авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

European Instrument for Democracy and Human Rights

Европейский Союз – Таджикистан

Семинар представителей гражданского общества

по правам

человека

"СВОБОДА ОТ ПЫТОК И ДРУГИХ ФОРМ

ЖЕСТОКОГО, БЕСЧЕЛОВЕЧНОГО И УНИЖАЮЩЕГО

ДОСТОИНСТВА ВИДОВ ОБРАЩЕНИЯ И

НАКАЗАНИЯ"

Душанбе, 12-13 июня 2012

This seminar was funded by This seminar was organized by

The European Union Cecoforma The authors of this report are fully responsible for its content, which in no case reflects the views of the European Union.

Ограничение ответственности Ответственность за содержание данной публикации несут ее авторы, и она не обязательно отображает точку зрения Европейского Союза.

ВВЕДЕНИЕ I. КРАТКИЙ ОБЗОР РЕКОМЕНДАЦИЙ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА II. МЕРЫ, ОСУЩЕСТВЛЯЕМЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ И ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ, В ОБЛАСТИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЭФФЕКТИВНОЙ БОРЬБЫ С ПЫТКАМИ В ТАДЖИКИСТАНЕ 1.1 Деятельность Уполномоченного по правам человека в предупреждении пыток и защите жертв пыток в Таджикистане 1.2 Стратегия гражданского общества п о борьбе с пытками в Таджикистане III. ОБЩАЯ СИТУАЦИЯ СПОСОБСТВУЮЩАЯ ПРИМЕНЕНИЮ ПЫТОК В ТАДЖИКИСТАНЕ 2.1 Право на свободу от пыток в системе уголовного правосудия: роль адвокатов в предотвращении пыток, доступ к обвиняемым, судебный процесс и предоставление доказательств 2.2 Безнаказанность 2.3 Роль медицинского персонала в документировании и предупреждении пыток:

выполнение стандартов Стамбульского протокола 2.4 Насилие в отношении женщин 2.5 Свобода от пыток в местах предварительного задержания и учреждениях исполнения наказаний 2.6 Учреждения закрытого типа для детей в РТ 2.7 Соблюдение прав человека в психиатрических учреждениях 2.8 Свобода от пыток и других форм жестокого обращения в армии 2.9 Запрет экстрадиции и свобода от пыток в контексте борьбы с терроризмом и экстремизмом IV. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ ОПЫТ И СТАНДАРТЫ В БОРЬБЕ С ПЫТКАМИ 3.1 Общественное расследование как универсальная методика борьбы с пытками 3.2 Рекомендации по эффективному расследованию и документированию пыток и жестокого обращения 3.3 Возмещение вреда жертвам пыток V. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ЭФФЕКТИВНОЙ БОРЬБЫ С ПЫТКАМИ В ТАДЖИКИСТАНЕ - Деятельность по взаимодействию с международными механизмами - Деятельность по законодательному обеспечению свободы от пыток и жестокого обращения - Деятельность по обеспечению процессуальных гарантий свободы от пыток в - Деятельность по обеспечению права на свободу от пыток лицам, содержащимся в закрытых учреждениях - Деятельность по защите особо уязвимых групп от пыток и жестокого обращения - Деятельность по обеспечению свободы от пыток и жестокого обращения в армии - Деятельность по повышению общего потенциала государственных органов по обеспечению права на свободу от пыток и жестокого обращения ВВЕДЕНИЕ 1. В 2007 году Европейский Союз принял «Стратегию Нового Партнерства», направленную на развитие дальнейшего сотрудничества со странами Центральной Азии. Одной из главных задач данной инициативы является развитие прав человека, верховенства права, добросовестного управления и демократизации в Центральной Азии посредством расширения контактов с гражданским обществом. С этой целью Европейская Комиссия организовывает серию ежегодных семинаров по вопросам прав человека, таким образом, собирая вместе официальных лиц и институтов гражданского общества. Данные семинары являются платформой для обсуждения международных стандартов и передового опыта в области прав человека, дают возможность представителям гражданского общества поделиться своим видением о текущей ситуации в области прав человека в их странах и существующих сложностях, а также разработать рекомендации, адресованные ответственным государственным органам.

Семинар «Свобода от пыток и других форм жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинства видов обращения и наказания» был организован Европейской Комиссией (EК) в г. Душанбе 12- июня 2012 года при поддержке Министерства иностранных дел и Администрации Президента Республики Таджикистан. В работе семинара приняли участие более шестидесяти человек, включая представителей общественных организаций Таджикистана, академических кругов и профессиональных ассоциаций адвокатов Республики Таджикистан, экспертов из Европы, России и США, сотрудников дипломатических представительств и международных организаций, имеющих свои представительства в Душанбе, а также представителей различных государственных органов Республики Таджикистан (смотрите список участников в приложении).

Участники семинара обсудили вопросы политической, социальной и правовой ситуаций, способствующих применению пыток;

основных проблем в системе уголовного правосудия в Таджикистане влияющих на регулярную практику применения пыток в стране, включая вопросы обращения в системе уголовного правосудия с уязвимыми слоями населения, такими как: женщины и дети. Отдельное внимание было уделено заявлениям о возможном применении пыток, при рассмотрении вопроса об экстрадиции, нарушение принципа невысылки и борьбы с терроризмом, а также условий, способствующих применению пыток в закрытых учреждениях.

Во время оживленной и конструктивной дискуссии участники затронули вопросы международных стандартов, европейской передовой практики, национального законодательства и их практического применения. Вступительные выступления европейских и таджикских экспертов способствовали активной дискуссии и многочисленным выступлениям участников семинара.



В ходе работы в малых группах и последующего пленарного обсуждения, участниками семинара были выработаны основные элементы национальной стратегии Республики Таджикистан по борьбе с пытками и безнаказанностью, а также роли гражданского общества, правительства и международных организаций в координации усилий по разработке и ее реализации (смотрите программу семинара в приложении).

В ходе работы семинара были разработаны подробные рекомендации для Правительства Республики Таджикистан в отношении законодательных, институциональных и практических изменений для обеспечения полного соблюдения международных и национальных стандартов, касающихся тематики семинара. Рекомендации представлены для дальнейшего рассмотрения соответствующими должностными лицами Европейского Союза и Республики Таджикистан, в частности, в ходе предстоящего официального диалога Европейского Союза и Таджикистана по вопросам прав человека, проведение которого запланировано в на осень 2012 года.

В мае 2012 года Таджикистан с визитом посетил Специальный докладчик ООН по пыткам и другим формам жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения или наказания г-н Хуна Е. Мендез, в ноябре 2012 года в Комитете против пыток запланировано слушание второго периодического доклада Таджикистана о ходе реализации Конвенции против пыток. Настоящие рекомендации также могут быть полезными Специальному докладчику и Комитету против пыток при выработке ими рекомендаций Правительству Республики Таджикистан.

В целом, участники семинара признали важность прав человека в стратегическом партнерстве между Европейским Союзом и Таджикистаном, а также роль общественных организаций в этом партнерстве, особенно, при проведении диалогов по прав человека. Семинар способствовал общению национальных и иностранных экспертов и позволил участникам установить полезные контакты, которые в будущем обещают трансформироваться в плодотворное сотрудничество.

Настоящий отчет разработан в виде аналитического документа, который включает в себя обзор и анализ проблем в области соблюдения права на свободу от пыток и других форм плохого обращения, обзор лучшей международной практики по борьбе с пытками и безнаказанностью, а также рекомендации по эффективной борьбе с пытками и безнаказанностью в Таджикистане.

Приложения к Отчету содержат программу семинара, список участников. Все участники получили электронные (USB-носитель) и распечатанные материалы семинара. Эти материалы состоят из разнообразных документов в области международных и европейских стандартов по правам человека, официальные документы ООН, касающиеся Таджикистана, документы общего характера, отчеты и обязательства ОБСЕ, аналитические документы общественных организаций и исходные отчеты, научные статьи, связанные с дискуссией семинара. Работа семинара сопровождалась синхронным переводом на русский, таджикский и английский языки.

I. КРАТКИЙ ОБЗОР РЕКОМЕНДАЦИЙ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА Участники семинара согласились о том, что для эффективной борьбы с пытками на сегодняшний день в Республике Таджикистан, необходима комплексная и последовательная работа, затрагивающая все аспекты проблемы пыток в стране.

Прежде всего, государство должно открыто признать существования пыток и жестокого обращения в стране и сделать недвусмысленное заявление о «нулевой терпимости» и недопустимости пыток и жестокого обращения и борьбы с пытками и безнаказанностью в стране. Для решения задач искоренения пыток и жесткого обращения в стране, государству необходимо принять ряд неотложных мер, наряду с разработкой долгосрочной стратегии.

В рамках программы минимум, государству было рекомендовано принять следующие меры экстренного характера:

- обеспечить незамедлительный доступ в изоляторы временного содержания и следственные изоляторы для проведения независимого мониторинга офисом Уполномоченного по правам человека и представителями гражданского общества;

- обеспечить незамедлительный доступ в учреждения пенитенциарной системы Международному Комитету Красного Креста для оценки ситуации с правами заключенных на свободу от пыток;

- взять на учет и под контроль все жалобы на пытки и жесткое обращение специально созданной для этого комиссией при Генеральной прокуратуре РТ, с участием офиса Уполномоченного по правам человека и представителями гражданского общества, для принятия эффективных мер по расследованию случаев пыток и предоставления компенсации жертвам пыток, при широком освещении работы комиссии в СМИ;

- создать рабочую группу для разработки национальной программы по предотвращению и защите от пыток и жесткого обращения, предусмотренной на долгосрочный период, с выделением необходимых бюджетных средств и наличием четкого механизма подотчетности и контроля над ее исполнением. Программа должна обозначить долгосрочные мероприятия по искоренению пыток из практики государственных органов, в том числе механизмы контроля над выполнением международных обязательств в области свободы от пыток, включая рекомендаций договорных органов ООН, УПО и Специальных процедур Совета по правам человека на национальном уровне.

В плане приоритетов в области реформы законодательства, которые создадут необходимые условия для эффективной борьбы с пытками, участники сделали ряд рекомендаций по совершенствованию законодательства, в том числе:

- В Уголовном кодексе РТ предусматривающую ответственность за применение пытки (часть 1 ст. прим 1) предусмотреть соответствующее наказание с учетом тяжести преступления (в целях исключения ситуации безнаказанности в связи с прекращением дела примирением сторон или амнистией) в соответствие со статьями 1 и 4 Конвенции против пыток;

- Закрепить запрет высылки лиц в страну при наличии серьезных оснований полагать, что ему может угрожать там применение пыток, а также разработать механизмы реализации данного права в соответствие с требованиями статьи 3 Конвенции против пыток;

- Предусмотреть в УПК процедуру оперативного, тщательного и беспристрастного расследования фактов пыток или жестокого обращения независимым органом в соответствии со статьей 12- Конвенции против пыток и требованиями Стамбульского протокола;

- Усилить гарантии лиц, находящихся в официальных местах содержания под стражей, по доступу к юридической помощи и процедурам принесения жалоб независимо от администрации учреждений - Обеспечить в УПК процедуру безотлагательного медицинского освидетельствования всех лиц, задержанных органами дознания и предварительного следствия в первые часы задержания, - Разработать и законодательно закрепить институт независимой медицинской экспертизы;

Исключить из уголовно-процессуального законодательства РТ: а) из числа оснований для применения меры пресечения в виде заключения под стражу: 1) тяжесть преступления, 2) обвинение в совершении преступления средней тяжести;

- В Законе РТ «О внутренних войсках МВД РТ» предусмотреть исключительный характер применения силы и оружия, а также соразмерность его применения;

- Законодательно обеспечить регулярный мониторинг исправительных учреждений и следственных изоляторов институтами гражданского общества на предмет соблюдения прав заключенных, включая на свободу от пыток и жестокого обращения.

В области правоприменительной практики участники семинара обратили особое внимание на следующие рекомендации:

- Обеспечить незамедлительный и беспрепятственный доступ к адвокату с момента фактического задержания лица;

запретить проведение любых следственных действий без участия адвоката;

запретить практику получения адвокатом разрешения у правоохранительных органов или суда, на доступ к подозреваемым, обвиняемым;

- Ввести технические средства для повышения контроля над соблюдением прав задержанных лиц, а именно: а) установка камер видеонаблюдения в зданиях ОВД, а также разработка нормативно правового акта, регламентирующих порядок хранения видеозаписей и ответственность за ненадлежащие обеспечение работы этих видеокамер и надзор за хранением этих данных;

б) оборудовать специальные прозрачные помещения для допросов в зданиях ОВД;

в) использование сотрудниками ОВД аудио- и видеоаппаратуры при задержании;

г) установление аудио- и видеоаппаратуры в конвойных машинах;

- Pазработать и внедрить механизм регулярного независимого медицинского и психологического освидетельствования лиц, находящихся под стражей и в местах лишения свободы без вмешательства сотрудников правоохранительных органов и тюремного персонала;

- Внедрить практику систематического мониторинга всех закрытых учреждений в со стороны институтов гражданского общества;

- Обеспечить профессиональную подготовку судей, сотрудников правоохранительных органов, медицинского и иного персонала, находящегося в контакте с лицами, содержащими под стражей или лишенными свободы по вопросам запрещения пыток. Необходимо также обеспечить, чтобы процедура переаттестации этих сотрудников включала проверку их знаний на предмет стандартов свободы от пыток;

II. РЕФОРМЫ В ОБЛАСТИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЭФФЕКТИВНОЙ БОРЬБЫ С ПЫТКАМИ В ТАДЖИКИСТАНЕ Республика Таджикистан является членом Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания с 1995 года и Международного пакта о гражданских и политических правах с 1999 года.

В 2010 году, Таджикистан предоставил Вторые периодические доклады о ходе реализации Конвенции против пыток и Международного пакта о гражданских и политических правах, где указываются о предпринятых мерах по обеспечению гарантий защиты жертв пыток.

В 2011 году и марте 2012 года, Таджикистан прошел по первому циклу Универсального периодического обзора и принял большинство рекомендаций в области свободы от пыток. В тоже время, Таджикистан не согласился с рекомендациями по вопросам ратификации Факультативного протокола к Конвенции против пыток.

В мае 2012 года по приглашению Правительства РТ, страну посетил Специальный докладчик по вопросам пыток и других форм жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания г-н Хуан Мендез1, а также Специальный Докладчик по праву на здоровье Ананд Гровер2.

За последние годы, Правительством страны и органами государственной власти Таджикистана были предприняты следующие шаги:

- В июне 2012 года было принято Постановление Пленума Верховного Суда РТ «О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства в борьбе с пытками»;

- В апреле 2012 года были внесены изменения в УК РТ и включена специальная статья 143 прим 1, предусматривающая ответственность за применение пыток;

- В июне 2012 года была завершена разработка проекта «Государственной программы по образованию в сфере прав человека» и направлена на согласование во все министерства и ведомства. Программа, в том числе предусматривает систему профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и государственных служащих по вопросам прав человека;

Пресс-релиз по результатам визита в Таджикистан Специального докладчика по вопросам пыток г-на Хуана Мендез http://www.notabene.tj/public/userfiles/downloads/reports/_3_4_Ru.pdf Пресс-релиз по результатам визита в Таджикистан Специального докладчика по праву на здоровье, г-на Ананда Гровер http://www.notabene.tj/public/userfiles/downloads/reports/_3_5_Ru.pdf - 29 декабря 2011 года Указом Президента РТ была создана рабочая группа по проведению образовательных семинаров и разъяснительных работ с целью предупреждения пыток в отношении заключенных, возглавляемая Председателем Конституционного суда РТ г-ном Махмудовым М.

- В июне 2011 года вступил в силу Закон «О порядке содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и подсудимых». Закон регулирует порядок и условия содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, определяет гарантии их прав и законных интересов;

- В апреле 2010 года вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан, который в целом, соответствует международным стандартам в области уголовного судопроизводства. В него были внесены очень много позитивных моментов, таких как судебное санкционирование, доступ к защите с момента фактического задержания и др.

- В 2010 году был принят закон «О государственной защите участников уголовного судопроизводства», который включает механизмы защиты жертв и свидетелей пыток;

- В настоящий момент Генеральной прокуратурой РТ и Институтом повышения квалификации сотрудников прокуратуры разрабатываются методические рекомендации для сотрудников прокуратуры по эффективному расследованию фактов применения пыток, который будет предоставлен для утверждения Генеральному прокурору РТ во второй половине 2012 года;

- В Парламенте страны находится проект закона «О профилактике домашнего насилия»;

- Созданы рабочие группы по гуманизации уголовного законодательства, по реформированию системы адвокатуры и по разработке закона о предоставлении бесплатной юридической помощи.

2.1. Деятельность Уполномоченного по правам человека в предупреждении пыток и защите жертв пыток в Таджикистане Институт Уполномоченного по правам человека в РТ (далее УПЧ) был создан в марте 2008 года Законом Республики Таджикистан «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Таджикистан». В мае 2009 года был назначен первый Уполномоченный по правам человека в Республике Таджикистан Зариф Ализода. В 2011 году, Уполномоченный по правам человека в Республике Таджикистан утвердил Стратегию своей деятельности на 2011-2015 годы3.

Согласно Стратегии, одним из приоритетных направлений деятельности Уполномоченного по правам человека в РТ является оказание содействия в защите права на жизнь, свободы от пыток, права на свободу и личную неприкосновенность. Аппаратом УПЧ проводиться анализ национального законодательства по вопросам уголовного правосудия и свободы от пыток;

анализ поступивших обращений о нарушениях права на свободу от пыток;

анализ СМИ, отчетов и исследований, а также статистических данных государственных органов;

мониторинг соблюдения прав человека в местах лишения свободы. Уполномоченный также проводит мероприятия по обучению сотрудников правоохранительных органов международным стандартам свободы от пыток.





Смотрите текст Стратегии на http://www.ombudsman.tj/bitrix/file%20PDF/Strategia-ru.pdf В целях предупреждения и эффективного расследования случаев применения пыток УПЧ совместно с органами Прокуратуры проводит совместные проверки обращений граждан о применении пыток, поступивших в адрес Уполномоченного. Так, в 2011 году в Аппарат Уполномоченного поступило обращений граждан, по которым прокурорской проверкой факты применения пыток не подтвердились в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих причинение телесных повреждений (актов медицинских экспертиз). В 2012 году поступило 5 обращений, три из которых находятся на стадии рассмотрения. За весь период деятельности Уполномоченного (2009 по настоящее время) поступило 19 обращений, по двум из которых в результате проверок были возбуждены уголовные дела. В тоже время правозащитники и практикующие адвокаты обращают внимание на отсутствие реакции со стороны УПЧ РТ по их обращениям по фактам применения пыток.

В целях содействия в защите права человека в закрытых учреждениях, Уполномоченный совместно с Отделом конституционных гарантий Исполнительного аппарата Президента Республики Таджикистан посетили большинство закрытых учреждений (СИЗО, исправительные учреждения).

Уполномоченный также систематически проводит самостоятельно или с привлечением институтов гражданского общества мониторинги соблюдения прав лиц, содержащихся в закрытых и полузакрытых учреждениях.

Деятельность Уполномоченного по правам человека в РТ подвергается резкой критике со стороны институтов гражданского общества. По мнению последних, УПЧ не предпринимает достаточных мер по реагированию на случаи применения пыток. Так, за период своей деятельности, несмотря на то, что институты гражданского общества и международные организации поднимали проблемы применения пыток, в том числе со смертельным исходом по ряду случаев (Шодиев, Бобоев, Бачаджонов, Муродов), ни по одному из них, не было реакции или заявления со стороны УПЧ РТ.

УПЧ ни разу не воспользовался своими полномочиями по проведению независимого расследования случаев грубого нарушения прав человека4. Ряд правозащитных НПО имеют меморандумы о сотрудничестве с офисом УПЧ по проведению совместных мониторингов мест лишения свободы. В 2011-2012 г. г. УПЧ отказался проводить совместный мониторинг мест предварительного заключения и исполнения уголовных наказаний совместно с НПО, обосновав это «отсутствием разрешения НПО посещать закрытые учреждения со стороны уполномоченных государственных органов (прим.

автора: имеется в виду Министерство юстиции)».

Уполномоченный самостоятельно и совместно с органами государственной власти проводит мониторинги мест исполнения уголовных наказаний, однако, отсутствует информация о результатах таких посещений.

Смотрите в том числе, пункт 4 Сводного доклада (1) НПО по процедуре Универсального периодического обзора. 2011 г.

http://lib.ohchr.org/HRBodies/UPR/Documents/session12/TJ/JS1-JointSubmission1-rus.pdf 2.2. Стратегия гражданского общества п о борьбе с пытками в Таджикистане На протяжении последних нескольких лет, ряд правозащитных организаций Таджикистана, адвокатские формирования и практикующие адвокаты, а также представители средств массовой информации и отдельные медиа-организации достаточно активно работают по различным направлениям свободы от пыток. В 2011 году представители гражданского общества приняли решение объединить свои усилия по борьбе с пытками и безнаказанностью в стране, в результате чего была создана Коалиция из числа тех организаций, деятельность которых, так или иначе, соприкасается вопросами борьбы пыток. Кроме того, членами Коалиции была разработана Стратегия по борьбе с пытками в Таджикистане и принят рабочий план на ближайшие два года. На сегодняшний день членами Коалиции являются 16 организаций, которые принимают участие в реализации данной Стратегии. Координирует работу Коалиции Общественный Фонд НОТАБЕНЕ.

Основной целью Стратегии является единство требований к государственной системе в борьбе с пытками и безнаказанностью. Стратегия основана на международных стандартах права на свободу от пыток и направлена на совершенствование законодательства и правоприменительной практики.

Стратегия будет осуществлена через действия по укреплению всех форм сотрудничества гражданского общества и основана на сплоченности.

Стратегия предусматривает мероприятия по повышению потенциала институтов гражданского общества (НПО, СМИ) и профессиональных групп (юристы, психологи, врачи), а также и представителей органов государственной власти (судьи, сотрудники правоохранительных и следственных органов, прокуратуры, медицинский персонал, персонал закрытых учреждений и др.) по борьбе с пытками и безнаказанностью.

Представители гражданского общества проводят систематический мониторинг реализации рекомендаций органов ООН. Полученные посредством стратегических судебных тяжб и лоббирования, изменения в законодательстве имеют возможность улучшать законодательные гарантии защиты жертв пыток. В рамках Стратегии будет создана основа для дальнейшего более активного продвижения ратификации OPCAT и создания Национального превентивного механизма (НПМ). Деятельность в этом направлении позволит продвигать создание института общественного (независимого) контроля над закрытыми учреждениями.

В рамках деятельности Коалиции создана группа Правовой помощи жертвам пыток, Медиа-центр и аналитическо-мониторинговый центр.

Деятельность Коалиции за 2011-2012 г.г. Члены Коалиции проводят систематическое документирование фактов пыток, за период 2011-2012 годы было задокументировано более фактов пыток, оказывают правовую и практическую помощь жертвам пыток, их родственникам.

Разработаны и осуществляются стратегические судебные тяжбы по изменению законодательства, а также внедрения механизмов защиты от пыток, в том числе и механизмов компенсации.

Осуществляются призывы, акции и заявления по отдельным случаям актов пыток, как на национальном уровне, так и совместно с международными правозащитными организациями. В настоящий момент, организациями -членами Коалиции проводятся пять мониторингов свободы от пыток в различных учреждениях (исправительные учреждения, психиатрические, детские, медицинские, военные учреждения), был проведен комплексный анализ законодательства на свободу от пыток. Осуществляется продвижение (эдвокаси) вопросов свободы от пыток на национальном и международном уровне. Коалиция активно приняла участие в предоставлении информации и организации встреч с жертвами пыток во время визита Спецдоклдчика по пыткам г-на Хуана Мендес, а также активно вовлечены в процесс подготовки альтернативного доклада о ходе реализации Таджикистаном Конвенции против пыток. Осуществляется широкое освещение проблематики в СМИ и проводятся различные образовательные мероприятия в этой сфере.

Роль СМИ в предотвращении и борьбе с пытками в Таджикистане В последние годы СМИ Таджикистана все больше внимания уделяют ситуации с соблюдением права на свободу от пыток. Масс-медиа и независимые журналисты нередко выступают инициаторами общественного обсуждения этой проблемы. Расследования отдельных фактов применения пыток начинаются после появления публикаций в СМИ. Зачастую лица, пострадавшие от действий сотрудников правоохранительных органов и других госструктур, а также их адвокаты и родственники обращаются к СМИ и независимым журналистам, как к «последней инстанции» для защиты своих прав и свобод. Освещение фактов применения пыток, следственных действий и судебных процессов способствует привлечению внимания широкой общественности, государственных органов, национальных и международных правозащитных организаций к вопросам о необходимости уголовного наказания виновных должностных лиц, защите жертв пыток и выплаты им компенсаций.

Проблема пыток регулярно освещается в независимых (частных) печатных и электронных СМИ (напр., Медиа-группа «Азия-Плюс», «Озодагон», TojNews, радио «Имруз» и др.), а также аккредитованных в Таджикистане зарубежных масс-медиа («Озоди», Би-Би-Си и др.). Большинство материалов имеют новостной характер, иногда в эфирах радиостанций звучат отдельные программы, в газетах и на сайтах публикуются интервью / аналитические статьи и очень редко – тематические журналистские расследования.

В государственных СМИ (напр., НИАТ «Ховар») встречаются отдельные публикации информационного характера о встречах, семинарах и других тематических мероприятиях.

Материалы о фактах применения пыток должностными лицами правоохранительных органов и ходе их расследования в государственных печатных и электронных СМИ не публикуются.

СМИ достаточно часто выступают как первоисточник информации о применении пыток в отношении конкретных лиц. Например, Бахромиддин Шодиев скончался 30 октября 2011 года в реанимационном отделении Национального медицинского центра, куда он был доставлен из ОВД столичного района Шохмансур. Впервые информация о гибели Шодиева была опубликована корреспондентами проекта Независимой школы журналистики «Таджикистан – XXI век» на сайте «Азия-Плюс»5. Информация (с фотографией жертвы в реанимации) вызвала большой общественный резонанс и была опубликована в различных СМИ и социальных сетях. Последующее обсуждение в рамках деятельности Коалиции НПО против пыток в Таджикистане и публикация коалиционного заявления также повлияли на развитие событий и последующую реакцию властей. Аналогичная ситуация имела место по делу Сафарали Сангова, скончавшегося 5 марта 2011г. в реанимации Национального медицинского центра. Его родственники утверждают, что он был жестоко избит сотрудниками районного ОВД Сино-1 г.Душанбе, тогда как сотрудники милиции заявляют о том, что он пытался покончить жизнь самоубийством. Инцидент получил широкий общественный резонанс также после публикации в СМИ6.

Журналистское расследование. В Таджикистане проведение полноценных журналистских расследований по фактам применения пыток и публикация их результатов – очень большая редкость. Основными причинами является то, что большинство сотрудников СМИ не имеют представления о специфике проведения журналистских расследований;

низкая правовая грамотность;

самоцензура;

недостаточность ресурсов;

возможные препятствия со стороны представителей правоохранительных органов и госструктур. Нередки случаи преследования журналистов за их публикации. Так, например, 21 декабря 2010 г. в газете «Азия-Плюс» была опубликована статья Рамзии Мирзобековой «Следствие или инквизиция?», подготовленная по итогам поездки журналиста в Согдийскую область и проведения собственного расследования сообщений о пытках. В статье со ссылкой на свидетелей и заключения судмедэкспертизы говорилось о применении пыток в отношении подследственных со стороны работников УБОП МВД РТ и его структур в Согдийской области. 20 января 2011 г. Анвар Тагоймуродов, который в то время был начальником УБОП МВД РТ, подал иск в суд столичного района Фирдавси на газету «Азия-Плюс»

за ущерб, нанесенный чести, достоинству и деловой репутации возглавляемого им управления. В своем заявлении истец потребовал взыскать с газеты 1 млн. сомони в свою пользу (около $225 тыс.).

После нескольких месяцев судебных тяжб стороны заключили мировое соглашение.

В настоящий момент, медиа организации также являются активными членами Коалиции НПО против пыток в Таджикистане. В рамках своей Стратегии, Коалиция создает специализированный Медиа центр, деятельность которого будет направлена на широкое, качественное освещение темы борьбы с пытками в национальных, региональных и зарубежных СМИ (в печатных изданиях, на радио- и телестанциях, информационно-аналитических веб-ресурсах), а также в блогах и социальных сетях. В функции Медиа-центра также будет входить организация общественных дискуссий и реагирование по конкретным фактам применения пыток, проведение тематических журналистских расследований, продвижение системных изменений в сфере борьбы с пытками в Таджикистане. На стадии разработки находится специализированный веб-ресурс «Борьба с пытками в Таджикистане» с тематическими материалами на таджикском, русском и английском языках. Сайт будет содержать См., Житель Душанбе, доставленный из отдела милиции, скончался в реанимации http://news.tj/ru/news/zhitel-dushanbe-dostavlennyi-iz-otdela-militsii-skonchalsya-v-reanimatsii Родственники покалеченного подозреваемого обвиняют столичных милиционеров http://news.tj/ru/news/rodstvenniki-pokalechennogo-podozrevaemogo-obvinyayut-stolichnykh-militsionerov наиболее полную информационную базу о ситуации с пытками в Таджикистане, освещать ход реализации Стратегии, а также служить информационным ресурсом для журналистов при подготовке публикаций. Также будут созданы страницы Коалиции в социальных сетях (Facebook, Twitter, Google+ и других).

Информационная деятельность Коалиции обеспечит регулярные публикации в СМИ и в Интернете, которые послужат развитию общественных дискуссий и постепенному формированию в Таджикистане культуры «нулевой терпимости» к применению пыток и жестокого обращения.

III. ОБЩАЯ СИТУАЦИЯ СПОСОБСТВУЮЩАЯ ПРИМЕНЕНИЮ ПЫТОК В ТАДЖИКИСТАНЕ В 2010 году Правительством Республики Таджикистан представлен Второй периодический доклад о ходе выполнения Конвенции против пыток, однако, многие рекомендации Комитета ООН против пыток, вынесенные еще в 2006 году, до сих пор не выполнены. В частности, не ратифицирован Факультативный Протокол к Конвенции против пыток;

не обеспечивается в полной мере незамедлительный и беспрепятственный доступ адвоката к задержанному лицу с момента фактического задержания;

отсутствует безотлагательное медицинское освидетельствование лиц в момент задержания;

отсутствует механизм эффективного и быстрого расследования заявлений о пытках и преследования лиц, применивших пытки;

закрыт доступ к местам заключения и местам лишения свободы для международных и национальных мониторов;

жертвам пыток не предоставляется соответствующая компенсация и эффективные средства правовой защиты.

На 2012 год, Комитетом по правам человека вынесены соображения по 22 индивидуальным сообщениям в отношении Республики Таджикистан в соответствие с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах. Практически по всем делам Комитетом признаны нарушения права на свободу от пыток. Ни одно из соображений Комитета по правам человека не было выполнено.

В стране отсутствует национальный план действий по борьбе с пытками и безнаказанностью, отсутствует комплексный подход при проведении реформ в области уголовного правосудия.

16 апреля 2012 года Уголовный кодекс РТ был дополнен отдельной статьей 143.1 «Пытки», которая предусматривает уголовную ответственность за применение пыток. Однако, предусмотренное в части первой статьи 143 прим 1 наказание в виде лишение свободы сроком до пяти лет, не отвечает требованиям о тяжести преступления за пытки в соответствие со статей 4 Конвенции против пыток.

Пытки в Таджикистане по-прежнему остаются системной проблемой. Правозащитники, адвокаты в качестве наиболее распространенных методов пыток называют избиение пластиковыми бутылками, применение электрического тока, обливание горячим кипятком, прижигание сигаретами, изнасилования, привязывание пластиковых бутылок с песком или с водой к половым органам, избиения дубинками, палками, ногами и кулаками, унижения, угрозы физической расправой над родственниками.

В Таджикистане не ведется статистики о масштабах применения пыток и жестокого обращения.

Государственные органы утверждают, что в связи с ведением отдельной статьи по пыткам в УК РТ, эта проблема будет решена.

Отсутствие незамедлительного и беспрепятственного доступа адвоката к задержанному лицу является одной из причин применения пыток в ходе уголовного преследования.

В стране отсутствует независимый механизм расследования фактов пыток, расследование проводится сотрудниками служб собственной безопасности органов внутренних дел, которые являются частью того же ведомства, действия которого обжалует лицо, подвергшееся пыткам.

Новый УПК РТ передал полномочия по санкционированию ареста от прокуроров судьям. Не смотря на это, до сих пор не существует четкого механизма рассмотрения судами законности и обоснованности задержаний. Практически в 100% случаев, судьи удовлетворяют ходатайства органов следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении задержанных лиц, при этом основываясь лишь на тяжести совершенного преступления7, что противоречит международным стандартам права на свободу и неприкосновенности личности. При рассмотрении дел об избрании меры пресечения, судьи не дают оценки заявлениям о пытках, обосновывая это тем, что их деятельность ограничивается только вопросами санкционирования.

Статья 88 ч. 3 УПК РТ предусматривает, что: «Доказательства, полученные в процессе дознания и предварительного следствия путем применения силы, давления, причинения страданий, бесчеловечного обращения или другими незаконными способами, признаются недействительными и не могут являться основанием для обвинения…». Однако, на сегодняшний момент, данная норма ни разу не была применения судами РТ. Когда подсудимый в ходе судебного разбирательства заявляет о применении к нему пыток и других недозволенных методов ведения следствия со стороны сотрудников правоохранительных органов, суды оставляют эти заявления без внимания, ограничиваясь вызовом и допросом следователей и оперативных работников органов внутренних дел.

В декабре 2010 года был принят закон «О Государственной защите жертв и свидетелей преступлений», однако, только спустя полтора года были приняты соответствующие программы, позволяющие реализовать данный механизм.

Лица в учреждениях предварительного заключения и приговоренные к лишению свободы являются наиболее уязвимой группой для актов жестокого обращения. По мнению адвокатов пытки и Мониторинг санкционирования ареста. Центр по правам человека. 2010 г.

жестокое обращение наиболее распространены в учреждениях Государственного Комитета Национальной Безопасности.

С 2004 года по настоящее время власти Таджикистана не разрешают сотрудникам Международного Комитета Красного Креста проводить мониторинг в местах лишения свободы, отсутствует также доступ институтов гражданского общества в места лишения свободы для проведения независимых мониторингов.

Серьезной проблемой является система образования и профессиональной подготовки молодых специалистов на юридических ВУЗах страны. Криминалистические лаборатории ВУЗов не имеют должного оснащения, молодые специалисты не получают практических навыков по эффективному расследованию преступлений. В стране отсутствуют программы подготовки судебно-медицинских экспертов и экспертов-криминалистов.

ЛГБТ относятся к наиболее латентной группе риска. Имеются случаи пыток и жестокого обращения сотрудниками правоохранительных органов, а также негуманного обращения со стороны медицинского персонала в отношении ЛГБТ.

В контексте борьбы с терроризмом и экстремизмом участились случаи незаконных задержаний и применения пыток к подозреваемым/обвиняемым в совершении данных преступлений. Проблема усугубляется отсутствием доступа адвокатов к своим подзащитным и закрытые судебные процессы по этим категориям дел.

3.1. Безнаказанность 19 апреля 2012 года в Уголовный Кодекс РТ была внесена отдельная статья, предусматривающая уголовную ответственность за применение пытки. Если понятие пытки, данное в статье 143 прим 1, соответствует определению, данному в статье 1 Конвенции против пыток, наказание в виде лишения свободы до пяти лет, которое предусматривается в части первой указанной статьи, не соответствует тяжести совершенного уголовного преступления, что противоречит статье 4 Конвенции.

Пытки и жестокое обращение носит систематический характер. При этом, пытки применяются не только в отношении самих задержанных, но и в отношении их близких родственников. Так, в мае 2012 года 52 человека - родственники осужденных членов «Хизб-ут-Тахрир» направили открытое письмо на имя Президента страны, в котором утверждали, что сотрудники правоохранительных органов, применяют пытки с целью получения признательных показаний в совершении преступлений: «Наши осужденные родственники под пытками и давлением были вынуждены давать показания. Мы сами видели на их телах следы от побоев, дубинок и электрошока… Более того, им угрожали, что если они не дадут показания, то их жены и сестры будут изнасилованы». Авторы также утверждали, что для того, чтобы оказать давление на подозреваемых лиц, подвергались жестокому обращению их родственники.

Эффективное расследование фактов пыток. Конвенция против пыток в ст. 12 закрепляет обязательства государства быстро, эффективно и беспристрастно расследовать заявления о пытках.

Поводом к возбуждению уголовного дела по рассматриваемому вопросу служат заявление о преступлении (устное – заносится в протокол, письменное подписывается заявителем), сообщение должностного лица, сообщение в СМИ, непосредственное обнаружение дознавателем, следователем, прокурором сведений, указывающих на признаки преступления (ч.1 ст. 140 УПК РТ).

Заявление должно рассматриваться в срок до 3-х суток, в исключительных случаях, до 10-ти суток. В случае отказа в возбуждении уголовного дела копия постановления об этом с разъяснением порядка обжалования направляется заявителю в соответствии с ч. ч. 2, 3 ст. 149 УПК РТ, которое может быть обжаловано в течение 14 суток с момента вручения постановления прокурору, а затем – вышестоящему прокурору или в суд.

Согласно ч.2 ст.122 УПК «Рассматривая жалобу, прокурор или судья обязаны всесторонне проверить изложенные в ней доводы, истребовать, при необходимости, дополнительные материалы и по просьбе заявителя получить от них пояснения относительно обжалуемых действий и решений». Такая формулировка закона дает возможность следователям ограничиваться рассмотрением одной лишь жалобы без проведения дополнительной проверки доводов, указанных в жалобе.

Очевидно, что установленная процедура обжалования не соответствует обязательствам государства по предоставлению эффективных средств правовой защиты. Практика показывает серьезные затруднения у заявителей по прохождению такой процедуры обжалования: прокуроры, порой не предоставляют ответ, а суд не видит оснований для принятия жалобы к рассмотрению, указывая на ограниченный круг вопросов, возможных для рассмотрения в порядке ст. 124 УПК РТ.

Вызывает не меньшие трудности у предполагаемых жертв пыток перечень прав, предусмотренных ст. 42 УПК РТ, в частности – ознакомление с материалами уголовного дела лишь по завершению следствия, что противоречит требованиям статьей 12 и 13 Конвенции против пыток и статьям 6- МПГПП. Вопрос о противоречии статьи 42 УПК требованиям Конвенции против пыток был поднят в Конституционном суде РТ по жалобе в защиту интересов представителя погибшего от предполагаемых пыток, Джурабоя Бобоева. Сын Бобоева был убит представителями правоохранительных органов в результате применения к нему пыток, уголовное делу по данному делу приостановлено в течение последних двух лет и Бобоев не может получить информацию о причинах приостановления уголовного дела со ссылкой на требования статьи 42 УПК РТ. К сожалению, Конституционный Суд не усмотрел в данном деле противоречия Конституции РТ и стандартам МПГПП и КПП. В настоящий момент, данное дело находится на рассмотрении Комитета по правам человека.

Практика осуществления судебного контроля над действиями правоохранительных органов.

Суд, получая сообщения о применении пыток, не реагирует должным образом на подобные заявления и не исключает эти показания из материалов уголовного дела в соответствие с требованиями ст. 88 УПК РТ и статьи 15 КПП. Специальный Докладчик ООН против пыток г-н Хуан Мендез в ходе своего визита в Таджикистан обратил внимание на то, что статья 88 УПК РТ ни разу не была применена на практике. Суд, получая заявления о пытках, ограничивается вынесением частного определения в отношении должностных лиц, обвиняемых в применении пыток, не осуществляя дальнейшего контроля над его исполнением.

Мягкие наказания или отсутствия уголовной ответственности за применение пыток, создающие культуру безнаказанности. За применение пыток сотрудники правоохранительных органов, чаще всего, привлекаются к ответственности в дисциплинарном порядке или получают незначительные сроки уголовного наказания. Например, по уголовным делам по применению пыток, повлекших за собой смерть Сангова, Шодиева, Бачаджонова возбуждены уголовные дела или вынесены судебные приговоры по статье 322 УК РТ, предусматривающих наказание за халатность.

Руководители подразделений, сотрудники которых обвиняются в актах пыток, практически никогда не привлекаются к ответственности.

Применение амнистий к лицам, обвиняемым в применении пыток. В Таджикистане сложилась негативная практика применения амнистий к лицам, виновным в применении пыток и другого плохого обращения, что создает культуру безнаказанности. Из за отсутствия до апреля 2012 года 8, отдельной статьи «пытки» в Уголовном кодексе РТ, факты применения пыток и других форм плохого обращения квалифицировались по различным статьям УК РТ, таким как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 314 УК РТ), превышение должностных полномочий (ст. 316 УК РТ), халатность (322 УК РТ), злоупотребление властью или служебным положением (391 УК РТ). Чаще всего, за применение пыток, виновные лица привлекается по статьям 314, 316 и 322 и приговариваются к лишению свободы или в виде условного применения наказания (то есть без лишения свободы), или приговариваются к незначительным срокам лишения свободы. В исключительных случаях, наказание может быть применено в виде лишения свободы сроком от до 12 лет.

За 2007 – 2012 годы было принято три акта амнистии (20079, 200910, 201111 году). Практически во всех случаях, к лицам, применившим пытки и другие формы плохого обращения, применялись акты амнистии. Например, по делу Каримова М. (применение пыток с целью получения признания вины в совершении уголовного преступления) сотрудники милиции были полностью освобождены от наказания в результате акта амнистии 2009 года. В 2011 году суд освободил от отбывания наказания лицо, которому было предъявлено обвинение в совершении преступления по халатности по делу И.

Бачаджонов (смерть в исправительном учреждении), а остальным сотрудникам СИЗО срок отбывания наказания был уменьшен на 2 года.

Понятие «пытки» было введено в УК РТ, поправками от 16 апреля 2012 года, № Закон РТ «Об амнистии» от 20 июня 2007 года № Закон РТ «Об амнистии» от 3 ноября 2009 года № Закон РТ «Об амнистии» от 19 августа 2011 года № Отсутствие практики выплаты компенсаций жертвам пыток. Зачастую сами жертвы отказываются подавать иски о компенсации ущерба, боясь последующих репрессий. В законодательстве Таджикистана, пытки не названы в перечне оснований, по которым возмещается вред жертве. В настоящее время, в одном из судов г. Душанбе рассматривается иск вдовы И.

Бачаджонова, погибшего в результате применения к нему пыток, о выплате компенсации ущерба за счет государственного бюджета. Главное управление исполнения уголовных наказаний и Министерство финансов, выступающие в качестве ответчиков, заявляя встречный иск, требуют, чтобы данная компенсация была взыскана с лиц, отбывающих уголовное наказание за применение пыток.

3.2. Право на свободу от пыток в системе уголовного правосудия: роль адвокатов в предотвращении пыток, доступ к обвиняемым, судебный процесс и предоставление доказательств Доступ к адвокату с момента фактического задержания. УПК РТ определяет, что «защитник допускается к участию в уголовном деле с момента фактического задержания подозреваемого», в тоже время законодательство не определяет понятие «фактического задержания». Задержанное лицо по – прежнему признается подозреваемым с момента составления протокола задержания, которое чаще всего оформляется после того, как принято решение о возбуждении уголовного дела, что может составлять время от нескольких часов до нескольких дней с момента фактического задержания.

Закон не требует указывать при оформлении протокола задержания, фамилии сотрудников милиции, непосредственно производивших задержание. Вместо этого журнал регистрации заполняет и подписывает следователь, назначенный вести дело. Как правило, этот сотрудник не участвует при задержании. На практике, это законодательное упущение позволяет сотрудникам правоохранительных органов безнаказанно применять пытки в период между фактическим задержанием и формальным взятием под стражу, поскольку их причастность официально не фиксируется и ее сложно доказать. Многие обвиняемые не знают, чем отличается оперативный сотрудник милиции от следователя, и какая роль отводится каждому из них при задержании и расследовании. Как правило, оперативные сотрудники милиции не сообщают задержанному лицу свою фамилию и должность, таким образом, отсутствуют механизмы, позволяющие в дальнейшем установить их личность.

Законодательством не определено понятие «задержание» и «задержанного лица». Лицо, задержанное на месте преступления, но еще не доставленное в правоохранительные органы, должно считаться именно задержанным, и обладать правами «задержанного» лица. Введение понятия «задержанный» позволит отличать правовое положение лица, задержанного в связи с его причастностью к совершению преступления от правового положения подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений.

Отсутствие доступа адвоката к подзащитному является достаточно серьезной проблемой в правоприменительной практике страны. Хотя законодательно исключены положения о том, что адвокат для встречи со своим подзащитным должен получить разрешение у следователя, ведущего уголовное дело его подзащитного, на практике, эти ограничения имеют повсеместный характер. Если у адвоката есть возможность встретиться со своим подзащитным по обычным уголовным делам, то в случаях, если уголовное дело расследуется органами национальной безопасности, такой доступ становится практически невозможным. Адвокаты также не имеют возможности встречаться со своими подзащитными наедине, так как практически всегда во время встреч присутствуют представители правоохранительных органов.

Все еще распространены случаи привлечения по уголовным делам так называемых «карманных адвокатов», то есть адвокатов, которые привлекаются органами следствия и которые, не оказывая практической юридической помощи, ограничиваются подписанием всех следственных документов и тем самым лишая возможности пользоваться реальной и эффективной правовой помощью.

Вмешательство в деятельность адвокатов правоохранительными органами весьма распространенное явление. Наиболее распространенными примерами воспрепятствования деятельности адвоката являются отказ в доступе адвоката к своему подзащитному, находящемуся под арестом, а также запрет разглашения данных судебного следствия или хода судебного процесса.

Суды выносят определение о закрытом судебном процессе, следователи требуют у адвокатов подписку о неразглашении, что является нарушением прав человека в ходе уголовного правосудия.

Закрытыми и засекреченными могут быть только часть материалов, а не все уголовное дело и ход судебного процесса.

Следователи нередко отказывают адвокатам снимать копии протоколов следственных действий или иных процессуальных документов, им не разрешается выносить дело из учреждения для производства копирования, а снимать копии внутри учреждений невозможно по различным причинам, как то, отсутствие копировальных машин, бумаги и др.

При встрече адвоката со своим подзащитным у последних изымаются все технические средства, такие как диктофоны, мобильные телефоны, таким образом, лишая их средств фиксации доказательств. В нарушение норм процессуального законодательства адвокатам запрещают производить запись (стенографию) хода суда на компьютере, обосновывая это тем, что нормы закона говорят только о записях в блокнот или аудиозаписях.

Существует проблема низкого качества оказываемых адвокатских услуг как по основным уголовным делам и в частности по делам, связанным с применением пыток. Это обусловлено низким уровнем знаний адвокатов, а также нежеланием связываться с правоохранительными органами, так как это может отразиться на их работе по другим уголовным делам.

3.3. Роль медицинского персонала в документировании и предупреждении пыток: выполнение стандартов Стамбульского протокола Серьезной проблемой, которая создает культуру безнаказанности в Республике Таджикистан, является несвоевременное проведение судебно-медицинской экспертизы и отсутствие независимой судебной экспертизы. УПК РТ четко не определяет процедуры проведения судебно - медицинской экспертизы по ходатайству адвоката. В изоляторах временного содержания нет штатной единицы врача, не проводится медицинского освидетельствования с момента фактического задержания. В результате, сотрудники органов дознания и следствия после нанесения побоев и пыток, привлекают врачей местных травматологических отделений при городских больницах, которые выдают справки об отсутствии телесных повреждений.

Зачастую, заключения судебно медицинской экспертизы идентичны, всем жертвам пыток выдаются стандартные заключения с недостаточно точным описанием нанесенных телесных повреждений или же заключения об удовлетворительности состояния здоровья жертвы пыток.

Деятельность судебно-медицинских экспертов регулируется Законом РТ «О государственной судебно- медицинской экспертизы», УПК РТ и внутренними нормативно-правовыми актами Министерства здравоохранения РТ. Судебно-медицинский эксперт является работником здравоохранения. Процедура проведения судебно – медицинской экспертизы на стадии предварительного расследования и судебного процесса закреплена в Положении «О некоторых процессуальных оснований проведения судебно-медицинской экспертизы в РТ» утвержденного приказом Министра здравоохранения от 20.12.2008 года. Положение предусматривает обязательное проведение интервью с задержанным лицом, до проведения полного медицинского осмотра. В ходе такого интервью со слов задержанного лица устанавливается, имело ли место насилие, имеются ли травмы, где и каким образом они были получены и др.

Законодательство предусматривает проведение и предоставление заключения судебно медицинской экспертизы в течение трех дней, в некоторых случаях, когда требуется проведение дополнительных исследований, данный срок продлеваться. На практике, проведение опроса с задержанными лицами (обвиняемыми, подсудимыми) в основном длиться до 30 мин или максимум до одного часа, когда Стамбульские принципы устанавливают, что для проведения оценки физических и психических доказательств пыток не всегда достаточно даже двух-четырех часов.

Международные стандарты закрепляют обязанность врачей получать добровольное и осознанное согласие лица на осмотр или проведение обследования. B тех же случаях, когда главной целью осмотра или обследования не является оказание медицинской помощи, требуется проявлять большую осторожность и убедиться в том, что пациент знает об этом и соглашается на это, a также в том, что такой осмотр никоим образом не противоречит его наилучшим интересам. На практике встречаются случаи, когда судебно - медицинская экспертиза не всегда проводится с согласия самого задержанного лица. Эксперты поясняют это тем, что они не обязаны получать предварительное согласия задержанного лица на проведения медицинского осмотра, если она проводиться на основании постановления правоохранительного органа. В результате, бланк заключения экспертизы не предусматривает требования фиксирования согласия задержанного лица на прохождения экспертизы.

Эксперты в своей практике чаще всего показывают терпимое отношение к пыткам. Так, результаты мониторингов правозащитных организаций показывают, что большинство экспертов признаются, что у них на практике были случаи, когда на теле задержанного лица были травмы, полученные в результате насилия, при этом сами задержанные утверждали, что к ним не применялось насилие.

Эксперты отмечают, что в их компетенцию не входит выяснять причину получения травм, они обязаны только провести экспертизу и выдавать свое заключение. Практически всегда в ходе проведения судебно-медицинской экспертизы присутствуют сотрудники правоохранительных органов. Обосновывая это обеспечением безопасности самих экспертов. Это приводит к тому, что предполагаемая жертва пыток не имеет возможности сообщить эксперту о обстоятельствах получения травм.

3.4. Насилие в отношении женщин Женщины входят в категорию уязвимых групп, которые чаще всего подвергаются пыткам и жестокому обращению в виде психологического давления, побоев, изнасилования и угроз изнасилования. При этом, нередки случаи, когда сцены насилия снимаются на телефоны с угрозой последующего широкого распространения записей. В таких случаях, женщины редко обращаются с заявлениями о преступлении изнасилования, так как это грозит разрушением семьи;

мужья могут выгнать жену из дому, женщины не могут рассчитывать на поддержку своих родственников.

Проблемы домашнего насилия, доступа жертв домашнего насилия к правосудию до сих пор остаются актуальными. Несмотря на то, что центрами правовой помощи НПО регистрируется большое количество обращений женщин, подвергших насилию со стороны своих близких (муж, свекровь), практически отсутствуют факты обращения жертв домашнего насилия в правоохранительные органы.

В стране отсутствуют подготовленные кадры по работе с жертвами домашнего насилия. В редких случаях, правоохранительные органы, получив заявления о случаях насилия в семье, не принимают срочных и адекватных мер по пресечению преступлений, полагая, что «в семье всякое бывает».

Жертве насилия, чтобы добиться применения уголовного наказания, нужно преодолеть целый ряд препятствий, такие как нежелание сотрудников милиции принимать заявление, некорректное обращение с ней, многочисленные изнурительные и бесцельные опросы, несвоевременное направление на судмедэкспертизу, травмирующие очные ставки, отсутствие надлежащей защиты и охраны потерпевших.

В стране отсутствует законодательство по вопросам профилактики насилия в отношении женщин.

Уголовное законодательство не дает должной оценки общественной опасности насилия, отсутствует терминология психологического насилия в уголовном праве.

Дела по факту домашнего насилия в рамках уголовного законодательства, как правило, проходят по статьям 112 (умышленное причинение легкого вреда здоровью) и 116 (побои) УК РТ, которые являются делами частного обвинения, возбуждаются по заявлению лица, пострадавшего от преступления, производство по ним подлежит прекращению в случае примирения его с обвиняемым. Суды, в свою очередь, не могут выполнять оперативные мероприятия по расследования преступления, им необходимо обращаться в правоохранительные органы, что требует много времени, в течение которого обычно проходят следы физического насилия. Отсутствует практика проведения психологической экспертизы жертв домашнего насилия.

Женщины жертвы насилия, зачастую подвергаются повторному насилию со стороны представителей правоохранительных органов. Так, женщина в 2011 году обратилась в милицию по поводу причинения ее мужем телесных повреждений. Когда она хотела получить информацию о процессе расследования, она была изнасилована сотрудником милиции в своём кабинете. Когда женщина и ее престарелая бабушка обратились по данному факту в органы милиции, начальник милиции предупредил её о том, чтобы она никому о случившемся не сообщала, т.к. она не сможет это доказать, и тот сотрудник милиции посадит её за клевету.

3.5. Свобода от пыток в местах предварительного задержания и в учреждениях исполнения наказаний Места лишения свободы, являются местами ограниченного доступа для гражданского общества и общественности в целом, что создает риск пыток и плохого обращения в отношении лиц, находящихся в этих учреждениях.

Кодекс исполнения уголовных наказаний РТ был дополнен нормами о полномочиях Уполномоченного по правам человека посещать исправительные учреждения, встречаться с осужденными наедине. Был принят Закон РТ «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и подсудимых».

Система исполнения уголовных наказания, следственные изоляторы и исправительные учреждения находятся в ведении ГУИН, кроме Следственного изолятора Государственного Комитета национальной безопасности.

На сегодняшний день, институты гражданского общества и МККК не имеют доступа в исправительные учреждения страны. Доступ в исправительные учреждения имеют только строго ограниченный круг НПО, которые занимаются в основном гуманитарной и благотворительной деятельностью. Начиная с 2005 года, ряд международных организаций и НПО безрезультатно ведут переговоры с государственными органами страны о получении доступа в следственные изоляторы и пенитенциарные учреждения для проведения мониторинга.

Там же.

Засекречена информация о количестве осужденных лиц, количестве и местонахождений исправительных учреждений и СИЗО, статистики по заболеваемости и смертности в местах лишения свободы, результатах посещений следственных изоляторов, исправительных учреждений надзирающими органами, в частности прокуратурой и др.

Правозащитные организации получают постоянно увеличивающееся число жалоб на нарушения прав задержанных и осужденных в местах предварительного задержания и исправительных учреждениях.

В 2011 году была создана правительственная рабочая группа по посещению мест предварительного заключения и пенитенциарных учреждениях, в состав которой входили представители Исполнительного аппарата Президента РТ, различных государственных органов, Уполномоченного по правам человека. В состав государственных рабочих групп не включаются представители гражданского общества. Отсутствует информация о результатах таких посещений.

Доступ к адвокату лиц, отбывающих уголовные наказания в местах лишения свободы. В соответствии с ч. 4 ст. 91 Кодекса исполнения уголовных наказаний «для получения юридической помощи осужденным по их заявлению предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. По желанию осужденного и указанных лиц свидания предоставляются наедине». Ссылаясь на данную статью органы исполнения уголовного наказания, отказывают адвокатам в доступе к осужденным лицам. Таким образом, если лицо, лишенное свободы, становится жертвой применения пыток, у родственников нет возможности привлечения адвокатов для защиты его интересов без прямого письменного запроса самой жертвы пыток.

Изменения режима отбывания наказания. В соответствии с нормами КИУН, в случае совершения осужденным преступления или нарушения правил отбывания наказания в исправительном учреждении, начальник колонии вправе обратиться с запросом в суд по месту нахождения колонии об изменении режима отбывания наказания в сторону его ужесточения. Судебное рассмотрение дела проходят в здании колонии, в большинстве случаев без участия адвоката. Практически все ходатайства начальников исправительных учреждений удовлетворяются судами. После изменения режима отбывания наказания, сотрудниками учреждений проводится «профилактика вновь прибывших осужденных», которая выражается в избиении их дубинками. Например, осужденный Исмоил Бачаджонов, которому 21 января 2011 года был изменен режим отбывания наказания со строгого на тюремный, был до смерти избит в СИЗО.

Проведение эффективного расследования случаев смерти в местах предварительного заключения и исправительных учреждениях. Правозащитники все больше получают информацию о случаях смерти в результате применения пыток. Так, только за период 2010-2012 год, юристы правозащитных организаций зарегистрировали и оказывают юридическую помощь по нескольким делам, таким как дело Бобоева, Шодиева, Сангова, Муродова, Бачаджонова. Практически по всем делам сроки расследования случаев смерти этих людей затягиваются и виновные лица остаются безнаказанными. Например, уголовное дело по факту смерти Бобоева приостановлено вот уже полтора года, уголовное дело по факту смерти Муродова возбуждено в 2009 году и до сих пор следствие по делу не завершено.

Лица, отбывающие наказания в виде пожизненного лишения свободы (ПЛС). У правозащитников вызывает озабоченность ситуация с соблюдением прав лиц приговорённых к ПЛС, которые отбывают наказание в тюрьме г. Курган-Тюбе и в блоке для ПЛС следственного изолятора г. Душанбе. В соответствие с изменениями в КИУН, они ограничены в свиданиях с родственниками, начиная с года прекратились приёмы передач.

3.6. Учреждения закрытого типа для детей в Республики Таджикистан В Таджикистане действуют различного рода учреждений закрытого типа для детей:

Республиканская специальная школа для трудновоспитуемых детей при Министерстве Образования РТ, куда попадают дети с 11 до 14 лет (в исключительных случаях продлевается до лет) на основании решения Комиссии по правам ребенка при Исполнительном органе государственной власти сроком до трех лет. На сегодняшний день в Спецшколе находятся воспитанника.

Специально-профессиональное техническое училище, учреждение закрытого типа при Министерстве Образования РТ, куда направляют детей от 14 до 18 лет на основании решения Комиссии по Правам Ребенка сроком до трех лет. На данное время там пребывает 62 воспитанника.

Воспитательная Колония для несовершеннолетних мальчиков, учреждение закрытого типа при УИД МЮ РТ, где содержатся дети от 14 до 18 лет (в исключительных случаях до 20 лет) на основании приговора суда за совершения преступлений. На сегодняшний день в учреждении отбывают наказание 33 подростка.

В Детской колонии качестве наказания дети помещаются в Дисциплинарный изолятор - камера размером 2х2, имеется раскладная кровать, прикованная к стене, днем ее складывают, для того, чтобы ребенок не имел возможности лежать. В туалет детей выводят по необходимости, на прогулку выводят очень редко. Наказание может длиться до двух недель.

В Спецшколе и СПТУ дети подвергаются следующим видам наказаний: а) лишение детей свидания с семьей, либо посещении семьи;

б) лишения ребенка участия в различных мероприятиях (игры, конкурсы и т.д.), в) привлечение ребенка к различному труду (копать землю, белить стены, мыть полы, убирать в комнатах и т.д.) Существует проблема отсутствия четкого разработанного механизма защиты детей от пыток, насилия и жестокого обращения, а также эффективных методов и условий для работы с детьми жертвами насилия. Наблюдается плохое отношение и условия содержания детей во всех специализированных учреждениях закрытого типа.

Существующая уголовная система правосудия (закон, политика и практика) для несовершеннолетних не соответствует международным стандартам. Например, несмотря на то, что каждый ребенок имеет право на адвоката, немногие дети получают соответствующую юридическую помощь в отделении милиции, где они могут быть жертвами вымогательства, насилия, пыток и жестокого обращения.

3.7. Соблюдение прав человека в психиатрических учреждениях В Таджикистане действуют 17 психиатрических и психоневрологических учреждений и центров психических болезней. Согласно государственной статистике, на 2010 год, пользователями психиатрии являются 47 167 человек. Основными видами психиатрической помощи являются:

первичное психиатрическое освидетельствование;

амбулаторная психиатрическая помощь;

стационарная психиатрическая помощь;

медико-социальная помощь в психоневрологических учреждениях органов социальной защиты. Отсутствует политика деинституционализации психиатрической службы.

Закон РТ «О психиатрической помощи» не содержит гарантий для психически больных лиц на свободу от пыток и жестокого обращения. Запрет применения пыток и жестокого, бесчеловечного обращения на законодательном уровне отсутствует и в обязанностях персонала психиатрических учреждений, данное право не закреплено и в правах психически больных лиц. Ни в Законе РТ «О психиатрической помощи», ни в действующих Инструкциях и Положениях не приведен перечень и порядок применения мер физического удержания в психиатрических учреждениях.

Законодательство РТ в области психического здоровья не содержит понятия и прямого запрета дискриминации;

требования обязательного присутствия на судебном заседании лица, в отношении которого решается вопрос о признании его недееспособным;

положения об обеспечении психически больного лица адвокатом, либо об обязательном участии адвоката / представителя в суде в отсутствие самого психически больного лица.

Основными проблемами соблюдения прав психически больных лиц можно назвать отсутствие контактов с внешним миром (отсутствие почтовых ящиков для отправки писем, телефонов и т.д.), доступа к информации о правах пациентов (нет информационных досок, не разъясняются права при приеме). Принудительная госпитализация не всегда осуществляется по решению суда, право на адвоката имеют только те пациенты, которые находятся в психиатрических учреждениях по приговору суда и является платежеспособным.

Пациентов психиатрических учреждений лишают еды в случае провинности. Имеются сообщения пользователей психиатрических услуг об избиениях, плохом обращении, сексуальном насилии со стороны отдельных медицинских работников.

3.8. Свобода от пыток и других форм жестокого обращения в армии Граждане призываются на военную службу 2 раза в год, и по официальным данным от 15 000 до 16 000 молодых людей в возрасте 18-27 лет ежегодно пополняют ряды вооруженных сил РТ. Из-за плохих бытовых, гигиенических условий, местничества, а также частых случаев жестокого обращения и распространенности неуставных взаимоотношений между старослужащими и новобранцами, молодежь предпочитает всячески скрываться от сотрудников военных комиссариатов и не проходить военную службу.

Пополнение рядов Вооруженных Сил РТ осуществляется посредством всеобщего призыва. Процесс призыва сопровождается массовыми нарушениями прав призывников, включая незаконные задержания и «облавы».

Серьезной проблемой в вооруженных силах Таджикистана является дедовщина (неуставные взаимоотношения), которая основана на сроках службы (старослужащие (деды) применяют ритуалы посвящения и избиения к новобранцам) и на местничестве.

Виды дедовщины достаточно разнообразны, такие как, например, нанесение сильного удара по согнутым (в виде бутона) кончикам пальцев твердым тупым предметом (гул шукуфт), крутить педали (ногами) с зажженными спичками на на кончиков пальцев ног (велосипед), избиения бляшкой ремня по плечам в виде погонов (звание генерала) или по ягодицам (шашак).

Солдаты подвергаются различным видам наказания представителями офицерского состава, такие как многократные приседания или отжимание или избиения по щекам.

Жалобы на неуставные взаимоотношения и условия жизни во время несения военной службы всячески осуждаются. Даже если солдат пожалуется на неуставные отношения своему командиру, то жалоба не получает должного внимания, а виновники не привлекаются к ответственности.

«Стукачеством13» признается не только жалобы на неуставные взаимоотношения, но также жалобы на условия жизни, на питание, гигиену.

У военнослужащих нет возможности проведения гражданской (независимой) судебно-медицинской экспертизы и медицинского освидетельствования, все экспертизы проводятся в специальных военных госпиталях, доступ в которые запрещен для гражданского общества.

Стукачество —доносительство, тайное сотрудничество с властями, начальством и т. п., 3.9. Запрет экстрадиции и свобода от пыток в контексте борьбы с терроризмом и экстремизмом Достаточно неоднозначна ситуация с практикой применения экстрадиций в Таджикистане.

Законодательство страны прямо не регулирует вопросы запрета экстрадиции в страну, где человеку угрожает применение пыток. Вопросы экстрадиции чаще всего регулируются двусторонними соглашениями Генеральных прокуратур, Минской и Кишиневской Конвенциях о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, а также Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (2001), которые предусматривают только процедурные вопросы и не содержат стандартов свободы от пыток.

Отсутствует информация о статистике лиц, экстрадированных из Таджикистана.

С точки зрения свободы от пыток и Россия, и Таджикистан выглядят далеко не лучшим образом.

Каждая из этих стран имеет на своем счету более чем достаточно описанных международными организациями случаев применения пыток к подозреваемым и обвиняемым, вынесения приговоров на основе признаний, полученных запрещенными методами, внесудебных расправ и т.д. Условия содержания заключенных в местах лишения свободы также оставляют желать лучшего, как в Таджикистане, так и в России14.

В связи с этим, экстрадиции и в Россию, и в Таджикистан требуют особого внимания. Особенно остро стоит вопрос в случае обвинений, связанных с терроризмом и экстремизмом. В обеих странах такие обвинения нередко используются для имитации антитеррористической и антиэкстремистской деятельности силовых структур, одновременно являясь средством подавления политической и религиозной активности граждан. При этом лица, выданные по подобным обвинениям, более других подвержены риску стать жертвами пыток, т.к. они рассматриваются как угроза национальной безопасности страны.

В последнее время участились случаи экстрадиций граждан Таджикистана из России. При этом, не получая должной защиты, граждане обращаются за принятием мер по запрету экстрадиции в Европейский суд. Однако, правозащитникам известны случаи когда, несмотря на запрет экстрадиции, лица, находящиеся по защитой Европейского суда, пропадают из России и оказываются в местах предварительного задержания и содержания под стражей в Таджикистане.

При решении вопроса о выдаче из России лиц, в том числе граждан Таджикистана, проводиться формальная проверка оснований для отказа к выдаче. Внесудебный порядок принятия решений об экстрадиции приводит к тому, что в случае отсутствия адвоката у запрашиваемого лица вопрос о риске для него подвергнуться пыткам на этой стадии даже не поднимается. При этом, документы В связи с системным характером данной проблемы в РФ, Европейский Суд по правам человека недавно вынес пилотное постановление по делу «Ананьев и другие против России», обязав власти РФ выработать обязательный к исполнению временной график введения в действие эффективных средств правовой защиты, которые способны обеспечить нормализацию условий содержания в следственных изоляторах.

запрашивающей стороны, часто содержащие явные противоречия, которые легко обнаружить при их минимальном анализе и которые дают серьезные основания для сомнений в достоверности представленных в них сведений, не исследуются должным образом. Между тем, во многих случаях такое исследование позволило бы установить политизированный и даже сфабрикованный характер уголовного преследования, и соответственно, повышенный риск применения запрещенного обращения к запрашиваемому лицу.

О праве на обжалование постановления о выдаче человек информируется одной фразой в уведомлении о принятом Генпрокуратурой решении со ссылкой на номер соответствующей статьи УПК РФ и даже без указания суда, в который следует направлять жалобу. Уведомление вручается на русском языке. Право на бесплатную юридическую помощь при ознакомлении с уведомлением законодательством РФ не предусмотрено. Естественно, что в большинстве случаев человек, формально проинформированный о своем праве на обжалование, не в состоянии им воспользоваться – особенно, если он недостаточно владеет русским языком. Что же касается процесса рассмотрения жалоб, то в большинстве случаев все аргументы защиты об угрозе применения к заявителю пыток в стране назначения отвергаются, поскольку, по мнению судебных коллегий, они опровергаются гарантиями запрашивающей стороны (дипломатические гарантии).

Обращение в Европейский Суд – это последнее средство защиты для тех, кого российские власти решают экстрадировать, несмотря на риск пыток. Однако даже защита, предоставленная Страсбургом (если удается ее добиться), не всегда спасает человека, обвиняемого в антигосударственных преступлениях, в т.ч., связанных с терроризмом и экстремизмом, от риска незаконного принудительного перемещения в запрашивающее государство. Здесь уже включаются внеправовые методы сотрудничества запрашивающего и запрашиваемого государств, каждое из которых по указанным выше причинам проявляет экстраординарную заинтересованность в такой экстрадиции. В результате, человек исчезает в России и вскоре обнаруживается в запрашивающем государстве, возвращения в которое он всеми силами старался избежать, опасаясь подвергнуться запрещенному обращению.

IV. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ ОПЫТ В БОРЬБЕ С ПЫТКАМИ 4.1. Общественное расследование как универсальная методика борьбы с пытками Комитет против пыток (Нижний Новгород) был основан в 2000 году. В настоящее время имеет официальный статус межрегиональной общественной организации. Основная цель деятельности осуществление общественного контроля за ситуацией, связанной с проблемой распространения практики применения пыток и жестокого обращения в России и оказания профессиональной юридической и медицинской помощи жертвам пыток.

За годы деятельности Комитет накопил обширный практический опыт по вопросам защиты прав пострадавших от пыток и жестокого обращения. На сегодняшний день, Комитет рассмотрел сообщений о нарушении прав человека;

всего в производстве находиться 221 дело по заявлениям о пытках;

из них установлено 105 фактов пыток, осуждено 93 сотрудника, присуждено компенсаций на общую сумму 23022248 рублей, их них фактически получено 18349489 рублей;

отменено незаконных решений 399. Всего по результатам деятельности Комитета в Европейский Суд по правам человека направлено 67 жалоб. Такие результаты были достигнуты благодаря целенаправленной работе по организации общественного расследования - методики, разработанной Комитетом, которая доказала свою эффективность в правовом и социально экономическом контексте России.

Общественное расследование – это совокупность действий, осуществляемых гражданами (объединением граждан), не обладающими специально предоставленными государством правами и полномочиями, с целью добиться эффективного расследования жалобы на грубое нарушение прав человека и, при наличии достаточных доказательств, - установления факта такого нарушения уполномоченным государственным органом, т.е. судом.

Первичной целью общественного расследования является получение таких доказательств факта нарушения прав человека, которые являются: приемлемыми, а также необходимыми и достаточными для его установления в ходе судебной процедуры. Общественное расследование осуществляется на принципах законности и добровольности участия. Специальные принципы, определяющие уникальное содержание этого метода составляют принцип защиты публичного интереса, принцип неизменного обязательства, принцип профессионализма, принцип обжалования всех незаконных действий, принцип преимущественной ориентации на внутригосударственные механизмы защиты, принцип непубличности проверки по жалобе.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.