты реформ, привели к тому, что, располагая 30% всех минеральных ресурсов планеты, Россия произ водит менее 3% глобального валового продукта.

Из Рис. 2 ясно, что вся российская продукция, которую умеют произ водить другие страны, расположенные в более благоприятной климатиче ской зоне, будет неконкурентоспособна. Такая страна не может жить в ис торическом масштабе долго. Кроме того, социальный успех модерниза ции должен был бы помочь нашим согражданам осознать, что они до вольны своим образом жизни, тем местом, в котором живут, и ощущают себя хозяевами своей страны и судьбы.

К сожалению, чеховский императив «В Москву! В Москву! В Моск ву!», переезд во все более крупные населенные пункты до сих пор опре деляет направление миграционных потоков. Кроме того, 97% населения страны, по данным социологов, считает, что никоим образом не могут по влиять на решения, принимаемые властью, и, естественно, не несут за них ответственности. Этот возврат к схеме социального антагонизма – «мы» и «они» – лишает модернизацию шансов на успех.

392 Мировая динамика и модернизация России Социальный аспект, воплощение мечты, своих цивилизационных им перативов в обновлении и развитии России сейчас не менее важны, чем технологические и экономические нововведения.

Социальный аутизм заставляет многих руководителей различных уровней и значительную часть населения забывать, что у нас не слишком богатая углеводородами страна (8-е место в мире по объему доказанных запасов), что наш вклад в мировой энергетический бюджет составляет всего около 7% (поэтому мы не можем даже «пошевелить» мировые цены на нефть), и что надежды занять место «мирового энергетического гаран та» лишены уже сейчас рациональных оснований, и в еще большей степе ни будут лишены этих оснований уже в ближайшем будущем.

Социальный аутизм и вытеснение всего травмирующего помогают не замечать, что многие ведущие геополитические игроки уже размыш ляют о разделе и утилизации российского наследства.

Именно социальный аутизм позволяет забывать утверждение Марга рет Тэтчер о том, что в условиях глобализации на территории России эко номически оправдано проживание 15 миллионов человек, слова Ангелы Меркель о том, что богатства России за Уралом являются достоянием все го мира, предложение Китая заняться обустройством и эксплуатацией Се верного морского пути, дискуссия в американских газетах о желательно сти покупки Восточной Сибири. В этом же ряду находится афоризм, при писываемый Збигневу Бжезинскому: «В XXI в. Америка будет развивать ся против России, за счет России и на обломках России».

Лучшим лекарством против социального аутизма представляет кон кретное большое дело – модернизация страны, переход от стремления «казаться» к императиву «быть».

Вновь и вновь в разных аудиториях и на разных форумах обсуждается вопрос, почему же в России «не идут» инновации. Вместе с тем ответ, следующий из мировой трактовки и проверенный на горьком российском опыте, достаточно прост. Чтобы автомобиль ехал, он должен иметь руль, колеса, двигатель и бензин. Если этих компонент нет, он не сдвинется с места, как бы не были хороши остальные части машины.

Чтобы в стране развивался инновационный сектор экономики, должен быть замкнут круг воспроизводства инноваций (см. Рис. 3). В США он за мыкается одним способом, в СССР – другим, в нынешней России он разомкнут.

В качестве классического образца сейчас все чаще рассматривают Кремниевую долину в США (центр исследований и разработок в сфере компьютерных наук и информационно-телекоммуникационного комплек са, сложившийся вокруг Стэндфордского университета). По его образцу и подобию сейчас планируется создать комплекс в Сколково (на проектные работы по которому на 2010 г. ассигновано 4,5 млрд рублей при том, что Г. Г. Малинецкий все 14 наукоградов вместе взятые ежегодно финансируются в объеме око ло 600 млн рублей). Поэтому сравнения здесь вполне уместны.

Итак, вначале осуществляется мониторинг экономической, военной, технологической, научной и образовательной сфер. Анализируются от расли, рынки, ключевые игроки, производственные цепочки. Проводится системный анализ, и уже на этом уровне удается выявить «болевые точ ки» регионов, стран, отраслей, транснациональных корпораций, а также перспективные «экологические ниши». Затем делается стратегический прогноз, выявляются тенденции, возможности, перспективы, узлы проти воречий, риски и угрозы. Строятся сценарии развития, выявляются кори доры возможностей и контуры желаемого будущего, создаются «дорож ные карты».

Эта работа имеет два смысла. С одной стороны, она ориентирует эли ты и лиц, принимающих решения. Это не означает, что они будут дей ствовать «под диктовку» экспертов и ученых. Но, делая выбор, они будут лучше представлять наиболее вероятные последствия своих действий и цену, которую, скорее всего, придется заплатить за выбор того или иного курса.

Второй смысл. Мы все чаще оказываемся в мире самосбывающихся прогнозов. Четвертая власть, влияние на общественное сознание (и, в частности, связанный с этим терроризм) становятся все более важными факторами мировой динамики. Стратегический прогноз все чаще оказы вается эффективным инструментом управления обществом.

Работа по стратегическому прогнозу отлично поставлена в США, Япо нии, Финляндии, Германии, Китае, Индии, во многих странах Организа ции экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Несмотря на не однократные инициативы создания чего-то аналогичного в России, с ко торыми выступали ряд академических институтов, научных школ, круп ных ученых, ничего подобного, сделанного на современной научной ос нове, в современной России пока нет.

Но оно должно появиться! Ведь для корабля, пункт назначения кото рого неизвестен, нет попутного ветра. Многие успехи американской поли тики, экономики и науки (включая Кремниевую долину) связаны со стра тегическим прогнозом, с сильной научно-технической и инновационной стратегией.

Следующий блок – фундаментальные исследования и подготовка кад ров. Условно говоря, он весь стоит один рубль – весьма немного по срав нению со следующими блоками. Средняя и высшая школа страны должны готовить кадры для будущего (имея в виду и рождающийся в мире техно логический уклад), передавать смыслы и ценности нашей цивилизации – мира России, а также активно участвовать в подготовке отечественной элиты. И тут вновь все познается в сравнении, в сопоставлении императи вов «быть» и «казаться». Предыдущий президент США ставил перед аме 394 Мировая динамика и модернизация России риканской средней школой конкретную цель – научить младших школь ников хорошо читать и считать. На эти цели выделялись десятки милли ардов долларов. Барак Обама, выступая в Национальной академии наук в 2009 г., поставил в качестве главной задачи – добиться того, чтобы американские школьники занимали первые места на олимпиадах по физи ке и математике в мире. По мысли Обамы, именно та страна, школьники которой побеждают по этим предметам, будет править миром через лет. Итак, ориентация на конкретный, проверяемый, понятный и вдохнов ляющий результат.

Российское министерство образования и науки ведет эти сферы жиз недеятельности иначе. Яркий, наглядный пример – отношение к болон ской конвенции и введение ЕГЭ. Министры европейских стран подписали болонское соглашение, обозначив общие тенденции, намерение сотруд ничать в деле унификации европейского образования, но не конкретизи ровали ни предлагаемые меры, ни сроки, ни этапы реформирования наци ональных систем образования. И в ряде европейских стран под лозунгом выполнения болонских соглашений действительно были проведены ра зумные реформы, направленные на развитие и совершенствование высше го образования. В других предложенные правительством проекты стали предметом острых политических дискуссий и были заторможены или от ложены. И лишь в России руководство решило так беспощадно и свирепо ломать существующую систему, перекраивая ее на западный (по ее пред ставлению) лад. Здесь руководители хотят казаться европейцами, а не ис ходить из конкретных реалий и потребностей страны.

В самом деле, против единого государственного экзамена, по данным социологов, возражает более 40 миллионов человек. Но проводится «экс перимент», результаты которого в течение многих лет остаются неизвест ными общественности, и далее школы и вузы заставляют жить по-новому.

По сути, был сорван прием в вузы в 2009 г. Например, по словам ректора МГУ им. М. В. Ломоносова В. А. Садовничего, в 2009 г. на три факульте та университета не было принято ни одного студента по конкурсу (посту пили сироты, инвалиды, льготники). Выяснилось, что бакалавры недоучки не нужны большинству работодателей, а чему учить магистров и кого же туда принимать не поняли в большинстве вузов страны.

Большое впечатление на образовательное и научное сообщество про извели сделанные Президентом РФ и министром образования и науки А. А. Фурсенко заявления о том, что из 3000 вузов и филиалов, суще ствующих в стране, желательно оставить 200, из которых не более 50 университетов. В «магистры» должны пойти лишь 20% из «бакалав ров». Иначе говоря, уже происходит слом системы образования страны, разрушение ее научно-технического потенциала и планируется ликвида ция его значительной части. Под предлогом модернизации (и при боль ших затратах) уничтожается один из главных на настоящий момент ре Г. Г. Малинецкий сурсов научно-технического прогресса и развития инновационной актив ности. Вновь стремление «казаться» «улучшать образ России на Западе», а не «быть», не решать насущные для страны и ее граждан задачи.

Наглядный пример также связан с «реструктуризацией» РАН. Вместо постановки конкретных задач и использования ее потенциала, воплоще ния полученных результатов в жизнь идет процесс «реформирования и уничтожения», ее укладывание в прокрустово ложе. «Рыба гниет с голо вы, но чистить ее начинают с хвоста» – гласит народная пословица. Ви димо, образование и РАН и оказались в России тем самым находящимся на виду хвостом, который периодически начинают «чистить», когда речь заходит об инновациях.

Между тем мотором инноваций является прикладная наука (примерно 10 рублей в выбранном масштабе). Но она-то и была уничтожена еще на заре реформ 1991–1996 гг., одновременно с развалом отраслевой си стемы управления экономикой и государственным планированием. Ряд прикладных институтов оборонно-промышленного комплекса ликвидиро ваны или добиваются в настоящее время в ходе реформ, проводимых под началом министра обороны А. Э. Сердюкова.

«Колесами» для инновационной машины являются те структуры, ко торые разрабатывают технологии и выводят технические новшества на национальные и мировые рынки (они стоят условно 100 рублей). Их-то в России практически нет. Ни «малый», ни «средний» бизнес проблем ин новационного развития страны сам по себе не может решить. И смысл он имеет, если есть крупные фирмы или транснациональные корпорации, ко торые способны доработать созданный товар или услугу, сделать их кон курентоспособными и вывести на мировой рынок.

Будущее прикладной науки вызывает особую тревогу. Восстановить большинство разогнанных институтов уже нереально. Попытка возложить на РАН прикладные разработки, предпринятая несколько лет назад и ре анимируемая сейчас в законодательном поле, заранее обречена на провал.

Академия имеет другую структуру, ее составляют иные люди, она доста точно далека от конструкторской и инженерной деятельности. В свое время академик М. В. Келдыш категорически возражал против того, что бы возложить реализацию космической программы на Академию наук СССР. Иной масштаб, иные приоритеты, академические институты в этой гигантской отрасли могут сыграть важную, но не решающую роль. И он оказался прав.

Сейчас предпринимается попытка «обойти» академию и создать, по примеру США, сильное исследовательское ядро в университетах («фе деральные университеты», «инновационные университеты» и т.д.), напра вив туда значительные средства. Но даже в случае успеха этого проекта, в котором есть много оснований сомневаться, это не приведет к возрож дению полноценной прикладной науки. Впрочем, пока даже имеющимся 396 Мировая динамика и модернизация России потенциалом не удается распорядиться разумно. Наглядный пример здесь – Саров, сохранивший инженерную культуру, научный потенциал, умение работать, но до сих пор не востребованный в должной степени. То же относится и к большинству других российских наукоградов.

Но если всерьез заниматься модернизацией, то проблему придется ре шать. Автомобиль без двигателя не поедет.

Важнейший элемент инновационной системы – крупные высокотехно логичные компании. Они необходимы России как воздух. Без них наша страна будет всегда находится на третьих-четвертых ролях в мировом ин новационном пространстве и выполнять роль дешевой рабочей силы. Она будет поставлять «дешевый полуфабрикат» – сырые научные и техноло гические идеи, а также кадры. Достаточно напомнить, что очень большой процент работающих в Кремниевой долине – выходцы из России, однако российских компаний там практически нет: «Амуры и Зефиры все рас проданы поодиночке».

Допустим, в России появляется прекрасная биотехнологическая разра ботка, имеющая отличные перспективы на мировом рынке. Но чтобы ее вывести туда, масштабировать, развернуть адекватное производство, ор ганизовать рекламу, «снять с прилавка» конкурирующий товар, нужен Proctor & Gamble или компания сравнимого масштаба. Продвижение ряда новинок в сфере компьютерных технологий требует таких гигантов как Microsoft, IBM, Intel… Поэтому у инновационного и высокотехнологичного бизнеса в России есть всего лишь несколько сценариев развития.

импортозамещение и отвоевывание хотя бы части внутреннего рынка у зарубежных предпринимателей;

отыскание выделенных ниш на зарубежных рынках и работа на них, по сути, без опоры на отечественную экономику;

работа на оборонно-промышленный комплекс, реализация про ектов, участие в которых иностранных предпринимателей нежелатель но, исходя из соображений национальной безопасности.

И каждый из этих путей труден по-своему. Поэтому модернизация России неотделима от создания крупных высокотехнологичных компа ний, которые могли бы реализовать имеющийся в стране инновационный потенциал. Без колес машина не поедет.

Следующий элемент системы, связанный с реализацией товаров, услуг, появившихся возможностей, также оказывается непростым в отече ственных условиях. Здесь и невосприимчивость экономики к инновациям, и гигантский бюрократический пресс, с которым сталкиваются высокие технологии в России, и непомерный «криминальный налог», от которого во многих случаях не удается уйти, и наконец, отсутствие ясной, после довательной государственной политики в ряде важнейших сфер жизне деятельности (государственный аппарат сплошь и рядом не понимает, Г. Г. Малинецкий что же означают «национальные интересы» во вверенном ему деле и ра ботает «в режиме импровизации» либо ориентируется на субъекты, от личные от государства российского…).

Следующий элемент инновационной системы, исключительно важный для всех элементов цикла воспроизводства инноваций – экспертиза.

Вновь обратимся к хрестоматийному примеру Кремниевой долины (хотя и в инновационных структурах, развитых в других странах, он играет не меньшую роль). Из 1000 проектов, выдвигаемых в Кремниевой, долине поддержку венчурных фондов получают в среднем 7. Иными словами, проводится тщательная технологическая, научная, маркетинговая, органи зационная, патентная и иная экспертиза. И сито этой экспертизы оказыва ется весьма частым. Но именно это и позволяет снизить риски инвесторов, предпринимателей, бизнес-ангелов до приемлемого уровня. В России, к сожалению, эффективная экспертная система в настоящее время отсут ствует. В то же время и в РАН, и в других структурах есть специалисты, которые могли бы сформировать экспертный корпус мирового класса. Эту структуру можно сравнить с тормозом в инновационной машине. Без не го, как известно, далеко не уедешь5.

Ну и, конечно, прежде чем двинуться вперед, нужен поток идей, про ектов, предложений. По нашим оценкам, со времен Всесоюзного обще ства рационализаторов и изобретателей инновационная активность насе ления России упала в 12–15 раз. Модернизация делает желательным воз врат к прежним показателям. Напомним, что в советские времена тираж журнала «Радио» достигал 6 млн, «Науки и жизни» – 3 млн, «Знания– силы» – 700 тыс., «Кванта» – 340 тыс. За время реформ тиражи подобных изданий упали примерно в 100 раз.

Чтобы будущее России состоялось, нам надо изменить отношение к знанию, к научно-техническому творчеству, к квалификации, к труду.

Модернизация – курс на VI технологический уклад Модернизация – это вопрос выжива ния России.

Д. А. Медведев Одной из важнейших технологий в настоящее время является алгоритм проектирования будущего. Это методы анализа трендов, предвидения бу дущих изменений, анализа возможных сценариев развития событий, оценки и управления рисками. Это не случайно – сегодня, чтобы прини мать серьезные дальновидные решения в важнейших сферах жизнедея Более подробно роль экспертизы в нынешних российских реалиях, и само состояние рос сийской науки раскрыты в книге Наука России. От настоящего к будущему (Арутюнов, Лисичкин, Малинецкий 2009).

398 Мировая динамика и модернизация России тельности – социальной, экономической, образовательной, военной, тех нологической и ряде других – надо заглядывать на 25–30 лет вперед.

В США существуют десятки мозговых центров, анализирующих, ка кие малые изменения в сегодняшней реальности могут привести к желае мым изменениям в перспективе 10–20 лет. Проводится несколько десят ков конференций в год, посвященных этой проблематике.

В основе подходов, используемых во многих таких центрах проекти рования будущего, которыми сейчас располагают не только государ ственные органы, но и многие крупные компании, лежат идеи выдающе гося русского экономиста Николая Дмитриевича Кондратьева.

В соответствии с ними в основе кризисов, войн, социальных ката строф, революций лежит смена технологических укладов, циклические процессы в мировой экономике.

Важное значение циклических процессов, их сложный, многомас штабный характер иллюстрирует Рис. 3. Из него видно, что в 1810-е гг.

«плохой экономической погоды» не было шансов создать крупную ком панию, которая проживет до настоящего времени (т.е. почти 200 лет).

Напротив, на рубеже Первой мировой войны эти шансы были весьма ве лики.

Кондратьевские циклы в странах-лидерах инновационного развития – США, Японии, Германии, Финляндии и ряде других – рассматриваются как основа для промышленной, технологической, инновационной полити ки. Пример, иллюстрирующий подобный подход, показан на Рис. 4.

По оси абсцисс здесь представлена временная координата, по оси орди нат – доля, которую занимает конкретная макротехнология по отношению к своему максимальному развитию во всей экономической системе.

Видно, что в целом мы имеем дело с логистическими зависимостями.

Первые 10–15 лет развития макротехнологии связаны с фундаментальны ми исследованиями и подготовкой кадров для будущей отрасли. На дан ном этапе роль государства является решающей. Еще 10–15 лет занимают прикладные разработки, показывающие, как полученное знание может быть воплощено в товары, услуги, опытные образцы. Здесь, как правило, важную роль играет и государство, и предприниматели, и другие эконо мические субъекты. Наконец, на третьем, завершающем этапе, когда про исходит диффузия макротехнологии во всю экономику (еще 10–15 лет), решающая роль принадлежит большим компаниям.

Вместе с тем, каждая макротехнология проходит этот цикл в своем темпе. Например, видно, что телевидение, авиастроение и атомная энерге тика прошли свой цикл достаточно быстро. Напротив, авиатранспорт (с созданием гигантской инфраструктуры авиасообщений) и компьютеры развивались существенно медленнее. Видно, как начался цикл развития нанотехнологий и биотехнологий.

Г. Г. Малинецкий Мониторинг макротехнологий, оценка их состояния и прогноз разви тия лежат в основе структурной, промышленной, технологической поли тики развитых стран. К сожалению, подобные инструменты отсутствуют в системе государственного управления современной России.

Экономическая и технологическая история XXI в. предстает, с точки зрения кондратьевской теории, следующим образом6.

Начало XX в. связано со становлением IV технологического уклада, локомотивными отраслями которого были массовое производство, тяже лое машиностроение, автомобилестроение, самолеты, электрические машины.

Истинный смысл сталинских пятилеток, советской программы инду стриализации, состоял в освоении возможностей IV технологического уклада. И. В. Сталин предвидел, что Вторая мировая война будет войной моторов, и оказался прав. Победа определилась тем, кто сможет делать их больше, лучше и эффективно использовать.

Локомотивами V технологического уклада стали компьютеры, мало тоннажная химия, телекоммуникации, электроника, интернет. Россия, втянувшаяся в бесплодные разрушительные реформы, упустила возмож ности, предоставленные отраслями этого уклада. Именно эти возможно сти позволили взлететь Японии и Южной Корее.

С системной точки зрения, причина нынешнего мирового финансового кризиса состоит в том, что отрасли V технологического уклада уже не дают прежней отдачи, их потенциал развития в значительной мере ис черпан. В то же время отраслями VI технологического уклада, по видимому, станут биотехнологии, нанотехнологии, новая медицина, ро ботика, высокие гуманитарные технологии, полномасштабные системы виртуальной реальности, новое природопользование. Именно сейчас, в эти несколько решающих лет, происходит «Пересдача карт будущего».

Решается, какие страны и регионы станут продавцами, а какие покупате лями, кому в ближайшие 40 лет суждено быть ведущим, а кому ведомым.

Именно сейчас мир проходит точку бифуркации, выбирает один из аль тернативных сценариев своего будущего развития.

По оценкам, которые делаются в ИПМ (и согласуются с оценками многих других экспертов), развитые страны переведут значительную часть своей промышленности на рельсы VI технологического уклада в 2014–2018 гг.

Отсюда ясна важнейшая задача российской модернизации – вскочить в последний вагон уходящего поезда VI технологического уклада. Это не вопрос экономической выгоды и даже не вопрос национальной без опасности. Это вопрос самого существования нашей страны.

Мы исходим из периодизации, которую дают отечественные исследователи В. И. Пантин и В. В. Лапкин (2006;

см. также: Акаев 2010).

400 Мировая динамика и модернизация России В самом деле, в соответствии с планом военной реформы, проводимой под началом министра обороны А. Э. Сердюкова, до 2010 г. численность сухопутных войск должна уменьшится в 10 раз, военно-морского флота вдвое, военно-воздушных сил вдвое, а ракетных войск стратегического назначения в 1,5 раза. Это означает, что необходимо техническое перево оружение войск на основе следующего технологического уклада. Иначе это одностороннее разоружение может привести к самым драматическим последствиям.

С другой стороны, изношенная инфраструктура и техносфера России несут риски громадных техногенных катастроф. Их предвестник (авария на Саяно-Шушенской ГЭС), к сожалению, не воспринимается обществом, как предупреждение об очень серьезных угрозах, которые ждут страну в ближайшем будущем… Радикальные сдвиги в медицине и в повышении качества и продолжи тельности жизни, достигнутые в одной из развитых стран, также могут существенно изменить конфигурацию мировых элит и послужить катали затором для социальных перемен. Очень многое из того, что определит будущее России, решается здесь и сейчас… Инновационный тупик России А у наших у ворот все идет наоборот.

Пословица Один из американских президентов назвал национальную инновационную систему одним из главных достижений Америки. И слова о такой системе для России постоянно звучат в коридорах власти.

Министр образования и науки А. А. Фурсенко сравнил ситуацию в ин новационной сфере нашей страны с «точкой росы» – еще миг и хлынут инновации, так же стремительно, как происходит конденсация жидкости в пересыщенном паре. Он рассказал о конкурсе инноваций и 11 отобран ных проектах (при участии предпринимателей, ученых, чиновников), вложения в которые должны за три года дать пятикратную прибыль. Он объяснил, что о создании электроники думать уже не надо – плати милли ард, ставь завод и производи желаемое… Одна проблема. Говорилось это в 2002 г. И где теперь министр, электроника, национальная инновацион ная система?

Индикаторы, характеризующие научно-технический прогресс и актив ность изобретателей, рационализаторов, предпринимателей, разнообраз ны. Каждый из них отражает лишь определенные стороны инновационно го процесса.

В каких же областях инновационная активность наиболее велика? От вет на этот вопрос дает Табл. 1:

Г. Г. Малинецкий Табл. 1. Число патентов, полученных в различных областях промышленности в 2009 г.

Информационные технологии, компьютеры 12 Фармацевтика 12 Медицинские технологии 12 Электромашины 11 Цифровая связь 10 Телекоммуникации 9 Из которой видно, что в прошлом году главными «генераторами нового»

были отрасли V технологического уклада, которого в России на совре менном уровне, по сути, нет.

Не менее показателен и список фирм-лидеров по числу зарегистриро ванных патентов (см. Табл. 2):

Табл. 2. Фирмы-лидеры по числу патентов, полученных в 2009 г.

№ Компания Страна Патенты Япония 1 Panasonic Huawei Теchnologies Китай 2 Германия 3 Robert Bosch GmbH Нидерланды 4 Philips Electronics США 5 Qualcomm При взгляде на Табл. 2 вспоминается хрестоматийная фраза Наполеона:

«Бог любит большие батальоны». Очень большое количество патентов получают крупные, всемирно известные фирмы (тот самый «крупный вы сокотехнологичный бизнес мирового класса», о котором, а точнее об от сутствии которого в России, в последние годы как-то забывают). Несмот ря на все фонды, лоты, программы и принятые законы, национальной ин новационной системы в России пока нет. И работу по ее созданию прак тически придется начинать с нуля.

Следует прокомментировать данные, показывающие, как отреагирова ли инновационные системы разных стран на шок, которым стала первая волна нынешнего кризиса (Бурмистров 2010). Эти данные показывают, что количество патентов, в сравнении с предшествующим годом, значи тельно (более, чем на 10%) сократилось в США и Германии и несколько возросло в Японии и Южной Корее.

402 Мировая динамика и модернизация России Но, безусловно, из общего ряда выделяются Китай и Россия. В Китае число зарегистрированных патентов увеличилась почти на 30%. Это аргу мент в пользу того, что страна предполагает решать свои проблемы за счет своего интеллекта и высоких технологий.

В России же и так небольшое количество регистрируемых изобрете ний сократилось на 29%. Это означает, что инновационный комплекс страны не только очень мал по мировым меркам, но и крайне уязвим по отношению к кризису.

Заметим также четкую связь между отраслями промышленности, ко торые есть в стране, и профилем инновационной активности населения.

В свое время СССР был одной из ведущих держав в разработке и со здании промышленных роботов. До сих пор команды студентов и аспи рантов из России занимают престижные места на международных сорев нованиях мобильных роботов. Но в промышленности советское наслед ство в большей степени растеряно и даже имеющиеся перспективные раз работки не доходят до производства. Да и цифры говорят сами за себя:

по числу роботов, задействованных в промышленности, наша страна не входит даже в первую десятку. На 10 тысяч рабочих в Япо нии 295 промышленных роботов, в Сингапуре – 169, в Южной Корее – 164, в Германии – 163, в России – всего 27.

Россия находится в «инновационной пропасти» и выбраться из нее бу дет нелегко.

Новая индустриализация России.

Имеет ли задача решение?

Науку часто смешивают с знанием.

Это грубое недоразумение. Наука есть не только знание, но и сознание, то есть умение пользоваться знанием как следует.

В. О. Ключевский Перед страной стоит грандиозная задача – новая индустриализация, фор сированное развитие высоких технологий, коренное обновление всей тех носферы и инфраструктуры на новой технической и организационной ос нове. По сути, страна должна шагнуть в VI технологический уклад, ми нуя пятый. От этого зависит, каким будет место России в истории XXI в., и будет ли у нее место в истории. Этот технологический рывок, модернизация потребует сверхусилий.

Но существует ли решение сформулированной задачи? Можно ли пе рескочить через технологический уклад? Для ответа на этот вопрос есть множество математических моделей, теорий, конкретных программ и проектов, показывающих, как можно «втянуть в будущее» определенные Г. Г. Малинецкий сферы жизнедеятельности (Малинецкий 2008, 2009;

Акаев, Коротаев, Ма линецкий 2010).

Тем не менее, более убедительным, на наш взгляд, является конкрет ный пример. Обратим внимание на страны-аналоги России – Канаду и Южную Корею. Перед обеими странами в 1970-е гг. стояла проблема освоения возможностей V технологического уклада.

При этом Канада была удовлетворена своим положением и связкой со страной-лидером – США. Значительная часть валового внутреннего про дукта (ВВП) шла на потребление, темпы развития невелики и кардиналь ного изменения положения этой страны в мировом экономическом про странстве не произошло.

Напротив, Южная Корея совершает технологический рывок, вклады вает сверхусилия в развитие своей экономики. В течение почти 30 лет до ля инвестиций в ВВП не опускалась ниже 30%, а в течение 5 лет превы шала 40%. В течение ряда лет темпы роста выражались двузначными цифрами (см. Рис. 6).

Стоит обратить внимание на несколько важных элементов южноко рейского опыта того времени.

Ясный, научно обоснованный план развития южнокорейской национальной экономики, конкретная «дорожная карта», подготовлен ная ведущими мировыми специалистами.

Курс на развитие не «прошлого», и не «текущего», а следующего технологического уклада.

Жесткая экономическая политика, побуждавшая предпринима телей не вывозить капиталы за рубеж, а вкладывать их в развитие национальной экономики, в своей стране.

Опережающие вложения в образование, исследования и разра ботки (достаточно сказать, что в ходе модернизации, технологического рывка Сеул стал первым городом мира по числу физиков на душу населе ния).

Формирование адекватных патриархальному, традиционному обществу социально-технологических структур, ориентированных на инновационный прорыв.

Такими структурами в Южной Корее стали вертикально интегриро ванные компании – чеболи. Это компании, которые практиковали пожиз ненный найм, переподготовку, решение социальных проблем своих со трудников. Традиции верности роду заменил обычай верности компании.

Важно подчеркнуть, что в ходе успешной модернизации страна не пошла «очевидным», «стандартным» путем вестернизации социально экономической системы.

Подводя итог, можно сказать, что «скачок через уклад» возможен, и в этом убеждают не только выкладки и прогнозы, но и конкретные при 404 Мировая динамика и модернизация России меры развития ряда стран в новейшей истории. Очевидно, этот путь не за казан и России.

Пожалуй, стоит обратить внимание на несколько важных шагов, кото рые могут быть предприняты не только на федеральном, но и на регио нальном уровне. Проблема модернизации встает не только перед Россией в целом, но и перед отдельными регионами. И первая волна прошедшего кризиса сделала эти проблемы еще более актуальными.

Одним из инструментов для этого может служить региональная инно вационная система. Это инструмент, так же как подобная система в мас штабах страны, должен:

обеспечить поток инноваций, проектов, предложений, идей (по крайней мере, в 10 раз превышающий нынешний);

создать сито экспертизы, позволяющее отбирать наиболее под ходящее в соответствии с поставленными регионом целями и установ ленными критериями;

представить образ будущего региона и стратегию, на основе которой можно вырабатывать конкретную инновационную, промыш ленную, образовательную региональную политику;

организовать корпус консультантов и аппарат, готовящий ре шения в инновационной сфере (наиболее подходит здесь MIA – мастера инновационного администрирования, оперирующие с информационными потоками в данной областями, представляющие и риски, и истории успеха в инновационной сфере, готовящие решения в данной области и обеспе чивающие их организационное сопровождение);

переподготовка кадров, которым предстоит воплощать новую инновационную политику региона.

По сути дела, речь идет о совмещении части функций Госплана, Гос снаба, Госкомцена, Всероссийского общества изобретателей и рационали заторов, а также отраслевых совещаний экспертов и Высших академиче ских курсов, существовавших в советские времена.

Тем не менее, когнитивные центры, сочетающие компьютерные мо дели регионального развития в контексте динамики всей России, распре деленную систему экспертизы (если вопрос задан точно, то найти профес сионалов, знающих на него ответ, либо способных прочертить путь к это му ответу, сейчас найти проще, чем 10–20 лет назад), и небольшую ко манду консультантов, поддерживающих лиц, принимающих решения в этой области.

Опыт работы такой структуры, созданной в ИПМ – Центра компью терного моделирования и экспертного анализа – с рядом регионов пока зал большую эффективность подобной схемы работы.

В качестве примера можно привести исследования, проведенные для Чувашской республики. В ходе кризиса удалось в течение нескольких недель оценить изменение экономической траектории республики, а так Г. Г. Малинецкий же безработицу, которая связана с кризисными явлениями в экономике.

При этом наиболее подходящим инструментом для такого моделирования оказались так называемые имитационные экспертные системы. В таких системах часть параметров модели определяется, исходя из статистиче ских данных и фундаментальных соотношений, другая часть оценивается экспертами. Возможность очень быстро просчитать поведение системы при выбранных параметрах позволяет экспертам, с одной стороны, уточ нить сделанные ими оценки, с другой – организовать совместную работу экспертов, своеобразный консилиум. Сделанный в конце 2008 г. прогноз показал, что после кризиса небольшие потери понесет сельскохозяйствен ный сектор экономики, в то время как промышленность упадет примерно на 30%. Это связано с тем, что основная часть индустрии республики от носится к IV технологическому укладу, и в ходе кризиса ее конкуренто способность существенно упадет. Первый год кризиса подтвердил сде ланные прогнозы.

По инициативе президента Чувашской республики Н. В. Федорова бы ла пересмотрена стратегия региона. В новой стратегии сделан акцент на развитии в хозяйстве региона предприятий, ориентированных на VI технологический уклад. При этом одним из главных приоритетов края должно стать новое поколение биотехнологий.

Кроме регионального аспекта модернизации в стране существует не сколько крупных отраслей – потребителей инноваций. Об этом можно су дить, взглянув на стратегии развития этих отраслей, на их сайты. Среди них Министерство транспорта РФ (www.mintrans.ru), эксплуатация меди цинской техники в рамках Минздравсоцразвития (www.minzdrvsoc.ru), Рособоронэкспорт (www.roc.ru), атомная энергетика и промышленность (www.minatom.ru) и несколько других. Технологии, связанные с когни тивными центрами, вероятно, будут очень полезны и на этом уровне управления. Таким образом, есть много веских аргументов в пользу того, что задача модернизации России, форсированного перехода к VI техноло гическому укладу, разрешима. Есть ряд важных предпосылок для успеха дела. Пора приступать к решению самым энергичным образом. Пока не стало поздно.

406 Мировая динамика и модернизация России Самоорганизация, цивилизация, жизнеустройство В борьбе за существование Запад стал доми нировать в экономическом и политическом планах, но он не смог полностью обезору жить соперников, лишив их исконно прису щей им культуры. В духовном поединке по следнее слово еще не сказано.

А. Тойнби В настоящее время набирает силу процесс глобализации, связанный с «асфальтированием» экономического, культурного, социального про странства стран третьего мира. Под флагом «вестернизации» формируется «многоэтажный мир», происходит деградация социально-экономических систем, их примитивизация. Многие страны, которые 30 лет назад счита лись развивающимися, сейчас относят к «конченым».

С другой стороны, инвестиции в ряд стран полупериферии мировой экономической системы (Бразилия, Индия, Китай) стали существенно прибыльнее, чем в страны, относящиеся к ядру мировой системы. Более того, как и в случае Южной Кореи, сохранение и адаптация своей культу ры, смыслов и ценностей, своего жизнеустройства к новым реалиям ста новится не помехой, а условием успешной социально-технологической модернизации.

И если XIX столетие можно было назвать веком геополитики, ХХ – веком геоэкономики, то, по-видимому, наступившие столетие станет веком геокультуры. Соперничество будет происходить в информацион ном пространстве, в области смыслов и ценностей, в сфере проектов бу дущего и представлений о возможном и желаемом.

И в этом плане западная цивилизация столкнулась с серьезными про блемами. Традиция протестантизма, основы которой были заложены Мартином Лютером (1483–1546), сыграла, по оценке Макса Вебера и дру гих выдающихся социологов, важнейшую роль в становлении капитализ ма. И именно сейчас она сталкивается с глубокими системными противо речиями. Индивидуализм, культ потребления, огромное развитие вирту альной реальности, жизнь в настоящем – символы общества постмодер на – все менее соответствует сегодняшним реалиям и утрачивают притя гательность.

Наглядный пример – отношение к будущему. По-видимому, символ нашей эпохи – концепция устойчивого развития (если весь мир начнет жить по стандартам Калифорнии, то всех разведанных запасов полезных ископаемых на Земле при существующих технологиях хватит на 3–5 лет).

С другой стороны, по мысли Фридриха фон Хайека – классика либераль ной экономической мысли – мы не должны слишком беспокоится о сле Г. Г. Малинецкий дующих поколениях, поскольку у них нет возможностей позаботиться о нас.

Другой пример – интеллектуальная собственность. Она просто «не по мещается» в прокрустово ложе традиционной либеральной концепции имущества. Мир переходит к «экономике внимания». Становится неясно, кто кому должен платить – тот, кто привлек внимание к своему продукту, или тот, чье внимание оказалось привлечено.

Рассуждая о цивилизации, этносах, народах, традиционно делают ак цент на общности языка, культурных и моральных норм, общности исто рической судьбы и территории. Однако не менее важным представляет ся уровень и характер социальной самоорганизации и тип жизнеустрой ства.

И то, и другое можно пояснить на двух простых примерах. После рос сийского дефолта 1998 г. многие западные эксперты оценивали время возврата экономики на прежние позиции после этого тяжелейшего удара (уничтожившего значительную часть среднего бизнеса России) в 15– 20 лет. Вопреки их прогнозам и ожиданиям восстановление произошло удивительно быстро – за 2,5–3 года.

Ряд социологов объясняют это иным, не характерным для западного общества, типом самоорганизации. Последнее связано с существованием в обществе так называемых доменов – неформальных групп численностью от 5 до 30 человек (иногда это члены семьи, иногда друзья или сослужив цы). В случае возникновения проблем у одного из членов такой малой группы весь домен стремится помочь и воспринимает эти проблемы как свои.

Здесь уместна аналогия с проблемой неустойчивостей в физике плаз мы, которой ученые занимаются с 1960-х гг. Оказалось, что по мере ста билизации одних типов неустойчивостей, появляются другие, связанные с тем, что в плазме возникают структуры различных типов (именно по этому физика плазмы и оказалась прекрасным полигоном для отечествен ной школы синергетики). Ученые убедились, что свойства «плазмы со структурами» поразительным образом отличаются от характеристик среды, в которой такой самоорганизации нет.

Века жизни в условиях «социальной атомизации» во многих западных странах («каждый за себя, один Бог за всех») породил и свои алгоритмы социального управления, и свое законодательство, и главное – свой тип идеологии и человека. И, конечно, социальные неустойчивости в атоми зированном обществе (они сродни тем, которые изучает статическая фи зика).

Заметим, что это ясно проявилось и в ключевых достижениях европей ской науки. Элементарная сущность, лежащая в основе политической экономии Маркса – товар (потребительская стоимость, отчуждаемая от производителя). В фундаменте теории Дарвина и последующих по 408 Мировая динамика и модернизация России строений – наследственность, изменчивость и отбор, связанный с конку ренцией7.

Мир России часто называют цивилизацией Севера. И многие века жизни в зоне рискованного земледелия при постоянной военной угрозе сформировали свой, общинный тип самоорганизации (вероятно, тесно связанный с нынешними доменами) и свое отношение к жизни. Импера тивы «общее выше личного», «духовное выше материального», «справед ливость выше закона», «будущее важнее настоящего и прошлого», есте ственные для нашей цивилизации, чужды для западного мировосприятия.

И социальные неустойчивости здесь иные! Если западный социум это, скорее, «газ» атомов – индивидуумов, то русский мир можно сравнить со сложной нейронной сетью, в которой сложные и разнообразные связи между элементами придают целостность и качественно новые способно сти объекту (подобно тому, как связи между клетками мозга – нейрона ми – превращают совокупность в нечто качественно иное).

Грубо говоря, основой западного общества является либеральная идеология, сложившаяся в течение веков жесткой общественной борьбы, развитая отточенная система законодательства (вспомним знаменитое «то, что не запрещено законом, то разрешено»). Для мира России первичны многие неописанные, моральные нормы и здесь естественно было бы, чтобы общество, с совокупностью его ключевых связей, оказывалось ос новой идеологии.

Рассматривая модернизацию, неразумно и неплодотворно вырывать какую-то одну ее сферу или аспект. Необходим целостный, системный взгляд. Основу для него дает теория техноценозов, развитая в последние годы американскими исследователями Л. Г. Бадалян и В. Ф. Криво ротовым (2010). Под техноценозом мы понимаем совокупность осваивае мой обществом природно-климатической зоны, ее ресурсы (включая один из основных – энергоносители), используемые технологии, совокупность общественных отношений и институтов, технологий производства и управления (по сути, это распространение идей В. И. Вернадского на об ласть социальных систем).

Каждая успешная цивилизация, занимающаяся лидирующие позиции, находит свой, оригинальный способ освоения природно-климатической зоны, «неудобий» в рамках прежнего жизнеустройства. Например, в кон це XIX в. тяжелейшей территорией считалось то пространство, которое В то же время сотрудничество, взаимная адаптация, симбиоз играет, как сейчас и считают многие биологи, не меньшую роль, чем конкуренция. И в целом биоценоз представляется не только как набор видов, связанных отношениями «хищник-жертва», а как сложная си стема с множеством положительных и отрицательных обратных связей. Именно эта слож ность, как утверждает один из разделов синергетики – теория самоорганизованной критич ности – и отвечает за множество эволюционных феноменов (Малинецкий, Потапов, Подла зов 2006).

Г. Г. Малинецкий ныне занимают США. Однако железные дороги (а позже система хайвэев), щитовые дома, ряд финансовых технологий поддержки проектов территориального развития, превратили за небольшой срок огромную страну в цветущий край, позволили найти адекватное этим реалиям жиз неустройство.

Именно такая задача должна быть решена и миром России в ходе мо дернизации. Не секрет, что за два последних десятилетия российских ре форм из 5 жителей Сибири один человек переселился в европейскую часть страны. Пустеют Север, Дальний Восток, Камчатка и Чукотка.

Это признак геополитического и геокультурного неблагополучия.

В нормальной ситуации люди должны быть довольны и своим образом жизни, и тем местом, в котором живут, своими и своих детей перспекти вами. Именно это и является одним из главных критериев успеха модер низации. Чтобы Россия имела будущее в истории, это необходимо сделать и в нашем отечестве.

Оселком или лакмусовой бумажкой в этом контексте является отно шение к системе доступного и малоэтажного жилья. Ситуация в данной области в России неудовлетворительна – жилье является предметом пер вой необходимости.

К сожалению, жилье стало в России предметом спекуляций. Достаточ но напомнить, что за 10 лет цены на жилье в Москве удалось взвинтить в 6 раз8.

С другой стороны, созданы и апробированы технологии малоэтажного строительства. Эти технологии не требуют применения тяжелой техники, достаточно дешевы (в пределах $260/м2 в существующих ценах) и вместе с тем обеспечивают европейское качество (www.smi-svoi.ru). По сути де ла, современные технологии позволяют достаточно быстро и легко свои ми руками возводить жилье весьма высокого уровня. Но всего этого ма ло… Чтобы граждане могли построить свой дом, власть должна выделить землю. И в этом пункте становится понятна серьезность ее намерений.

И вновь можно обратиться к успешному историческому опыту других стран. Им удалось найти оптимальный, наиболее подходящий для них тип жизнеустройства. В ходе модернизации эта задача должна быть решена и в России.

Разумеется, это следствие того, что капитализм в России пока не состоялся. В отсутствие серьезных стабильных компаний, в которые можно было бы вложить средства, деньги приходится вкладывать в недвижимость… 410 Мировая динамика и модернизация России Необходимые условия модернизации Те, кто в 90-е гг., занимая высокие должно сти, действовал в ущерб обществу и государ ству, обслуживал интересы олигархических структур и разбазаривал национальное досто яние… – это они нас учат жить сегодня, это они сделали, между прочим, коррупцию главным средством политической и экономи ческой конкуренции.

В. В. Путин Излишнее – враг необходимого.

Ф. Ницше В свое время выдающийся русский историк В. О. Ключевский провел де тальный анализ петровской модернизации. Он показал, что конкретные военные технологии (от овладения которыми зависела сама судьба Рос сии) требовали также новых образовательных, гуманитарных, социаль ных, управленческих алгоритмов, изменения жизнеустройства. Он про следил, как быстро произошел откат в послепетровское время, в ходе ко торого второстепенное, внешнее, наиболее простое сохранилось, а ряд сущностных, принципиальных моментов был утрачен. И только через де сятилетия многие петровские начинания вновь обрели плоть и кровь.

Поэтому на крутом историческом переломе, каковым является модер низация, каждая политическая сила, социальная группа пытается придать предстоящим переменам свое направление, по-своему расставить акценты (достаточно вспомнить недоброй памяти «перестройку», в ходе которой части элиты, взявшей курс на демонтаж СССР, удалось, прикрываясь на каждом этапе «разумными лозунгами», разрушить здание советской цивилизации).

Естественно в этой связи определить, с одной стороны, говоря матема тическим языком, необходимые условия модернизации. Иначе говоря, те немногочисленные предпосылки, без которых перемены не осуществятся (разумеется, это не означает, что сформулированных условий достаточно, многое будет зависеть от конкретных принимаемых решений и людей, ко торые будут их принимать;

однако, прежде чем отправляться в плавание, капитанам естественно представить, где же они в конце концов должны оказаться).

С другой стороны, эти необходимые условия, говоря синергетическим языком, определяют параметры порядка процесса модернизации – те ключевые переменные, по которым можно судить о результате произо шедших изменений.



Pages:   || 2 |
 


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.