авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

ФАКУЛЬТЕТ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

МГУ ИМ. М.В. ЛОМОНОСОВА

Центр политических

систем и культур

Доклады ЦПСК:

№1

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ

"НЕСТАБИЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ" СНГ

Москва

Институт востоковедения РАН

2013

ФАКУЛЬТЕТ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

МГУ им. М. В. ЛОМОНОСОВА

ЦЕНТР ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ И КУЛЬТУР ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ‘НЕСТАБИЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ’ СНГ Доклад подготовлен по материалам круглого стола, состоявшегося на Факультете мировой политики 24 апреля 2013 г.

Москва ИВ РАН 2013 УДК 321.013(47+57) ББК 63.3(2)64+66.3 H341 Авторский коллектив:

член-корр. РАН, д. и. н., профессор, В. В. Наумкин (научный руководитель ЦПСК), к. и. н. В. А. Кузнецов (директор ЦПСК), к. и. н. В. И. Бартенев, к. ф. н. С. А. Василенко, Н. А. Киракасян, аспирант ФМП МГУ, к. и. н. Д. В. Малышев, д. полит. н. Д. Б. Малышева, О. Нессар, к. полит. н. Д. Г. Николаев, к. и. н. С. А. Притчин Составитель и ответственный редактор:

д. п. н., главный научный сотрудник ЦПСК Д. Б. Малышева Наумкин В. В., Кузнецов В. А., Бартенев В. И. и др.

H341 Политические трансформации «нестабильных госу дарств» СНГ: Доклад по материалам круглого стола (Фак-т мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, 24 апреля 2013 г.) / сост. Д. Б. Малышева / Центр полити ческих систем и культур, Фак-т мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова. – М.: Ин-т востоковедения РАН, 2013. – 34 с.

ISBN 978-5-89282-561- © Факультет мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, © Институт востоковедения РАН, Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ СОДЕРЖАНИЕ Проблема «нестабильных государств» в современном мире Непризнанные государства Южного Кавказа:

специфика политической трансформации Конфликты и политические кризисы в «нестабильных государствах» Центральноазиатского региона Проблемы нестабильности в восточноевропейском регионе СНГ: Приднестровский конфликт Выводы и рекомендации 4 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Проблема «нестабильных государств»

в современном мире В наши дни проблематика затронутых вооружен ными конфликтами «нестабильных государств» (fragile states) выходит в глобальной повестке дня в сфере со действия международному развитию на передний план, что предполагает решение проблем безопасности за счет развития («секьюритизация развития»).

Разрыв «нестабильных государств» с развитыми ин дустриальными странами постоянно увеличивается.

При этом в противоположность «нестабильным госу дарствам» «стабильные» обнаруживают способность действенно противостоять внутренним и внешним вы зовам и рискам. При этом в последнее время наблюда ется попытка отхода от противопоставления «слабых», «уязвимых» государств «сильным» и «стабильным».

Упор делается на проблему уязвимости всех государств к внутренним и внешним шокам, на то, что даже ста бильные государства и их отдельные регионы не за страхованы от таких шоков. Международное сообщест во, страны-доноры корректируют свои подходы к «проблемным государствам» и в других сферах, обра щая теперь большее внимание не на задачи продвиже ния демократии, а на вопросы институционального строительства в «проблемных государствах», углублен ного изучения политико-экономической ситуации в тех из них, что затронуты конфликтами.

Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Несмотря на то, что количество межгосударствен ных конфликтов в мире в XXI в. существенно умень шилось по сравнению с предыдущим столетием, число политически нестабильных государств продолжает увеличиваться. Всего, по подсчетам Всемирного банка, 26% семимиллиардного населения мира живет в «не стабильных государствах», где прожиточный минимум составляет менее 1,25 долл. США в день. В 2000-е годы Международная сеть по нестабильным и затронутым конфликтами государствам насчитала в мире 47 таких государств с населением около 1,5 млрд. человек. А с конца 1980-х годов около 70% «нестабильных госу дарств» оказались вовлеченными в вооруженные кон фликты.

На эти государства приходится также 1/3 всех смер тей от СПИДа, половина детской смертности в мире;

треть людей лишены здесь доступа к чистой питьевой воде, и столько же детей в государствах, относимых к «нестабильным», не получают начального образования.

Предполагается, что к 2015 году только десяти процен там из числа этих стран удастся уменьшить вдвое ни щету и голод, а процесс политической трансформации «нестабильных государств» может занять, согласно ря ду экспертных оценок (например, британского Мини стерства международного развития – UK Department for International Development [DFID]), от 20 до 40 лет.

Критерии отнесения тех или иных государств к ка тегории «нестабильных» различны, но, как правило, они основываются на показателях «недееспособности».

Так, например, Всемирный банк считает «нестабиль 6 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ ными» государства с низким качеством жизни населе ния, низким уровнем его доходов, неустойчивой поли тической обстановкой и острыми проблемами эконо мического развития. Оценивается также способность ключевых государственных институтов (высшего поли тического руководства, армии, полиции, судебной сис темы и др.) обеспечить безопасность государства и его населения. Учитываются и такие факторы, влияющие на превращение государств в «нестабильные», как со циально-экономические кризисы и природные бедст вия.



Прокатившиеся с 2011 года по Ближнему Востоку восстания и революции, обобщенно именуемые в на учной литературе «Арабской весной», привели к деста билизации региона и к расширению списка «неста бильных государств». Согласно опубликованному в 2013 году американским журналом «Foreign policy»

«Индексу недееспособных государств» (Failed States In dex), составленному американской неправительствен ной, некоммерческой исследовательской организацией Фондом за мир (Fund for Peace)1, в число стран, давно находящихся в опасной «красной зоне» (Сомали, Демо кратическая республика Конго, Чад, Афганистан, Юж ный Судан) – то есть собравших «сумму всех рисков», включающих в себя сбивчивые темпы развития, низкий уровень легитимности государственной власти, Failed states. An Annual special report by FP and the Fund for Peace/ // For eign Policy, 22.08.2013. URL: http://www.foreignpolicy.com/failedstates2013.

Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ несоблюдение прав человека, клановый характер элит и пр. – попал Египет, где, по мнению составителей Ин декса, постреволюционные демократические преобра зования провалились.

«Нестабильными», «проблемными» могут быть не только государства, но и отдельные внутригосударст венные регионы, которые сталкиваются с рядом небла гоприятных обстоятельств временного или постоянно го характера – с экономическим кризисом, социально политическими или этническими конфликтами, техно генными катастрофами, разрушительными стихийны ми природными явлениями и пр. Такие регионы, где уровень экономического развития и качества жизни на селения намного ниже, чем в других регионах страны, больше подвержены стагнации, экономическому спаду, что создает условия для криминализации обществен ных отношений, вспышек социальных, этнических, ре лигиозных конфликтов.

«Нестабильным государствам» в той или иной сте пени присущ целый ряд неблагоприятных характери стик постоянного или временного характера. И хотя разработанные учеными и международными органи зациями многочисленные индексы часто выглядят как политизированные и субъективные, в целом из них можно извлечь несколько показателей, которые могут оказаться полезными для характеристики «проблемных государств».

8 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Экономические показатели «нестабильности»:

замедленное или кризисное развитие экономик;

внезапный и значительный экономический спад;

неравномерное экономическое развитие различ ных слоев населения;

его повышенная бедность;

дисбаланс в развитии внутристрановых регио нов.

Социальные индексы:

высокая степень незанятости;

интенсивные миграционные процессы;

массовый наплыв беженцев и временно переме щенных лиц;

постоянный или длительный отъезд из страны представителей среднего класса, интеллигенции, уче ных.

Политические индексы:

обостренные социально-политические и этниче ские противоречия;

наличие слабо контролируемых центральной властью конфликтных территорий;

повышенная криминогенная ситуация, которую государству не удается преодолеть;

коррупция в высших эшелонах власти;

Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ прогрессирующее ухудшение работы государст венных институтов и служб;

неисполнение законов;

широкомасштабные нарушения прав человека;

активное вмешательство извне во внутриполити ческие и внутриэкономические процессы государств, считающих себя суверенными.

Эти факторы затрудняют способность властей кон тролировать целостность государств, а также демогра фическую, политическую и экономическую ситуацию.

Усложненными оказываются и процессы политической трансформации, связанные с преодолением конфлик тов и нестабильности, обеспечением безопасности раз вития. Все это является препятствием для привлечения инвестиций, мешает экономическому росту государств.

Ситуацию усугубляет и то, что «нестабильные госу дарства» превращаются в угрозу безопасности сопре дельных стран и регионов, особенно если те являются слаборазвитыми и бедными. Трансграничное передви жение оружия, вооруженных группировок, наркотиков и других ресурсов, питающих конфликты, поддержи вает нестабильность. Она может быть связана также и с глобальными факторами: кризисом мировой финансо вой системы;

распространением криминальных сетей;

коллапсом международных отношений;

ухудшением состояния окружающей среды, поскольку между ус тойчивым развитием государства и состоянием эколо гической системы на его территории прослеживается сильная взаимозависимость.

10 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Конфликты и нестабильность могут быть порож дены различными факторами. К их числу относится дискриминация или неравенство этнических, религи озных, кастовых групп, что побуждает их отстаивать свои права с применением насилия, при том что возни кающими в обществе противоречиями часто пользуют ся для достижения собственных целей и политических установок экстремистские организации. Таким обра зом, государства, где имеет место систематическая дис криминация по этническому, религиозному и иным признакам, более всего подвержены нестабильности.

Кроме этого, условия для возникновения конфликтов создают высокий уровень безработицы и нищеты, по скольку вовлеченным в конфликты обездоленным ин дивидуумам уже нечего терять. К тому же военная эко номика обеспечивает участников конфликта некото рыми средствами к существованию, благодаря тому, что они получают возможность грабить национальные ресурсы или участвовать в нелегальной торговле. Что касается политических руководителей, то они укреп ляют свою власть, используя насилие и/или средства, полученные путем разграбления ресурсов или неле гальной торговли.





Конфликт возможен в тех случаях, когда государст во оказывается неспособным подавить или подкупить восставших, когда силы безопасности слабы или же ко гда у государства не хватает легитимности или возмож ности контролировать всю территорию. Наличие ору жия, общая нестабильность и конфликтность в регионе также облегчают возможность вспышки вооруженного Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ восстания. Наличие ценных природных ресурсов и других источников, из которых можно осуществлять подпитку и финансирование противоборствующих сторон, делает конфликт еще более реальным и про должительным.

Поскольку вышеуказанные критерии, показатели (индексы нестабильности) и способы преодоления не стабильности имеют в целом универсальный характер, они применимы и для исследования трансформации тех бывших советских республик (Азербайджан, Арме ния, Грузия, Кыргызстан, Молдова, Таджикистан, Узбе кистан), которых обычно включают в число «проблем ных государств». А с учетом того, что Россия играет все более важную роль в сфере содействия развитию на постсоветском пространстве, принимает деятельное участие в международном сотрудничестве в области развития, уделяя повышенное внимание также и «про блемным государствам», тема настоящего доклада при обретает особую значимость, в том числе и для пер спектив выработки целой совокупности стратегических взаимосвязанных приоритетов в российской внешней политике.

12 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Непризнанные государства Южного Кавказа:

специфика политической трансформации После войны 2008 г. регион Южного Кавказа избе жал сколько-нибудь серьезных внешнеполитических потрясений, а противоборство сторон из-за спорных территорий (Нагорный Карабах, Абхазия, Южная Осе тия) в основном не выходило за рамки политической полемики, не принимало формы вооруженного кон фликта.

В экономическом плане государствам региона уда лось в основном избежать крупных потрясений. Так, по данным Всемирного банка (ВБ), ВВП Азербайджана, со ставивший в 2012 г. только 2.2%, вырастет в 2013 и 2014 гг. до 4.8% – в основном за счет сохранения доста точно высоких цен на нефть. Однако в 2015 г. ВБ ожи дает замедления экономического роста Азербайджана до 2.9%. Армения в 2013 и 2014 гг. снизит, как предпо лагают аналитики ВБ, свой ВВП до 5% (в сравнении с 7.2% 2012 года), но сохранит в 2015 г. умеренный рост экономики (5%). Что касается Грузии, то по сравнению с достаточно приличными показателями 2012 года (6%), ВБ прогнозирует падение роста ВВП республики в 2013 г. до 4% с последующим его восстановлением (до 6%) в 2014 и 2015 гг.2 При этом, если Азербайджану за Global economic prospects. Europe and Central Asian region. June 2013.

P. 145-147. [Электронный ресурс]. Всемирный банк [официальный сайт].

URL: http://siteresources.worldbank.org/INTPROSPECTS/Resources/334934 1322593305595/8287139-1371060762480/GEP13bECARegionalAnnex.pdf Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ счет доходов нефтегазового сектора, удавалось сдержи вать инфляцию, а Армения, благодаря осторожной на логово-бюджетной и денежно-кредитной политике правительства, не допустила серьезного экономическо го кризиса, то в Грузии – из-за дефляции – наблюдается резкое сокращение потребительского спроса на фоне общего снижения экономической активности.

Внешнеполитический тренд государств Южного Кавказа не претерпел заметной трансформации. Гру зия на фоне разорванных с 2008 г. дипломатических отношений с Россией продолжила дрейф в сторону уг лубленного сотрудничества с США, Евросоюзом и НА ТО;

Азербайджан балансирует между Россией, Турци ей, Ираном и Западом, склоняясь все же больше в поль зу последнего;

Армения, наряду с военно-политичес ким сотрудничеством с США/НАТО и экономическим – с ЕС и Ираном, единственной из всех южнокавказских государств продолжила связывать свою политику с уча стием в ОДКБ, поддержанием союзнических отноше ний с Россией, остающейся одновременно и главным торгово-экономическим партнером Армении.

Армения, Азербайджан и Грузия являются слабыми государствами, не имеющими серьезного опыта госу дарственности. Не располагают они и существенными природными ресурсами (исключение составляет Азер байджан);

государства региона в целом разобщены – из-за территориальных споров, экономического сопер ничества, взаимной подозрительности и плохо скры ваемой взаимной национальной и культурной непри язни.

14 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Многие угрозы и вызовы безопасности на Южном Кавказе носят глобальный характер, поскольку связаны с международным терроризмом и транснациональной преступностью (торговлей оружием и людьми, нарко бизнесом, «спиртовой» мафией и пр.). Менее значимы ми, но достаточно реальными угрозами безопасного развития южнокавказских государств являются нере шенные территориальные споры, ирредентистские устремления «разделенных народов», соперничающие геоэкономические и геополитические интересы, борьба за региональное лидерство.

«Вестернизация» политических, интеллектуальных и деловых элит бывших советских республик Закавка зья идет быстрыми темпами;

этому способствуют и за вышенные ожидания – открытые или тщательно мас кируемые – представителей грузинского и азербай джанского истеблишмента на эффективную «гумани тарную интервенцию» стран Запада с целью «прину дить к миру» самопровозглашенные республики – Рес публику Абхазия, Республику Южная Осетия, Нагор но-Карабахскую Республику. Соответственно россий ские приоритеты на Южном Кавказе состоят в обеспе чении здесь прочной и устойчивой стабильности, а также в содействии становлению в регионе дружест венных и экономически развитых демократических режимов.

Интересы России сталкиваются при этом на Южном Кавказе с интересами двух крупных региональных го сударств и исторических соперников России – Турции и Ирана. Наряду с этими старыми участниками, в гео Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ политическую игру на Южном Кавказе включены ак торы – США, Евросоюз, НАТО. Претендуют на более активное присутствие в регионе и некоторые бывшие советские республики – Казахстан, вкладывающий свои капиталы в основном в Грузию, и Украина, занятая, как в Центральной Азии (главным образом, в Туркмени стане), так и на Южном Кавказе (в Азербайджане), по исками альтернативных России поставщиков нефтега зовых ресурсов.

В рамках военной операции по принуждению к ми ру силой российские вооруженные силы остановили в августе 2008 г. агрессию режима Саакашвили в Южной Осетии и Абхазии, а 26 августа Россия признала эти республики в качестве независимых государств. Про изошедший затем разрыв российско-грузинских ди пломатических отношений не сказался на отношениях РФ с двумя другими закавказскими республиками: им Западу не удалось навязать ни антироссийскую страте гию (Азербайджан), ни вывести из числа союзников России (Армения). Другое дело, что после вытеснения Грузии из Абхазии и Южной Осетии под вопросом ока залась реализация планов НАТО в регионе Южного Кавказа, что, впрочем, не означает их полного снятия с повестки дня. Западные страны по-прежнему будут устремляться в бассейн Каспийского моря за углеводо родными богатствами;

не оставят они и попыток по строить новые маршруты их транспортировки в обход России. С этой точки зрения территория Грузии будет их интересовать в первую очередь. Для России такая перспектива не только крайне невыгодна экономиче 16 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ ски, она бросает серьезные вызовы ее национальным и геостратегическим интересам на южном фланге, в бе реговой зоне Евразии. Таким образом, Грузия остается в зоне противоборства между США и ЕС, с одной сторо ны, и Россией, с другой.

Учитывая динамику разворачивающихся в мировой политике процессов, фактор тесного политического и военного союза между Москвой, с одной стороны, и Цхинвалом и Сухумом с другой, будет иметь ключ е вое значение для обеспечения безопасного развития этих отколовшихся от Грузии республик. Российская Федерация останется основным гарантом их безопасно сти, ведущим торгово-экономическим партнёром. Рос сия продолжит укрепление военного потенциала двух частично признанных республик на основе размещен ных там военных баз РФ – 4-й в Южной Осетии и 7-й в Абхазии. Подписанные российским президентом 6 ок тября 2011 г. федеральные законы юридически уста навливают сроки (на 49 лет с последующим их продле нием 15-летними отрезками) и порядок использования этих военных баз. Между Россией и Абхазией подписан также Договор о стратегическом партнерстве, соглаше ния по сотрудничеству в экономике, военной сфере и безопасности. В апреле 2011 г. во время визита минист ра иностранных дел РФ С. Лаврова в Абхазию и Юж ную Осетию было объявлено о введении безвизового режима с этими республиками и обсуждена возмож ность предоставления жителям Абхазии и Южной Осе тии двойного гражданства. Будет также продолжена интеграция вооруженных сил Абхазии и Южной Осе Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ тии в единую с Россией военную структуру. Таким об разом, Россия сохраняет значительное военное присут ствие вдоль границы с Грузией, но не с целью ее захва та, а для предотвращения возможных провокаций со стороны Грузии и сдерживания ее военной эскалации.

Но в целом Россия не слишком заинтересована в широ ком международном признании Абхазии и Южной Осетии, поскольку это ограничило бы ее влияние в этих республиках.

Сами они по существу серьезной политической трансформации с 2008 года не претерпели. Политиче ские системы Абхазии и Южной Осетии несут на себе сильный отпечаток авторитаризма, и в таком качестве они, скорее всего, просуществуют еще долго. Причин несколько. Это и незаинтересованность местных поли тических элит и основной массы населения в карди нальных переменах;

это и сохраняющаяся (больше, впрочем, гипотетическая, нежели реальная) угроза во енного вторжения со стороны Грузии, что заставляет подчинять развитие Республик Абхазия и Южная Осе тия нуждам ориентированных на войну экономик, от кладывать проведение политических реформ и разви тие местного самоуправления;

это и внешний фактор, который не стимулирует демократического транзита этих республик.

В настоящее время перед Абхазией и Южной Осе тией открываются следующие альтернативные пути:

1) возвращение в состав Грузии;

2) следование турецкой модели и, соответственно, усиление экономических и политических контактов с Турцией;

3) сохранение в ор 18 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ бите влияния России. Ни первый, ни второй путь не создает этим двум частично признанным южнокавказ ским республикам условий для политической транс формации по демократическому варианту. Что касает ся сотрудничества с Россией, то оно гарантирует им, по крайней мере на ближайшую перспективу, защиту от внешнего посягательства и помощь в постконфликтном строительстве. Ведь нестабильность на Южном Кавказе негативно сказывается на проблемах российского Се верного Кавказа, поскольку сепаратистские настроения имеют во многом общий характер и взаимно подпиты вают друг друга. Непогашенные и вновь возникающие конфликты становятся объектом повышенного внима ния со стороны международных террористов и пред ставителей транснациональной преступности, генери руя тем самым серьезные вызовы и угрозы безопасно сти России. Осложняется ситуация на южных границах России, а также ее отношения с государствами Южного Кавказа;

тормозятся экономические и деловые контак ты в этом важном регионе, где у России есть экономи ческие и стратегические интересы.

Заинтересованная в минимизации существующих на Южном Кавказе рисков и угроз, в снижении здесь уровня межнациональной напряженности, Россия, ко торая не отказывается от своих политических и страте гических приоритетов, может реально помочь своим южным соседям развязать тугие узлы вражды и недове рия, став нейтральным, но действенным арбитром су ществующих споров и противоречий, гарантом буду Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ щих мирных договоренностей между сторонами кара бахского, южноосетинского и абхазского конфликтов.

Конфликты и политические кризисы в «неста бильных государствах» Центральноазиатского региона При анализе перспектив политической трансфор мации «нестабильных государств» Центральной Азии обращают на себя внимание следующие особенности.

1. Регион Центральной Азии в географическом от ношении крайне невыгоден: он «заперт» внутри евразийского континента и не имеет выхода к океа нам.

2. Природные ресурсы, капиталы и пр. центральноа зиатских государств являются лишь частично суве ренными, и между всеми государствами региона существует ряд не преодоленных разногласий – из за спорных территорий, распределения водных и минеральных ресурсов, путей прокладки транс портных маршрутов, электроэнергетических и нефтегазовых магистралей.

3. К числу других факторов, осложняющих двусто ронние и многосторонние отношения в Централь ной Азии, относятся: слабость и несамостоятель 20 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ ность политических и экономических структур го сударств, криминализация их экономик, наркотра фик, этническая и религиозная рознь.

4. Главные вызовы, с которыми сталкиваются государ ства региона, требуют не военно-политического, а экономического ответа;

без привлечения внешних ресурсов страны Центральной Азии обречены на дальнейшую деградацию и перманентную неста бильность. Однако даже будучи объединены в ре гиональные структуры, центральноазиатские госу дарства решают свои социально-экономические и политические проблемы, как правило, вне региона, что создает благоприятную среду для установления здесь внешнего управления, а также для быстрого превращения «проблемных стран» Центральной Азии из относительно модернизировавшихся об ществ, какими они обещали стать во времена пре бывания в составе СССР, в периферию развитого мира.

5. В «проблемных государствах» Центральной Азии ограничена социальная база поддержки правящих элит, прогрессирует бедность и нищета при одно временном обогащении находящихся у власти кла нов;

местные режимы сохраняют почти повсемест но репрессивный и авторитарный характер.

6. Центральная Азия мало подготовлена к эффектив ному освоению внешних ресурсов в интересах ус тойчивого национального развития;

в силу кор румпированности большинства правящих элит, не Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ редкого сращивания их с криминальными структу рами (в том числе представляющими и так назы ваемую «теневую экономику»), эффективность по лучаемых извне ресурсов остается на крайне низ ком уровне.

7. Катастрофическое и стремительное падение уровня жизни рядовых граждан в «проблемных странах», являющихся импортерами энергосырья, постоянно выбрасывает значительные контингенты местного населения в нелегальный бизнес, связанный пре имущественно с наркотиками, подталкивает насе ление к трудовой миграции, направленной едва ли не исключительно на Россию.

Итак, «проблемным государствам» Центральной Азии приходится сталкиваться со множеством взрыво опасных проблем и нерешенных противоречий: с пло хо работающей экономикой, не способной после рас пада СССР повысить уровень жизни рядовых граждан;

с большой экономической зависимостью от одного двух экспортных товаров, что увеличивает риск эконо мических потрясений, коррупции и гражданского конфликта;

с наличием непредставительных политиче ских структур с ограниченными механизмами переда чи власти;

неспособностью наладить действенное ре гиональное сотрудничество по ряду ключевых вопро сов – от охраны границ и безопасности до торговли и распределения водных ресурсов;

неспособностью про тивостоять росту экстремистских политических и рели гиозных групп;

организованной преступностью, в осо 22 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ бенности связанной с транзитом наркотиков из Афга нистана.

У молодого и быстро растущего населения «про блемных государств» Центральной Азии – неясные перспективы получения образования, трудоустройства и здравоохранения. Ситуацию, кроме того, усугубляет сложная международная обстановка, характеризую щаяся соперничеством крупных держав, борющихся между собой за доминирование в регионе.

Несмотря на сохранение целого ряда серьезных проблем, в числе которых – бедность, коррупция, без работица, межэтнические, межклановые трения, рост влияния наркомафии и пр., сценарий «Арабской вес ны» в Центральной Азии в ближайшей перспективе не сработает по причине того, что централизованная власть в государствах региона создала систему жесткого контроля за силовиками, оппозицией, печатными и электронными СМИ. Клановая структура и авторитар ные методы правления ставят здесь заслон и на пути сторонников «исламской альтернативы». Кроме того, в Центральной Азии, имеющей пока слабые связи с ближневосточным регионом и его мусульманскими ор ганизациями, отсутствуют (за исключением, возможно, Кыргызстана и Таджикистана) традиции массового общественного протеста, механизмы быстрой мобили зации общества на протестные акции, которые имеются на Арабском Востоке.

Хотя между рядом центральноазиатских государств (Узбекистан – Таджикистан, Узбекистан – Кыргызстан) сохраняются непростые отношения, вызванные, в том Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ числе, и водной проблемой, эти разногласия не выль ются в межгосударственные столкновения или же кон фликты с применением военной силы. Определенную напряженность в регионе будет создавать близость Аф ганистана, где ситуация может оказаться непредска зуемой и взрывоопасной. Именно это вызывает серьез ную озабоченность у государств региона.

Следует при этом отметить, что в Афганистане по сле Боннской конференции 2001 г. афганских полити ческих деятелей была предпринята попытка посткон фликтного строительства, что дало некоторые резуль таты, например, в виде создания гражданского общест ва. Однако проблема социальной справедливости, ко торая для афганцев представляется более ценной, не жели демократия, так и не решена. Остро стоит вопрос с обеспечением в Афганистане безопасности. Возоб новление гражданской войны в этой стране может стать источником потрясений для постсоветских республик Центральной Азии, особенно после 2014 года, когда из Афганистана будут выведены контингенты междуна родной коалиции. Многие не исключают прихода к власти в Афганистане талибов, что создаст дополни тельные вызовы и без того непростой ситуации в сфере безопасности в Центральной Азии.

Но наибольшую угрозу для центральноазиатских государств представляют все же не талибы, которые в основной массе своей являются пуштунскими нацио налистами, а исламистские движения, базирующиеся на территории Афганистана и готовые распространить свое влияние на всю Центральную Азию с целью заме 24 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ ны светской парадигмы развития государств региона на исламскую. Этому благоприятствует распростране ние в «проблемных государствах» Центральной Азии радикальных настроений, что говорит о том, что часть общества здесь охотно принимает исламскую альтерна тиву.

Наиболее уязвимым с точки зрения безопасности остается в Центральной Азии Таджикистан, имеющий с Афганистаном самую протяженную и во многом неза щищенную границу, и он более других рискует под вергнуться нападениям радикальных религиозных ор ганизаций типа Исламского движения Узбекистана или Аль-Каиды. Таджикистан стал, помимо всего прочего, главным перевалочным пунктом наркопотоков, иду щих из Афганистана. Полулегальная рабочая имми грация стала для народа Таджикистана фактически единственным источником существования. По экс пертным оценкам, из России ежегодно поступает в Таджикистан не менее 600 миллионов долларов.

Источником напряженности в Центральной Азии остается вопрос о разделе водных ресурсов, жизненно необходимых как для производства электроэнергии, так и для сельского хозяйства.

Ситуация с водными ресурсами становится в Цен тральной Азии с каждым днем все острее. Основная часть водных ресурсов региона сосредоточена на тер ритории Кыргызстана и Таджикистана. Казахстан, Туркменистан и Узбекистан зависят от соседей. Учиты вая это, становится понятным масштаб потенциальных противоречий между государствами региона. Отсутст Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ вие соглашения о разделе водных ресурсов приводит к односторонним неправомерным действиям отдельных государств.

Большую опасность для Центральной Азии пред ставляет и возможность соединения социального и ре лигиозного факторов, при том что исламская револю ция вряд ли реально угрожает какой-либо республике региона, несмотря даже на то, что в Узбекистане и Тад жикистане, например, роль политического ислама тра диционно высока. Более вероятен вариант «афганиза ции» или же «киргизации», когда в рамках долгосроч ной нестабильности и войны кланов исламисты, пи тающиеся от наркотрафика и внешней помощи своих братьев по вере, становятся элементом всеобщего бес порядка.

Для противодействия такому варианту развития го сударствам региона нужны, помимо сильной армии и специально обученных сил быстрого реагирования, стратегия ответа на внешние вызовы и риски, которую трудно выработать без внешней помощи. Ее, в том чис ле и в сфере разведки и безопасности, они могут полу чить от России, которая сама кровно заинтересована в ликвидации исламистской угрозы. Разумной альтерна тивой может стать и инициируемая Россией углублен ная экономическая интеграция, которая стимулирует модернизацию и будет способствовать сохранению светского характера политических систем государств региона.

26 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Проблемы нестабильности в восточноевропей ском регионе СНГ: Приднестровский конфликт В отличие от карабахского, осетинского и абхазско го конфликтов, в которых этнический фактор сыграл существенную роль, конфликт в Приднестровье имеет иную природу. В основе его – исторические, экономи ческие, этнические особенности, предшествовавшие становлению современной Молдавии в качестве на ционального государства, а также те противоречия, ко торые дали о себе знать в условиях распада СССР по мере обретения народами республики национального самосознания. Тем сложнее выглядят перспективы уре гулирования данного конфликта.

Конфликт в Республике Молдова, эпицентром ко торого стала судьба самопровозглашенной Приднест ровской Молдавской Республики, является (и это уже исторический факт) одним из наиболее напряжённых и, как показало время, трудноразрешимых споров, имеющих место на пространстве бывшего Советского Союза.

Ситуация в Приднестровье на сегодняшний день продолжает оставаться сложной и неопределённой.

Так, до сих пор чётко не обозначен статус республики, которую формально можно отнести к категории не признанного государства.

Отличают события в Молдове от других конфликт ных коллизий в СНГ и своя собственная специфика.

Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Во-первых, вооруженные столкновения в Придне стровье произошли в европейской части СНГ и в Юго Восточной Европе, что и предопределило особое вни мание Евросоюза к событиям, развернувшимся в непо средственной близости от границ этого экономическо го и политического объединения европейских госу дарств.

Во-вторых, Приднестровский конфликт не носил ярко выраженного этнического характера, и в нем не просматривались острые противоречия на националь но-этнической почве, которые были свойственны, на пример, этническим по преимуществу армяно азербайджанскому, грузино-абхазскому или грузино югоосетинскому конфликтам.

В-третьих, конфликт в Приднестровье продолжает привлекать к себе внимание значительного числа внешних игроков разных уровней. Это имело место и при урегулировании других конфликтов на постсовет ском пространстве, но именно в Приднестровье актив ность внешних сил была наибольшей.

Такие особенности Приднестровского конфликта сказались и на процессе его урегулирования, который осложняется как факторами внутреннего, так и внеш него характера, что в совокупности осложняет весь пе реговорный процесс, мешает преодолению в целом конфликтной ситуации.

Позиция Приднестровья сводится главным образом к поддержанию статуса республики как независимого государства, но при этом большую роль для руково дства непризнанной республики играет развитие ак 28 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ тивных контактов и связей с другими участниками уре гулирования конфликта, прежде всего, с Россией.

Позиция Республики Молдовы остаётся неизменной – Приднестровье часть её территории и не имеет статуса независимого государства. Пока переговорный процесс относительно урегулирования Приднестровского кон фликта привел к главному – прекращению того, что имело место в начале 90-х гг. прошлого века, когда на территории Молдовы и Приднестровья боевые дейст вия и вооружённые столкновения приводили к гибели людей и массовым разрушениям. Насколько долго бу дет сохраняться это хрупкое равновесие, достигнутое, благодаря деятельности посредников, покажет время.

Обращает на себя внимание активизация с 2005 го да в Приднестровье Европейского союза, стремящего ся – по завершении этапа своего исторического расши рения и в рамках создания общей европейской внеш ней и оборонной политики – внести вклад в стабилиза цию восточной части европейского континента путем окончательного решения там проблем «непризнанных государств». На практике это подразумевает ликвида цию пользующихся покровительством России самопро возглашенных новообразований – Приднестровской Молдавской Республики (ПМР), Нагорно-Карабахской Республики, Республики Южная Осетия и Республики Абхазия, поскольку они мешают продвижению на восточном направлении Запада, претендующего ныне на роль единственного центра легитимности.

Особенно заметными стали усилия ЕС после запуска Европейской комиссией в мае 2008 г. проекта «Восточ Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ ное партнерство», в которое включены три южнокав казские республики, а также Белоруссия, Молдова и Украина.

Пока, однако, ни ЕС, ни США, ни ОБСЕ, претен дующие на то, что они лучше, чем Россия, смогут упра виться с урегулированием постсоветских конфликтов, не внесли в их решение ничего существенного и лишь породили, как это было в 2003 г. в Приднестровье во время известного скандала вокруг «плана Козака»3, сумбур и сумятицу. Действия новых международных игроков не ведут к стабилизации ситуации в Придне стровье и других конфликтных зонах, превращаемые чаще всего в объекты геополитического соперничества и антироссийских интриг. Да и само постсоветское пространство утрачивает свою прежнюю субъектность, оно дробиться и одновременно с этим формирует но вую систему политических, экономических и социокультурных связей.

Согласно этому плану, подготовленному Дмитрием Козаком, занимав шим тогда пост специального представителя президента Российской Фе дерации, Молдова превращалась в так называемую «ассиметричную фе дерацию», в рамках которой ПМР и Гагаузия получили бы особый статус и возможность блокировать нежелательные для них законопроекты, а Молдова брала на себя обязательство соблюдать нейтралитет, демобили зовать армию и предоставить России право на размещение в Приднестро вье сроком на 20 лет российских войск, обозначенных как гарант урегу лирования конфликта. Скандал же состоял в том, что тогдашний прези дент Молдовы Владимир Воронин – под давлением ОБСЕ и США – отка зался в последний момент (в ночь с 24 на 25 ноября 2003 г.) подписывать это уже парафированное им соглашение.

30 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Приднепровская Молдавская Республика де-факто давно функционируют как независимая. Отвечает она и основным признакам государства – субъекта между народного права: наличие постоянно проживающего на территории населения;

организация власти, кон тролирующей эту территорию;

ориентация на мирное развитие в системе государств мира. В этом плане ПМР не лучше и не хуже, например, Восточного Тимора, Эритреи или же республик бывшей Югославии, кото рые признаны международным сообществом как суве ренные государства, являющиеся членами ООН.

Что касается России, то она заинтересована не в геополитическом соперничестве, а в возможно более тесной координации своей политики с мировым сооб ществом в конфликтных зонах СНГ. Выработка скоор динированной политики России и Запада позволила бы учесть горькие уроки имевших здесь место локаль ных войн. Она могла бы нейтрализовать деструктив ную деятельность политических авантюристов, стать действенным средством стабилизации и социально экономического развития постсоветских республик, включая сюда и «непризнанные», создать, таким обра зом, плодотворную основу для мирного решения пост советских конфликтов.

Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Выводы и рекомендации Нестабильность, приводящая часто к конфликтам, может быть преодолена благодаря тому, что государст ва начинают выполнять ряд важных условий.

Во-первых, необходимо обеспечить легитимность институтов, ибо там, где институты не могут должным образом защищать граждан, ограждать их от корруп ции, в том числе и с помощью независимой судебной системы, вероятность возникновения конфликтов, а также и того, что государства пополняют ряды «неста бильных, уменьшается.

Во-вторых, важен инвестиционный вклад в созда ние, поддержание и укрепление структур безопасно сти, но так, чтобы они обеспечивали безопасность гра ждан, их равенство, справедливое распределение благ, а не превращались властью в инструмент политическо го давления на инакомыслящих либо в защитников ин тересов элит, финансовых групп и в целом власти.

В-третьих, необходимы институциональные преоб разования, укрепление потенциала государственных структур.

В-четвертых, нестабильность может быть преодоле на благодаря разноуровневому подходу, когда одни проблемы будут решаться на уровне государства, дру гие – на региональном уровне, третьи – на глобальном.

При этом возрастает роль международных институтов, осуществляющих донорские функции, а также и меж государственного взаимодействия, в рамках которого страны со средним и высоким уровнем развития (вклю 32 Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ чая сюда и новых доноров – Китай, Турцию, Катар, Индию и др.) смогут оказывать помощь «проблемным странам» по линии «Юг-Север» и «Юг-Юг».

Задачи отражения угроз и рисков региональной безопасности на Южном Кавказе будут тесно увязаны с несколькими ключевыми проблемами: приближением к решению карабахской проблемы;

возобновлением армяно-азербайджанского политического диалога вза мен конфронтации;

предотвращением угрозы воору женного нападения Грузии на Абхазию и Южную Осе тию, которые являются ныне частично признанными государствами;

противодействием военно политическим угрозам и снижением гонки вооружений в регионе.

В Центральной Азии насущными станут следую щие проблемы: минимизация существующих рисков и угроз;

снижение уровня межнациональной напряжен ности, предотвращение потенциальных конфликтов, которые могут быть вызваны территориальными, эт ническими, социальными противоречиями. В числе других политических приоритетов борьба с негатив ными тенденциями, способными инициировать кон фликтные ситуации и связанными с ростом религиоз ного экстремизма, терроризма и наркоторговли;

обес печение безопасности маршрутов прокачки каспий ских нефти и газа;

восстановление соседнего с Цен тральноазиатским регионом Афганистана и создание условий для безопасного развития всей Южной и Цен тральной Азии.

Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ В Приднестровье необходимо выработать чёткий механизм поддержания стабильности в зоне конфлик та, принять меры, необходимые для того, чтобы не до пустить обострения ситуации, подобной той, что, на пример, имела место на Кавказе в августе 2008 года. И это остаётся основной задачей, которую предстоит ре шать как двум участникам конфликта, так и посредни чающим в нем заинтересованным сторонам. Если их сложная миссия увенчается успехом, то, возможно, в недалёком будущем стороны всё-таки выработают та кой механизм урегулирования Приднестровского кон фликта, который станет приемлемым для всех.

Научное издание Наумкин В. В., Кузнецов В. А., Бартенев В. И. и др.

Политические трансформации «нестабильных государств» СНГ Доклад по материалам круглого стола Утверждено к печати Институтом востоковедения РАН Подписано 05.09. Формат 60х90/16. Бумага офсетная.

Усл. печ. л. 2,1. Уч.-изд. л. 1,1.

Тираж 100 экз.

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения РАН 107031 Москва, ул. Рождественка, Научно-издательский отдел Зав. отделом А. В. Сарабьев E-mail: izd@ivran.ru ISBN 978-5-89282-561- ISBN 978-5-89282-561-

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.