авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права

12. Крымовская, Т.П. Жилье по-европейски: возможные сценарии

развития ипотеки в Беларуси / Т.П. Крымовская // Навукова-практычны iн-

фармацыйна-метадычны часопiс «Сацыяльна-эканамiчныя i прававыя дасле-

даваннi». – Минск, 2010.

13. Ясинский, Ю.М. Основы банковского дела / Ю.М. Ясинский. –

Минск: Тесей, 1999. – С. 448.

In article the basic problems arising at crediting of housing construction are considered. The questions constraining development of institutes of mortgage lending are analyzed. The conclusion about necessity of perfection of the legislation of Byelorussia in the field of the market of mortgage securities becomes.

Гоев Александр Владимирович – доцент кафедры гражданского и семейного права Академии МВД Республики Беларусь, кандидат юриди ческих наук, доцент.

УДК 341.9:339.726.5 Э.Л. Король ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ИСТРЕБОВАНИИ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ ИЗ ЧУЖОГО НЕЗАКОННОГО ВЛАДЕНИЯ В ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Статья посвящена исследованию проблем истребования культур ных ценностей, незаконно участвующих в гражданском обороте (меж дународном и национальном). Рассматриваются вопросы коллизии ин тересов собственников и добросовестных приобретателей культурных ценностей, особенности применения исковой давности к данным отно шениям, проблемы определения применимого права и компетенции судов и иных правоприменительных органов при рассмотрении споров о воз вращении культурных ценностей законным владельцам. Автором обос новываются предложения по совершенствованию действующего законо дательства по вопросам защиты права собственности на культурные ценности.

Культурная ценность – уникальный феномен общественной жизни, выступающий свидетельством богатого духовного развития народа и его исторической памятью. В условиях возрастающего не законного оборота культурных ценностей, в основе которого лежат их противоправный вывоз в период вооруженных конфликтов и в - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, мирное время, хищение ценностей из музеев, архивов, библиотек, картинных галерей, культовых мест, иное неправомерное их вов лечение в оборот, особую значимость приобретают вопросы воз вращения культурных ценностей собственникам и иным законным владельцам.

Интересы Республики Беларусь, а также ее граждан и организа ций, связанные с возвращением белорусских культурных ценностей, находящихся без законных оснований во владении иностранных и национальных субъектов права, нуждаются в гражданско-правовой защите. Собственники культурных ценностей, выбывших из их вла дения помимо их воли, практически не используют один из основных способов защиты права собственности – истребование имущества из чужого незаконного владения, что может свидетельствовать о потребности совершенствования гражданского законодательства в направлении усиления и активизации гражданско-правовой защиты прав собственников культурных ценностей, а также использования выработанных на международном уровне частноправовых средств защиты нарушенных прав на культурные ценности.

Целью настоящей статьи является решение отдельных теоре тических и практических проблем, возникающих в процессе истре бования из чужого незаконного владения культурных ценностей, находящихся за пределами Республики Беларусь и на ее террито рии, и выработка на этой основе научно обоснованных рекомен даций по совершенствованию национального законодательства в исследуемой области.

Проблемы истребования культурных ценностей в случаях их добросовестного приобретения Участие культурных ценностей в гражданском обороте, в том числе международном, связано с заключением между субъектами гражданских прав распорядительных сделок в отношении движи мых ценностей культуры. В таких ситуациях собственник или лицо, уполномоченное собственником, наряду с передачей культурной ценности должен передать и титул на нее. Но на практике в качестве продавца может выступать «мнимый собственник», т.е. лицо, которое не обладает правомочием по распоряжению вещью. Приобретате ли культурных ценностей далеко не всегда знают или догадывают ся о неуправомоченности такого отчуждателя, внешне выдающего себя за собственника, и считают себя действительными обладателя ми прав на приобретенные культурные ценности.

В такой ситуации, как отмечает А.Л. Маковский, может возник нуть «проблема столкновения интересов собственника и интересов - Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права того лица, которое вещь не похитило, не подобрало на дороге, а которое приобрело ее у кого-то, и при этом не знало, что то лицо, у которого оно эту вещь купило или от которого оно эту вещь унас ледовало, не имело права этой вещью распоряжаться» [10, с. 319].

Другими словами, может иметь место коллизия интересов собс твенника и добросовестного приобретателя.

Проблема добросовестности традиционно связывается имен но с вещными отношениями, где достигает наибольшей остроты.

Причину этого К.И. Скловский видит в том, что видимость права, со здаваемая владением вещи, не может не вступать в конфликт с дейс твительным правом, что особенно характерно для оборота, подчи ненного системе традиции [15, с. 88].

Следует отметить, что в силу норм белорусского гражданско го законодательства, добросовестность приобретателя, возмездно получившего вещь от лица, которое не имело права ее отчуждать (a non domino – лат. «от несобственника», т.е. от неуправомоченного отчуждателя), на основании ст. 283 Гражданского кодекса Респуб лики Беларусь (далее – ГК) [3] является основанием для отражения притязания собственника (иного титульного владельца) по истребо ванию культурной ценности. Но это будет иметь место лишь в слу чае выбытия спорного имущества из владения собственника (иного титульного владельца) по воле последнего, например, в силу граж данско-правового договора (аренда, ссуда, хранение и др.). Если же имущество утеряно собственником или лицом, которому имущес тво было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли, то у добросовестного приобретателя спорное имущество всегда истребуется.

Если при невозможности истребования движимой вещи от добросовестного приобретателя собственник (иной титульный вла делец) может восстановить нарушенный баланс имущественных ин тересов путем взыскания убытков с лица, которое без его согласия произвело отчуждение вещи, то применительно к культурным цен ностям ситуация будет другой. Культурные ценности – это предметы уникальные, единичные, неповторимые в своем роде. Культурная ценность имеет не только и не столько конкретную имущественную стоимость, как и любая вещь, сколько значительное неимуществен ное содержание, большую культурную значимость, что для собс твенника зачастую является определяющим. Многие ценности куль туры для их собственников просто бесценны.

Предусмотренное законом ограничение истребования иму щества перед возмездным добросовестным приобретателем не позволяет собственнику защитить принадлежащее ему субъектив - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, ное право собственности. Защите подлежат в таком случае лишь имущественные интересы посредством взыскания убытков со свое го контрагента, незаконно распорядившегося имуществом. Одна ко законному обладателю прав на культурную ценность может быть возмещена лишь ее меновая стоимость. В отношении любых других вещей предоставление денежного эквивалента взамен утраченного имущества соразмерно нарушенному имущественному интересу, поскольку лицо может приобрести вещь такого же рода и качества.

В отношении выбывших из владения собственника культурных ценностей предоставление денежного эквивалента может восста новить лишь частично интересы собственника, именно имущес твенные, поскольку в таком случае не подлежат восстановлению нематериальные интересы, выражающиеся в удовлетворении ду ховных, эстетических, художественных и иных культурных потреб ностей собственника от обладания культурной ценностью. Утрачен ная культурная ценность, как правило, не может быть заменена на аналогичную, поскольку каждая ценность культуры по-своему уни кальна и имеет особое нематериальное содержание для ее закон ного обладателя.

В этом случае наиболее остро проявляется коллизия интере сов действительного обладателя субъективного права на культур ную ценность – собственника, и лица, получившего имущество на основании возмездной сделки от лица, не управомоченного на пе редачу титула, в силу чего также не имеющего субъективного права на вещь, – добросовестного приобретателя культурной ценности.

На наш взгляд, реальное восстановление баланса имуществен ных и неимущественных интересов собственника и добросовест ного приобретателя в отношении культурных ценностей, которые выбывают из владения собственника по его воле, возможно только одним путем – путем допущения их истребования. Способ выбытия имущества, полагаем, не должен быть «законодательным барьером»

для истребования культурных ценностей из чужого незаконного владения. В этом случае собственник культурной ценности получит защиту своего нарушенного субъективного права. Имущественные интересы добросовестного приобретателя также будут учтены, который, как и в случае выбытия спорного имущества из владения собственника помимо воли последнего, сможет в последующем взыскать причиненные ему убытки с неуправомоченного отчуж дателя культурной ценности по заключенной ранее сделке купли продажи. Такое правило закреплено в действующем законодатель стве в п. 1 ст. 431 ГК, в соответствии с которым при изъятии товара у добросовестного покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, продавец обя - Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права зан возместить покупателю понесенные им убытки (так называемая в науке ответственность за эвикцию [14, с. 127]).

Итак, в целях совершенствования защиты права собственнос ти на ценности культуры, борьбы со всякого рода незаконным от чуждением культурных ценностей, предлагается предусмотреть изъятие из общего правила об истребовании имущества от добро совестного приобретателя, закрепленного в ст. 283 ГК. Полагаем, что собственники и иные титульные владельцы должны иметь возможность истребовать принадлежащие им культурные цен ности от любого незаконного приобретателя, невзирая на об стоятельства выбытия имущества из владения собственника и, соответственно, добросовестность приобретателя. Другими словами, должна быть установлена неограниченная (абсолют ная) виндикация культурных ценностей в силу особых свойств и признаков последних. В то же время категория добросовестности не потеряет своего значения при рассмотрении дел об истребова нии культурных ценностей, поскольку расчеты между сторонами при возврате имущества из незаконного владения будут подчинены общему правилу, установленному ст. 284 ГК.

На основании изложенного считаем целесообразным допол нить ст. 283 ГК пунктом четвертым следующего содержания: «В слу чае приобретения культурной ценности у лица, которое не имело права ее отчуждать, собственник вправе истребовать эту куль турную ценность от приобретателя во всех случаях».

Корреспондирующую этому правилу норму, на наш взгляд, сле дует закрепить и на уровне специального законодательства, содер жание которой сводится к следующему:

«1. Собственник вправе истребовать принадлежащую ему культурную ценность из чужого незаконного владения.

2. Если культурная ценность была приобретена у лица, ко торое не имело право ее отчуждать, то собственник вправе ис требовать это имущество от приобретателя во всех случаях.

3. Расчеты между сторонами при истребовании культур ных ценностей из чужого незаконного владения регулируются гражданским законодательством».

Предложенная норма могла бы найти свое место в действую щем законодательстве в Законе «Аб культуры ў Рэспубліцы Беларусь»

[1], в котором содержатся в том числе общие нормы, посвященные обороту культурных ценностей, посредством закрепления в новой статье 37-1 «Истребование культурных ценностей из чужого неза конного владения».

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, Особенности применения исковой давности в спорах об ис требовании культурных ценностей Исковая давность традиционно относится к гражданско-пра вовым срокам защиты субъективных прав участников гражданского оборота, в силу чего является материально-правовым охранитель ным институтом гражданского права и не затрагивает область ре гулятивных правоотношений [16, с. 54]. Ее легальное определение закреплено в ст. 196 ГК, в соответствии с которой исковой давнос тью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Субъективные гражданские права в случае их нарушения нуж даются в защите. Суть этой защиты в сфере действия норм граждан ского права, по мнению В.Ф. Чигира, состоит в том, что «лицо, право которого нарушено, вправе требовать принудительного исполнения обязанным субъектом данного правоотношения его обязанности, корреспондирующей праву этого лица, или требовать, чтобы пас сивный (обязанный) субъект правоотношения прекратил нарушать абсолютное право активного субъекта абсолютного правоотно шения, т.е. прекратил нарушать вещное право или исключительное право данного субъекта» [18, с. 29].

Между тем, в принудительной защите судом могут нуждаться не только нарушенные субъективные гражданские права. Легальная дефиниция исковой давности ограничивает сферу ее действия толь ко случаями «защиты права», в то время как давность, на что справед ливо обращает внимание Е.А. Крашенинников, может применяться и при защите охраняемого законом интереса [8, с. 31]. Так, например, при рассмотрении притязания о возмещении вреда, возникшего в результате противоправного уничтожения имущества, суд защищает не право собственности на имущество (его у истца уже нет), а охра няемый законом интерес бывшего собственника в восстановлении своего имущественного положения. Указанная позиция поддержи вается и А.П. Сергеевым, по мнению которого «охраняемый зако ном интерес нередко выступает в гражданском праве в качестве самостоятельного предмета защиты» [4, с. 337].

В правовой науке остается открытым для дискуссий вопрос о применении норм исковой давности к защите вещных отношений, в частности, права собственности относительно таких объектов граж данского оборота, как культурные ценности.

С позиции гражданского права культурные ценности относятся к категории «вещь», в силу чего формально не отличаются от дру гого имущества, представленного в гражданском обороте. Защита прав на культурные ценности осуществляется с помощью тех же способов защиты, которые в равной степени применимы и для дру - Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права гих вещей. Однако специфичность культурных ценностей, которая проявляется сквозь призму присущих им существенных признаков, с необходимостью требует распространения дополнительных га рантий защиты нарушенных субъективных прав, в том числе права собственности.

Общий срок исковой давности по белорусскому законода тельству составляет три года, в том числе и при истребовании собс твенниками выбывших помимо их воли культурных ценностей у беститульных владельцев. Причем на основании ст. 201 ГК течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Применимо к рассматриваемой ситуации срок исковой дав ности начинает исчисляться с момента, когда, например, лицо об наружило пропажу культурной ценности в результате хищения. С этого момента постепенно погашается срок давности для принуди тельной защиты нарушенного субъективного права. И парадоксаль ность ситуации заключается в том, что управомоченный субъект не может осуществить защиту своего права, пока ему не станет извес тно, где и (или) у кого находится похищенная культурная ценность. А если о месте нахождения и (или) о личности владельца похищенной ценности станет известно через 5, 7, 9 лет? Это фактически будет озна чать невозможность требовать принудительного возврата похищенной культурной ценности, если беститульный владелец заявит в суде о при менении срока исковой давности, и как следствие этого – отсутствие возможности реального возвращения культурной ценности.

Необходимо отметить, что ранее в литературе была высказана мысль об особенностях определения начала течения срока иско вой давности при защите абсолютных вещных прав. Так, И.Б. Новиц кий считал, что по виндикационному иску течение исковой давнос ти не может начаться, пока собственнику неизвестно, кто является нарушителем его права, хотя о самом факте потери собственнику известно [12, с. 175]. Соглашается с доводами названного автора С.А. Краснова [7, с. 26]. Аналогичную позицию занимает и Д.В. Ло ренц, подчеркивая, что «виндикационное требование возникает, а вместе с ним течение срока исковой давности должно начинаться с момента, когда виндикант узнал или должен был узнать о личности нарушителя» [9, с. 9].

На наш взгляд, положение о применении специального пра вила в отношении момента начала течения исковой давности при истребовании имущества из чужого незаконного владения может иметь место, поскольку реальная гражданско-правовая защита прав собственников в рассматриваемой ситуации действительно связана именно с моментом обнаружения пропавшего имущества или лич ности его обладателя. В то же время преломление этого правила ко - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, всем случаям истребования вещей будет идти вразрез с действу ющим гражданским законодательством. Но данное специальное правило определения момента начала течения исковой давности, по нашему мнению, может быть применено и должно применяться как исключение к некоторым объектам, совокупность существен ных признаков которых позволяет выделить их из множества других вещей гражданского оборота, – культурных ценностей.

Таким образом, считаем логичным и необходимым закрепле ние в действующем законодательстве положения, согласно которо му течение срока исковой давности при истребовании культур ных ценностей из чужого незаконного владения начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о местонахождении культурной ценности и (или) о личности ее владельца, при этом сохранив общий срок исковой давности в три года. ГК предостав ляет возможность изменить правило о начале течения срока иско вой давности, так как содержит отсылочную норму (ч. 1 ст. 201), со гласно которой изъятия из правила о начале течения срока исковой давности устанавливаются законодательными актами. Полагаем, что введение в действующее законодательство данного нормативно го положения предоставит собственникам пропавших культурных ценностей реальную правовую защиту их нарушенного права.

Предлагаемое нами в работе изменение момента начала те чения исковой давности при сохранении ее общего трехгодичного срока влечет установление одновременно некоторого предельно го, абсолютного срока для принудительной защиты нарушенного субъективного права. Такая необходимость обусловлена тем, что привязка начала течения срока исковой давности при истребовании культурных ценностей к моменту, когда лицо узнало или должно было узнать о местонахождении культурной ценности и (или) о лич ности ее владельца, создает для требующей стороны возможность не ограниченного каким-либо сроком заявления своего притязания на предмет спора. Единственное ограничение во времени для тако го лица – это соблюдение трехгодичного срока предъявления тре бования с момента обнаружения пропавшей культурной ценности и (или) личности ее обладателя.

Как представляется, необходимо наряду с предлагаемым трех годичным сроком исковой давности в законодательстве предусмот реть и абсолютный срок для принудительной защиты права с мо мента его нарушения.

Правовая система Республики Беларусь знает предельный де сятилетний срок исковой давности. Более продолжительные сроки исковой давности в отечественном законодательстве не закрепле ны. В силу последнего считаем, что целесообразно предусмотреть именно десятилетний предельный срок, начало течения которого -20 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права будет связано с моментом выбытия культурной ценности из облада ния собственника или иного титульного владельца, для предъявле ния исков об истребовании культурных ценностей из чужого неза конного владения.

С одной стороны, предлагаемый абсолютный срок исковой давности будет ограничивать возможность собственника предъявить иск об истребовании культурной ценности из чужого незаконного владения в течение неограниченного промежутка времени до мо мента, когда он узнает о местонахождении культурной ценности и (или) личности ее обладателя, а также способствовать возвращению спорной культурной ценности в гражданский оборот на основании норм о приобретательной давности. С другой стороны, истечение абсолютного десятилетнего срока исковой давности будет озна чать невозможность для собственника требовать принудительного возврата культурной ценности, если фактический владелец заявит в суде об истечении срока исковой давности.

Однако из предлагаемого правила об установлении специаль ных сроков исковой давности, полагаем, следует сделать исключе ние для отдельных категорий культурных ценностей, которые име ют приоритетное значение в плане обеспечения их сохранности со стороны государства и (или) в которых заключается публичный интерес последнего:

• историко-культурных ценностей Республики Беларусь (па мятников);

• культурных ценностей, которые составляют Музейный фонд Республики Беларусь, Библиотечный фонд Республики Беларусь или Национальный архивный фонд Республики Беларусь;

• культурных ценностей, полученных в результате архео логических раскопок (все объекты археологического наследия презюмируются собственностью государства, однако проведение незаконных археологических раскопок ведет не только к разруше нию археологических памятников, но и к дальнейшему незаконно му участию в гражданском обороте похищенных таким способом культурных ценностей).

Названные культурные ценности по законодательству Респуб лики Беларусь обладают приоритетом охраны и защиты по срав нению с другими категориями культурных ценностей. Поэтому их истребование из чужого незаконного владения, на наш взгляд, не должно ограничиваться каким-либо сроком давности.

На основании изложенного, полагаем, что к случаям истребо вания культурных ценностей из чужого незаконного владения мо жет быть предусмотрена в действующем законодательстве норма следующего содержания:

-2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, «1. Истребование культурных ценностей из чужого неза конного владения может быть осуществлено в течение срока, равного трем годам с момента, когда собственнику или лицу, ко торому имущество было передано собственником во владение, стало известно о местонахождении культурной ценности и (или) личности ее владельца, но в пределах десяти лет с момента вы бытия культурной ценности из владения собственника или лица, которому имущество было передано собственником во владение.

2. На требования о возвращении культурных ценностей, от носящихся к историко-культурным ценностям Республики Бела русь или составляющих Музейный фонд Республики Беларусь, Биб лиотечный фонд Республики Беларусь, Национальный архивный фонд Республики Беларусь, либо полученных в результате архео логических раскопок, не распространяется исковая давность.

3. Международные договоры Республики Беларусь могут предусматривать иные сроки предъявления требований о возвра щении культурных ценностей».

Предложенная норма могла бы быть отражена в Законе «Аб культуры ў Рэспубліцы Беларусь» посредством закрепления в но вой ст. 37-2 «Срок исковой давности при истребовании культурных ценностей из чужого незаконного владения».

Проблемы определения применимого права при рассмотре нии споров об истребовании культурных ценностей Правовые споры о культурных ценностях, связанные с необхо димостью решения коллизионного вопроса, возникают преимущес твенно по поводу защиты права собственности на ценности культу ры, ставшие объектами международного незаконного оборота. В силу этого обстоятельства особую значимость при рассмотрении такой категории дел приобретают коллизионные нормы о праве, подлежащем применению к отношениям собственности.

В Республике Беларусь исходным началом для решения кол лизионных вопросов права собственности выступает «закон места нахождения вещи» (lex rei sitae). На такой же основе строится колли зионное регулирование отношений собственности в законодатель стве большинства современных государств, в частности: Армении, Грузии, Казахстана, Узбекистана, Австрии, Г ермании, Греции, Венг рии, Венесуэлы, Испании, Португалии, Польши, Турции и др. [11]. В силу ст. 1119 ГК, право собственности и другие вещные права на имущество, а также принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам либо иная их юридическая квалификация опреде ляются по праву страны, где это имущество находится. Под правом -22 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права страны, в которой имущество находится, понимается фактическое место нахождения соответствующего имущества, независимо от того, где находится собственник этого имущества или обладатель на него иных вещных прав.

Большое практическое значение для рассматриваемой кате гории дел имеет коллизионное регулирование защиты права собс твенности и иных вещных прав, в частности, права, применимого к такому средству защиты как иск о возвращении культурной ценнос ти. Многие государства вопросы защиты права собственности под чиняют общепринятому коллизионному началу lex rei sitae. Между тем, само понимание государствами принципа места нахождения вещи может отличаться: под ним понимают место, где вещь находи лась в момент выбытия из обладания собственника, или во время ее перехода к приобретателю, либо фактическое место нахождения вещи в момент предъявления иска. В зависимости от этого резуль таты рассмотрения виндикационного иска могут быть различными, поскольку условия защиты добросовестных приобретателей в пра ве разных стран неодинаковы. Поэтому проблема квалификации юридических понятий при применении коллизионной нормы име ет большое значение, в том числе и при решении вопросов защиты права собственности на культурные ценности.

В целях защиты легального оборота собственности многие современные правопорядки предусматривают возможность при обретения права собственности добросовестными приобретателя ми. Поэтому в отношении предметов искусства и других культурных ценностей возникает вопрос, утрачивает ли в результате такого от чуждения прежний собственник свое право собственности в пользу приобретателя [2, с. 284].

Для различных правовых систем характерны разные подходы в отношении добросовестного приобретения. Применяемые пра вила варьируются от немедленного признания титула за добросо вестным приобретателем в момент покупки вещи (что, разумеется, выгодно для приобретателя) до признания приобретения похищен ного неправомерным. Правоприменительная практика стран англо американской системы права, как правило, исключает возможность приобретения титула на похищенное имущество добросовестным приобретателем.

В качестве примера такого подхода обратимся к спору из аме риканской судебной практики по поводу двух картин А. Дюрера:

портретов Ганса Тухера и Фелицитас Тухер. Изначально оба порт рета находились в Веймарском дворцовом музее. Во время Второй мировой войны картины были перемещены с целью сохранения в замок Шварцбург, откуда весной 1945 г. были украдены американ -2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, ским солдатом во время недолгой оккупации Тюрингии американс кими войсками и затем привезены в Америку. Там в 1946 г. карти ны были приобретены нью-йоркским адвокатом Э. Эликофоном.

В 1969 г. после того, как стало известно о местонахождении картин, был предъявлен иск о возврате картин Правительством ФРГ и наследной Великой герцогиней Саксен-Веймарской. Иск о воз врате картин Дюрера был удовлетворен американским судом.

Суд в своем решении основывался на том, что согласно принципу lex rei sitae к спорному правоотношению подлежало применению право штата Нью-Йорк как места, где находились ценности во время их передачи по сделке, а по законодательству этого шта та американский адвокат Э. Эликофон не мог приобрести право собственности на картины, поскольку в отношении краденого имущества у приобретателя, невзирая на добросовестность, не возникает титула [6, с. 254–256;

21, с. 1016–1018].

Законодательство государств континентальной системы права, напротив, преимущественно предоставляет защиту, хотя и разную, интересам добросовестного приобретателя. Так, согласно итальян скому гражданскому законодательству (ст. 1153 ГК Италии), доб росовестный приобретатель движимой вещи становится ее собс твенником, даже если имущество было похищено (за исключением случаев, когда вещь относится к категории «публичной собствен ности») [19]. Для права Франции, Бельгии, Швеции, Финляндии ха рактерно закрепление возможности для собственника истребовать принадлежащую ему вещь, которая была потеряна или похищена, но с выплатой справедливой компенсации добросовестному при обретателю. Право на получение компенсации добросовестным приобретателем закреплено также в законодательстве Швейцарии и Австрии, но при условии, что имущество было приобретено на аукционе или других публичных торгах. По немецкому гражданско му законодательству добросовестный приобретатель получает ти тул на похищенное, потерянное имущество, если оно было отчуж дено путем публичных торгов. Подобные правила также действуют в Греции и Японии [20, с. 6].

Необходимость учитывать заслуживающие внимания интере сы добросовестного приобретателя при рассмотрении споров о праве на культурные ценности демонстрирует следующий пример из практики английских судов. Японские произведения искусства, украденные из частной коллекции в Англии, оказались в Италии, где они были куплены добросовестным приобретателем – ита льянским коллекционером. Приобретатель позже отправил их в Лондон для продажи на аукцион фирмы «Кристис». Об этом стало известно собственнику похищенных культурных ценностей, ко -2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права торый предъявил иск об их возврате. Исходя из принципа lex rei sitae, английский суд применил итальянское право как право госу дарства, в котором культурные ценности находились в момент передачи приобретателю. Поскольку гражданское право Италии допускает возможность добросовестного приобретения и в от ношении похищенных вещей, ответчик был признан правомерным собственником. В силу названных обстоятельств английский суд отказал в иске бывшему собственнику похищенных культурных ценностей [20, с. 5;

21, с. 1015].

Таким образом, используемые в современном международ ном частном праве коллизионные привязки lex rei sitae (lex situs), lex loci contractus, lex voluntatis далеко не всегда гарантируют пре имущественную защиту прав собственников культурных ценностей в тех случаях, когда применимое право отдает приоритет защите интересов добросовестных приобретателей. Данное обстоятельс тво может быть использовано и недобросовестными участниками гражданского оборота, которые преднамеренно совершают сдел ки по отчуждению культурных ценностей в государствах, защища ющих добросовестных приобретателей перед петиторным иском собственника.

Однако культурные ценности, как неоднократно отмечалось в настоящем исследовании, различаются по своему значению для ис торико-культурного наследия стран происхождения. Отдельные из ценностей составляют неотъемлемую часть материальной культуры государства, имеют особое значение для ее развития, в отношении таких культурных ценностей устанавливается особый правовой ре жим путем их включения в охранные реестры (списки) государства.

Такие культурные ценности признаются государствами в качестве памятников истории и культуры и наделяются повышенной охра носпособностью, в том числе в вопросах абсолютной возможности их истребования из чужого незаконного владения независимо от сроков давности.

Различие степени правовой охраны культурных ценностей в рамках национальных государств не может не влиять на поиск новой формулы прикрепления в международном частном праве, позволяющей принимать во внимание особое значение отдельных культурных ценностей для культурного наследия государств, в кото рых они поставлены на учет, при решении вопросов о защите права собственности на них.

На наш взгляд, применение привязки lex rei sitae при выборе применимого права к спорам об истребовании культурных ценнос тей из чужого незаконного владения будет продолжать оставаться наиболее распространенным коллизионным принципом совре -2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, менного международного частного права при разрешении данной категории дел. Однако его применение, полагаем, может быть ог раничено, когда предметом спора о защите права собственнос ти выступает культурная ценность, включенная в охранный реестр (список) культурного наследия определенного государства, в силу чего обладающая повышенной охраноспособностью перед други ми культурными ценностями в национальном праве ее государства принадлежности. Такое ограничение необходимо для предотвраще ния нелегального международного оборота культурных ценностей, относящихся к объектам историко-культурного наследия того или иного государства.

Поэтому достаточно целесообразным видится закрепление нового коллизионного принципа – закон государства, в кото ром культурная ценность зарегистрирована в качестве объекта культурного наследия. Применение данной коллизионной привяз ки возможно, когда спорный предмет, представляющий историко культурное значение, выступает объектом культурного наследия оп ределенного государства, и имеется подтверждение данного статуса культурной ценности. Регистрация культурной ценности в качестве объекта национального культурного наследия, как правило, произ водится путем включения ее в государственный реестр (список) и установления особого режима охраны и использования.

Отсылка к праву государства, в котором культурная ценность поставлена на учет как объект историко-культурного наследия, поз волит вполне однозначно применить правовые нормы, принятые государством в целях охраны наиболее уникальных и ценных пред метов его материальной культуры. Такие нормы преимущественно направлены на абсолютную возможность истребования движимых материальных культурных ценностей из чужого незаконного вла дения и не допускающих приобретения права собственности на данные объекты другими лицами. Тем самым отсылка к праву мес та постановки на учет культурной ценности позволит в наибольшей степени учесть интерес государства, в котором спорная культурная ценность зарегистрирована как объект его культурного наследия, и обеспечит защиту нарушенного права собственности.

Таким образом, в целях предотвращения нелегального меж дународного оборота культурных ценностей, относящихся к культурному наследию современных государств, и ограничения перехода права собственности на них, при рассмотрении дел о возвращении культурных ценностей преимущество при выборе применимого права целесообразно отдавать праву государс тва, в котором ценность зарегистрирована в качестве объекта культурного наследия.

-2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права Закрепление нового коллизионного принципа – закон госу дарства, в котором культурная ценность зарегистрирована в качес тве объекта культурного наследия, – может быть осуществлено на уровне национального законодательства, а также международных многосторонних соглашений регионального и универсального уровней (в рамках стран-участниц СНГ, ЕврАзЭС, ЕС, Совета Европы, ЮНЕСКО). Это создаст дополнительные гарантии для сохранения за собственниками наиболее уникальных культурных ценностей с позиции национального культурного наследия, а также будет проти востоять нелегальному международному обороту культурных цен ностей.

Рассмотрение судами споров об истребовании культурных ценностей Защита нарушенных прав и законных интересов собственни ков и иных титульных владельцев произведений искусства и иных материальных ценностей культуры неразрывно связана с решени ем, в том числе, вопроса о компетенции того или иного судебного учреждения, правомочного рассмотреть и разрешить спорные воп росы относительно культурных ценностей.

В Республике Беларусь, как и в любом современном государс тве, существует система государственных органов, наделенных пра вом разрешать юридические дела. На основании ст. 10 ГК, защита нарушенных или оспариваемых гражданских прав осуществляется судом, хозяйственным, третейским судом, а в случаях, предусмот ренных законодательством, – в административном порядке, что создает потребность в разграничении компетенции в указанной сфере. Средством разрешения этой задачи и выступает институт подведомственности гражданских дел.

В отношении подведомственности дел третейским судам не возникает серьезных ни теоретических, ни практических проблем, так как обязательным условием рассмотрения дела в третейском суде является наличие соглашения сторон о передаче спора на рас смотрение третейского суда. Тем самым подведомственность дел третейским судам имеет договорной характер.

Не представляет большой сложности определить подведомс твенность споров, предметом которых выступает защита прав на куль турные ценности, когда сторонами (или одной из них) являются граж дане. Такие дела будут рассматриваться судом общей юрисдикции.

Более сложным является вопрос о возможности рассмот рения споров по поводу движимых культурных ценностей в хо зяйственном суде. Специфичность ценностей культуры, их сущес -2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, твенные признаки, заключающиеся в эталонности, уникальности, невосполнимости и др., предопределяет фактическое исключение культурных ценностей из сферы хозяйственного (предпринима тельского) оборота. Отношения по поводу культурных ценностей имеют преимущественно некоммерческий характер, не связаны с осуществлением предпринимательской деятельности и, как может изначально показаться, не имеют никакого экономического со держания. Конечно, культурные ценности призваны удовлетворить эстетические и другие нематериальные потребности людей. Но с позиции гражданского права культурная ценность – это имущество, соответственно отношения по поводу культурных ценностей – от ношения имущественные.

Чтобы спор был подведомствен хозяйственному суду, необхо дим особый субъектный состав – как правило, юридические лица, индивидуальные предприниматели, а также экономический харак тер спорного правоотношения. Спор по поводу движимых культур ных ценностей может возникнуть между юридическими лицами, на пример, учреждениями культуры. Такой спор будет удовлетворять критерию субъектного состава для рассмотрения дела хозяйствен ным судом. Но необходим еще экономический характер спорного правоотношения.

Как было уже отмечено, культурные ценности с позиции права – это вещи, а споры по поводу владения, пользования, распоряже ния ценностями культуры имеют имущественный характер. В п. 7. совместного постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Бела русь от 22 июня 2000 г. № 4/3 «О разграничении подведомствен ности дел между общими и хозяйственными судами» содержится положение, в соответствии с которым хозяйственным судам под ведомственны споры по заявлениям некоммерческих организаций, когда спор с их участием носит имущественный характер или связан с осуществлением ими предпринимательской и иной хозяйствен ной (экономической) деятельности, допускаемой законодательс твом [13].

Таким образом, наличие имущественного спора между неком мерческими организациями, который даже не связан с осуществле нием ими хозяйственной (предпринимательской) деятельности в допустимых законом пределах, презюмируется как имеющий эко номический характер. В связи с этим в литературе высказано вполне справедливое суждение о том, что «экономический характер носит любой спор по поводу имущественных требований, так как в осно ве имущественных отношений лежит экономическое содержание.

Поэтому спор (дело) имущественного характера при соответству -2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права ющем субъектном составе (юридические лица, индивидуальные предприниматели) подлежит рассмотрению в хозяйственном суде, даже если он возник вне сферы предпринимательской или эконо мической деятельности (например, спор между общественными организациями по поводу владения, пользования, распоряжения имуществом)» [17, с. 77]. Соответственно, для рассмотрения хо зяйственным судом споров, связанных с защитой имущественных прав на движимые культурные ценности, в том числе об их возвра щении, достаточно наличия надлежащего субъектного состава.

В связи с изложенным, можно сделать предварительный вы вод по вопросу подведомственности дел о культурных ценностях:

хозяйственным судам подведомственны споры, возникающие меж ду субъектами хозяйственного судопроизводства по поводу владе ния, пользования и распоряжения культурными ценностями. Споры, предметом которых выступает защита прав на культурные ценности, когда сторонами (или одной из них) являются граждане, подведомс твенны судам общей юрисдикции. Третейским судам подведомс твенны споры о культурных ценностях при наличии соглашения сто рон о передаче спора на рассмотрение третейского суда.

В то же время можно вполне обоснованно утверждать, что преобладающее число действительных и предполагаемых споров о движимых культурных ценностях, в том числе об их истребовании, будут разрешаться судами общей юрисдикции.

Далее, определив особенности подведомственности рассмат риваемой категории дел, следует обратиться к вопросам подсуд ности.

Общее правило родовой (предметной) подсудности закрепле но в ст. 42 Гражданского процессуального кодекса Республики Бе ларусь (далее – ГПК) [5], согласно которой районный (городской) суд рассматривает по первой инстанции все гражданские дела, за исключением дел, отнесенных к подсудности других судов. На ос новании ч. 2 ст. 45 ГПК приведен открытый перечень дел, подсуд ных Верховному Суду Республики Беларусь. Споры о культурных ценностях не включены в данный перечень, в том числе не названы среди категорий дел, подсудных областным (Минскому городско му) судам. Соответственно, в отношении дел, связанных с защитой прав на ценности культуры, будет применяться общее правило ро довой подсудности: они будут рассматриваться по первой инстан ции районным (городским) судом.

В то же время необходимо отметить, что среди совокупнос ти культурных ценностей белорусским законодательством в отде льную группу выделены историко-культурные ценности Республики Беларусь (памятники). Эта категория культурных ценностей имеет -2 Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, особый правовой статус, поскольку взята под охрану государства путем включения в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь и установления в отношении их особого режима охраны и использования. В силу этого можно ут верждать, что любой правовой спор по поводу историко-культур ной ценности Республики Беларусь имеет национальное значение, так как именно данная категория культурных ценностей находится под особой охраной государства.

Все вышесказанное, как представляется, позволяет нам сде лать вывод о том, что правовые споры в отношении движимых историко-культурных ценностей Республики Беларусь, то есть памятников истории и культуры, должны рассматриваться и разрешаться Верховным Судом Республики Беларусь по первой инстанции. По своей государственной важности и общереспубли канскому значению споры о защите прав на историко-культурные ценности Республики Беларусь ничем не уступают тем категориям дел, которые подсудны Верховному Суду Республики Беларусь по первой инстанции в силу законодательства (например, дела по жа лобам на отказ в регистрации политических партий, по заявлениям о прекращении деятельности политических партий;

по жалобам на решения Президента Республики Беларусь по вопросам гражданс тва;

по жалобам на отказ Центральной комиссии Республики Бела русь по выборам и проведению республиканских референдумов в регистрации кандидатов в Президенты Республики Беларусь и др.).

Таким образом, в силу установления государством повышенной охраноспособности историко-культурных ценностей Республики Беларусь среди других ценностей культуры и особого государс твенного надзора за историко-культурными ценностями целесооб разно нормативно определить подсудность дел о защите прав на движимые историко-культурные ценности Республики Беларусь Верховному Суду Республики Беларусь. На основании этого внести дополнения в ч. 2 ст. 45 ГПК, включив в перечисляемую категорию дел, рассматриваемых Верховным Судом Республики Беларусь по первой инстанции, также дела о защите прав на движимые истори ко-культурные ценности Республики Беларусь.

Итак, подводя итог настоящей статьи, сформулируем основные выводы:

1. Нахождение баланса имущественных и неимущественных интересов собственника и добросовестного приобретателя в от ношении культурных ценностей, которые выбывают из владения собственника по его воле, возможно только путем допущения их истребования. Следует установить неограниченную (абсолютную) виндикацию культурных ценностей. Необходимость изъятия из об -0 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права щего правила об ограничении истребования имущества у возмезд ного добросовестного приобретателя продиктована специфичнос тью культурных ценностей как объектов гражданского оборота.

Участие Республики Беларусь в международных конвенциях по вопросам реституции культурных ценностей: Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 года, Конвенции ЮНЕСКО о мерах, направленных на запре щение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности 1970 года, предпо лагаемое участие в Конвенции УНИДРУА о похищенных или неза конно вывезенных культурных ценностях 1995 года требует импле ментации в белорусское законодательство нормы о возможности предоставления добросовестному приобретателю справедливой компенсации при изъятии у него культурных ценностей.

2. В целях усиления гражданско-правовой защиты нарушенных прав собственников культурных ценностей предлагается изменить момент начала течения срока исковой давности для случаев истре бования культурных ценностей из чужого незаконного владения. По таким требованиям течение срока исковой давности должно начи наться со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о место нахождении культурной ценности и (или) о личности ее владельца.

При этом необходимо закрепление десятилетнего предельного срока исковой давности, начало течения которого будет связано с моментом выбытия культурной ценности из обладания собствен ника или иного титульного владельца. Для предъявления междуна родных частноправовых исков о возвращении культурной ценности следует предусматривать существенно увеличенный предельный срок исковой давности – пятидесятилетний срок.

Возвращение из чужого незаконного владения таких катего рий культурных ценностей, как историко-культурные ценности Рес публики Беларусь, культурные ценности, составляющие Музейный фонд Республики Беларусь, Библиотечный фонд Республики Бе ларусь, Национальный архивный фонд Республики Беларусь, либо полученные в результате археологических раскопок, не может быть ограничено никакими сроками давности.

3. Новым коллизионным принципом при разрешении споров о возвращении культурных ценностей, составляющих неотъемлемую часть историко-культурного наследия той или иной страны, мо жет стать закон государства, в котором культурная ценность заре гистрирована в качестве объекта историко-культурного наследия.

Применение данной привязки возможно, когда спорный предмет, представляющий историко-культурное значение, выступает объек том культурного наследия определенного государства, и имеется - Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, подтверждение данного статуса культурной ценности. Это позволит создать дополнительные правовые препятствия для вовлечения в международный незаконный оборот объектов национального куль турного наследия современных государств и максимально учесть интересы последних в вопросах абсолютной возможности возвра щения таких ценностей.

4. Споры о защите прав на движимые историко-культурные ценности Республики Беларусь (то есть поставленные на государс твенный учет и включенные в Государственный список историко культурных ценностей Республики Беларусь), в силу особого пра вового статуса и большой культурной значимости таких ценностей, целесообразно отнести к подсудности Верховного Суда Республи ки Беларусь.

Список литературы 1. Аб культуры ў Рэспублiцы Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 4 июня 1991 г., № 832-XII: в ред. Закона Респ. Беларусь от 31.12.2009 г. // Кон сультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011.

2. Вернер, О. Вещно-правовая принадлежность похищенных и тро фейных культурных ценностей / О. Вернер // Частное право и проблемы реституции перемещенных культурных ценностей: материалы Междунар.

конф., Москва, 27–28 мая 2002 г. / Всерос. гос. библ. иностр. лит-ры им.

М.И. Рудомино. – Берлинер Виссенштафс–Москва, 2002. – С. 277–294.

3. Гражданский кодекс Республики Беларусь, 7 дек. 1998 г., № 218-З :

в ред. Закона Респ. Беларусь от 10.01.2011 г. // Консультант Плюс: Беларусь.

Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011.

4. Гражданское право: учебник: в 3 т. / Н.Д. Егоров [и др.];

отв. ред.

А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Про спект, 2006. – Т. 1. – 776 с.

5. Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь, янв. 1999 г., № 238-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 15.07.2010 г. // Кон сультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011.

6. Карл, М.Х. Три процесса, ставшие вехами в истории судебных дел по реституции / М.Х. Карл // Частное право и проблемы реституции перемещен ных культурных ценностей: материалы Междунар. конф., Москва, 27–28 мая 2002 г. / Всерос. гос. библ. иностр. лит-ры им. М.И. Рудомино. – Берлинер Вис сенштафс–Москва, 2002. – С. 250–260.

7. Краснова, С.А. Защита права собственности и иных вещных прав посредством восстановления владения: автореф. дис. … канд. юрид. наук:

12.00.03 / С.А. Краснова ;

Томск. гос. ун-т. – Томск, 2007. – 27 с.

8. Крашенинников, Е.А. Понятие и предмет исковой давности / Е.А. Крашенинников. – Ярославль, 1997. – 86 с.

-2 Часть 1. Проблемы гражданского и хозяйственного права 9. Лоренц, Д.В. Виндикация: юридическая природа и проблемы ре ализации: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Д.В. Лоренц;

Кубан.

гос. аграр. ун-т. – Краснодар, 2008. – 25 с.

10. Маковский, А.Л. Проблемы реституции и добросовестного при обретения культурных ценностей / А.Л. Маковский // Частное право и про блемы реституции перемещенных культурных ценностей: материалы Меж дунар. конф., Москва, 27–28 мая 2002 г. / Всерос. гос. библ. иностр. лит-ры им. М.И. Рудомино. – Москва, 2002. – С. 314–322.

11. Международное частное право: иностранное законодательство / Исслед. центр част. права и др.;

авт. предисл. А.Л. Маковский;

сост., науч. ред.

и авт. введ.: А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. – М.: Статут, 2001. – 891 с.

12. Новицкий, И.Б. Сделки. Исковая давность / И.Б. Новицкий. – М.:

Госюриздат, 1954. – 245 с.

13. О разграничении подведомственности дел между общими и хо зяйственными судами: постановление Пленума Верховного Суда Респ. Бе ларусь, Пленума Высшего Хозяйственного Суда Респ. Беларусь, 22 июня 2000 г., № 4/3: в ред. постановления Пленума Верховного Суда Респ. Бела русь, Пленума Высшего Хозяйственного Суда Респ. Беларусь от 25.03. г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011.

14. Ровный, В.В. Эвикция: проблемы конкуренции исков и права собс твенности / В.В. Ровный // Правоведение. – 2000. – № 5. – С. 127–140.

15. Скловский, К.И. Применение норм о доброй совести в гражданс ком праве России / К.И. Скловский // Хозяйство и право. – 2002. – № 9. – С. 79–94.

16. Терещенко, Т.А. Исковая давность: проблема переосмысления традиционного представления / Т.А. Терещенко // Правоведение. – 2006. – № 3. – С. 39–62.

17. Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь: науч. практ. коммент. / А.Д. Авдеев [и др.];

под общ. ред. В.С. Каменкова, И.Н. Коляд ко;

Высш. Хоз. Суд Респ. Беларусь, Белорус. гос. ун-т, юрид. фак-т. – Минск:

ГИУСТ БГУ, 2006. – 735 с.

18. Чигир, В.Ф. Сроки. Исковая давность / В.Ф. Чигир. – Минск: Амал фея, 2005. – 128 с.

19. Il Codice Civile Italiano // The Cardozo Electronic Law Bulletin [Electronic resource]. – 2000. – Mode of access : http://www.jus.unitn.it/cardozo/Obiter_ Dictum/codciv/home.html. – Date of access: 04.04.2010.

20. Merryman, J.H. The good faith acquisition of stolen art / J.H. Merryman // Social Science Research Network Electronic Library [Electronic resource]. – 2007. – Mode of access: http://ssrn.com/abstract=1025515. – Date of access: 07.07.2009.

21. Reyhan, P.Y. A chaotic palette: conflict of laws in litigation between original owners and good-faith purchasers of stolen art / P.Y. Reyhan // Duke Law Journal [Electronic resource]. – Durham, 2001. – Vol. 50, № 4. – Mode of access: http://www.law.duke.edu/shell/cite.pl?50+Duke+L.+J.+955. – Date of access: 07.07.2009.

- Проблемы гражданского права и процесса: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, The article is devoted to research of problems of reclamation of the cultural values illegally participating in civil turnover (international and national).

Questions of a collision of interests of proprietors and innocent purchasers of cultural values, features of application of limitation of actions to the given relations, problems of determination of an applicable law and a competence of the courts and others bodies by consideration of disputes on returning of cultural values to legal owners are considered. The author proves offers on enhancement of the current legislation concerning ownership right protection on cultural values.

Король Эдуард Леонтьевич — старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Гродненского государственного универси тета имени Янки Купалы.

УДК 347.133. Д.А. Кудель ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО:

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА КОНЦЕССИОННОЙ ОСНОВЕ В настоящее время в большинстве отраслей экономики Республики Беларусь происходят процессы структурных изменений и развития но вых хозяйствующих субъектов. При этом все более значимую роль начи нают играть структуры, функционирующие на основе государственно частного партнерства. Важнейшей формой такого рода партнерства является концессия, которая реально может стать инструментом для интенсификации социально-экономического развития Республики Бела русь, реструктуризации экономики в сторону развития производствен ного и инновационного секторов.

Неотъемлемым условием нормального функционирования экономики всегда служило конструктивное взаимодействие госу дарственного сектора (государственной и муниципальной власти) и частного сектора (бизнеса). Это связано с тем, что государство никогда не бывает свободным от выполнения своих социально от ветственных функций, связанных с общественными интересами, а бизнес, в свою очередь, всегда остается источником и мотором развития народного хозяйства. В экономике большинства развитых -

 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.