авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Книга «Закон Триединства Сути как инструмент познания».

Оглавление:

1. Триединство как принцип существования и его проявление в законах

Всемирия и Мироздания.

1.1. Обоснование применения терминов Всемирие и Мироздание.

1.2. Проявления троичности бытия в различных путях познания:

научном, религиозном, эзотерическом, мифологическом и

эстетическом.

2. Закон Триединства Сути.

3. Теория познания с точки зрения Закона Триединства Сути.

3.1. Структура теории научного познания.

3.2. Эпистемология в контексте изменения и развития теории познания.

3.3. Современная эпистемология и потенциальные возможности ее развития.

4. Использование Закона Триединства Сути как одна из возможностей развития и совершенствования познавательной деятельности Глава 1: Триединство как принцип существования и его проявление в законах Всемирия и Мироздания Обоснование применения терминов «Всемирие» и «Мироздание»

Стремление к познанию заложено в самом существе человека, поскольку его природа такова, что он, с одной стороны, переживает свою обособленность от окружающего мира, а, с другой стороны, не может не осознавать своей очевидной связи с этим миром. Противостояние «я и мир»

встает перед человеческим разумом, как только в нем вспыхивает сознание.

Естественно, разными людьми на различных этапах развития это противостояние переживается по-разному, но оно является неотъемлемой частью человеческой жизни так же, как, например, потребность в пище.

Пробуждаясь к осознанию своего бытия, человек воспринимает себя в мире, который предстает перед ним как некая данность, включающая в себя как предметы и явления чувственного мира, так и совокупность идей и понятий, которые уже были познаны человечеством к описываемому гипотетическому моменту времени. Человек начинает познавать мир буквально с момента первого восприятия. Уже на этом этапе он выделяет из общей картины мира некие частности, имеющие наиболее близкое отношение к его индивидуальному бытию. Окружающий мир поначалу предстает человеку в отдельных восприятиях, которые связаны с воспринимаемыми явлениями и предметами. На основании этих восприятий во внутреннем мире человека формируются представления о воспринятом, которые являются субъективными отражениями воспринятой объективной реальности.

Но в этих восприятиях и представлениях факты и явления мира вначале отделены друг от друга. Чтобы чувствовать себя уверенным в своем собственном бытии человек нуждается в такой картине мира, где все воспринятое и воспринимаемое предстает во взаимосвязи и образует единое целое. Осознание взаимосвязей, и закономерностей, согласно которым они образуются, между вещами и явлениями окружающего мира является одним из основных факторов, побуждающих человека к познавательной деятельности. Именно стремление, пусть даже не всегда полностью осознаваемое, к устойчивой мировоззренческой позиции, которое, по существу, повышает ценность человеческой жизни, выступает основным побуждением человека к познанию, к поискам законов земного бытия и бытия вообще.

Познание законов взаимодействия вещей и явлений мира и законов их развития означает познание сути (сущностного содержания) того, что являет нам окружающий мир и наше собственное существо. Процесс познания сути, по определению, является сложным и многоступенчатым, требующим напряженных усилий многих поколений людей, и не удивительно, что вопрос о познаваемости мира все снова и снова встает перед исследователями, стремящимися к познанию истины. Сомнения в познаваемости мира вполне естественны, поскольку они закономерно вытекают из природы существа человека, которая определяет переживание последним своей отделенности от мира. Эта отделенность обусловлена, в том числе, тем, что мы воспринимаем мир при помощи наших органов чувств, которые несут на себе отпечаток нашей индивидуальности, придавая картине мира, данной нам в восприятии, субъективность. Но в непосредственно данном нам мире есть нечто выходящее за пределы данности: мышление. И именно мышление как объективная способность познающего субъекта (человека) позволяет в процессе познания преодолевать отделенность человека от окружающего мира. Кроме того, в процессе познавания мира, человек создает нечто новое, не существовавшее прежде, но получившие свое бытие именно в результате познавательной деятельности: знание о мире.

Насколько объективно и истинно это знание? Что привносит в него человек из своего внутреннего существа? В процессе мыслительной деятельности человек производит категории, которые образуют форму проявления законов взаимодействия и развития вещей, существ и явлений, данных нам в восприятии. Эти законы также даны нам в качестве объективной реальности, как и предметы и явления чувственного мира, но только в виде идей. В нашем сознании чувственные явления и законы их проявления и развития выступают раздельно, что, собственно и разделяет действительность для человека на две части. Воссоединение картины мира осуществляется в процессе познания при соединении явлений чувственного мира с соответствующими им идеями и понятиями. Образ мира, первоначально являющийся нам в субъективной форме, в процессе познания его сути становится для человека реальной действительностью.

Следовательно, целью познавательной деятельности человека является достижение такого момента, когда сущностное содержание вещей и явлений мира станет содержанием мышления человека, содержанием мира его понятий и представлений, на котором строится мировоззрение личности.

Однако законы и закономерности мира могут быть познаны человеком не только в процессе исследования внешней действительности и обоснования результатов этого исследования при помощи мышления, но и интуитивно через откровение, которое современные исследователи рассматривают как своего рода озарение, «insight». Во время такого озарения человек может получить определенное знание «целиком», так сказать, в готовом виде, а не пробиваться к нему с использованием техники логического мышления.

Истинность подобного познания осознается человеком через субъективную убежденность чувства, через веру. В процессе действительного познания исследователь имеет дело с обоими указанными способами: сознательной и целенаправленной мыслительной деятельностью (разумом) и откровением (верой). На различных этапах развития человечества соотношение этих способов познания было различным, однако они оба, несомненно, присутствуют в человеческом познании, даже если познающая личность воспринимает их как противоречащие друг другу.

Кроме указанных способов получения знания специфика познавательной деятельности определяется особенностями мировосприятия человека, которое зависит от уровня развития как отдельной личности, так и общества в целом. Совокупность способов познания в сочетании с особенностями мировосприятия определяет путь познания. Э.В. Ильенков описывает путь познания, как «путь, ведущий от живого созерцания к абстрактному мышлению, и от него – к практике»1. Это определение может быть применено к пути познания, основанному на сознательной рациональной мыслительной деятельности, но такой способ постижения действительности не является единственно возможным. Современный человек в процессе познания действительности может использовать, по крайней мере, пять путей познания: научный, религиозный, эзотерический, мифологический и эстетический.

Наиболее древним из перечисленных путей познания является мифологический, он основан на признании потусторонних сил как объективно существующих в явленном мире и оказывающих на объекты и явления этого мира непосредственное воздействие, поскольку «окружающий мир в глазах древних был проявлением видимой формы божественных существ»2. Великое знание, приходящее к нам в форме мифов и преданий, не может быть доказано современными методами, но это не является основанием для пренебрежительного отношения к этим источникам знания, поскольку изучение мифов вносит огромный вклад в изучение как отдельных обществ, так и человеческой культуры в целом. В этом контексте мифы рассматриваются «как реальное, заслуживающее доверие сообщение, вне зависимости от того, насколько описанные события соотносятся с естественными законами или обычным опытом»3. Однако мифы, как правило, не рассматриваются в качестве источника знаний о мире и человеке, тем не менее, при непредвзятом их рассмотрении выявляется, что они описывают, хотя и в непривычной для современного мышления категориальной форме, проявления тех же объективных законов взаимодействия и развития, к познанию которых человечество пришло, используя другие пути познания. Для этого пути познания (в момент мифотворчества) рациональное мышление, в том виде, в каком оно представлено у современного человека, не характерно. Однако сегодня мифы трактуются, как правило, именно с позиций современного мышления, что приводит к выхолащиванию сути излагаемого в мифе, который может быть понят как результат своего рода откровения, а не сознательных логических умозаключений.

Для религиозного пути познания характерно рассмотрение мира и человека через призму определенной религиозной концепции, истинность Ильенков Э.В. Диалектика абстрактного и конкретного в «Капитале» Маркса. – М.: Изд-во Академии наук СССР,1960. – С. 13.

Менар Р. Мифология в древнем и современном искусстве. – Мн.: Харвест, М..: ООО «Издательство АСТ», 200. - С.3.

Всемирная энциклопедия: Религия / Гл. ред. М.В. Адамчик. – Мн.: Современный литератор, 2003. - С.59.

которой принимается априори. Также как и мифологический, религиозный путь познания опирается на наличие сверхчувственной реальности, существование которой не может быть доказано при помощи чувственных методов исследования. Но в отличие от мифов, которые несут нам синкретичные знания, в которых материальное и духовное воспринимается как единое целое, религиозные источники знания резко отграничивают «сакральное, священное от профанного, земного»4, допуская при этом возможность их соприкосновения при определенных условиях. Религиозный путь познания значительно трансформировался от архаических верований, практически исключающих возможность рационального познания, до мощных религиозных систем, допускающих возможность интеллектуального исследования и толкования, и современных субъективированных форм внутренней внеконфессиональной веры. Сегодня для религиозного пути познания характерны и стремление к рационалистическому постижению божественного, и апеллирование к откровению, единственным критерием истинности которого выступает вера.

Наиболее признанным и широко распространенным в современности является научный путь познания, который, не смотря на его относительную молодость, по сравнению с мифологическим и религиозным путями, также прошел значительный путь развития от классического до неклассического и постнеклассического подходов. Для классической науки, начиная с натурфилософии и заканчивая наукой Нового Времени, характерно отношение к мирозданию как к упорядоченной структуре (по-гречески «космос» означает «порядок»), которая развивается в соответствии с универсальными и рационально познаваемыми законами. Научное познание на этом этапе развития стремилось к строгой объективности и предметности, максимально абстрагируясь при этом от познающего субъекта. На рубеже XIX – XX веков для научного пути познания становится характерным неклассический подход, который приводит к пониманию относительности научных истин, переоценивает роль познающего субъекта в процессе познания и подходит к освоению сложных саморегулирующихся систем. С начала XX века наступает время постнеклассической науки, которая рассматривает процессы и явления мира не как закономерные, а как случайные и необратимые, что ставит под сомнение наличие универсальных законов существования и развития, значительно усиливает роль субъекта в процессе познания, умаляя тем самым реальность познаваемого объекта.

Постнеклассическая наука рассматривает саморазвивающиеся системы, взаимодействуя с которыми, например, в процессе познания, человек сам включается в систему, видоизменяя ее состояние необратимым образом, такие системы получили название «человекоразмерных»5. Придерживаясь исключительно научного пути познания в постнеклассической его интерпретации, человек значительно субъективирует свое мировосприятие, Всемирная энциклопедия: Религия / Гл. ред. М.В. Адамчик. – Мн.: Современный литератор, 2003. - С.5.

Степин В.С. Теоретическое знание. М.: Прогресс-Традиция, 2000. – С. 631.

что может приводить к определенным трудностям в познании и к усилению непонимания между познающими субъектами. Эта проблема может быть решена за счет использования наряду с научным иных путей познания, для которых характерны принципиально иные подходы и инструменты познания.

Эстетический путь познания (познание через искусство) позволяет задействовать в процессе познания эмоционально-чувственную сферу человека. Произведение искусства, возникая как результат творчества конкретного субъекта, обретает надличностный характер. Это становится возможным именно потому, что в нем в художественной форме выражается объективная истина. Искусство не только дает возможность насладиться прекрасным, но и приводит к познанию действительности через восприятие художественных форм, «переплавляющих сущность и явление, чувственное и духовное, предметное и символическое»6. Г. Гегель считал искусство одним из способов, которые использует Абсолютная идея для познания самой себя, следовательно, «философия имеет с искусством … одинаковое содержание и одинаковую цель»7. Для познавательной деятельности на этом пути познания характерно преобладание веры, поскольку знания, приходящие через восприятие художественной формы, в большинстве случаев воспринимаются как откровение. Тем не менее, рациональное познание произведений искусства и того знания, которое они несут человеку, также достаточно широко распространено в современной действительности.

Эзотерический путь познания ведет свою родословную от мистериальных центров древности. Сам термин «эзотерический» означает «тайный», «сокровенный». Мистериальные центры древности были местом обучения (посвящения) очень немногих, поскольку попасть в них можно было только после прохождения соответствующих нелегких испытаний.

Только выдержавший испытание допускался к познанию многовековой секретной мудрости. Эти секретные школы оказывали огромное влияние на развитие современного им общества: «все совершенство цивилизации, все достижения науки, философии и искусств древних обязаны тем институтам, которые под покровом тайны пытались описать тончайшие истины религии, морали и добродетели и вложить их в сердца учеников»8. Сегодня мы можем познакомиться с отголосками древних мистериальных знаний в учениях некоторых древнегреческих философов, например Платона и Пифагора, которые были учениками мистерий. Современная эзотерика в качестве инструмента познания использует способность сверхчувственного восприятия и углубленного (медитативного) изучения древних знаний, дошедших до нас в форме символических изображений. В мистериальных центрах знания передавались «из уст в уста», сегодня на полках многих Кривцун О.А. Эстетика: Учебник. – М.: Аспект Пресс, 1998. – С. 14.

Гегель Г.В.Ф. Наука логики. – М.: Мысль,1999. – С. 932.

Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. Интерпретация секретных учений, скрытых за ритуалами, аллегориями и мистериями всех стран. – СПб.: СПИКС, 1994. – С. 48.

книжных магазинов можно найти эзотерические книги: часть тайного знания постепенно становится явным.

Особенности каждого из перечисленных путей познания накладывают определенный отпечаток на получаемые на этом пути знания, но все пути познания имеют значительные области пересечения друг с другом. Это позволяет использовать их в совокупности для достижения максимально возможного приближения к истинному знанию.

Процесс познания, как на уровне отдельной личности, так и на уровне человечества в целом, может быть разделен на определенные этапы, для каждого из которых характерна определенная парадигма знания, которая во многом зависит от соотношения разума и веры в познавательном процессе.

Парадигма определяет границу познания, которая делит окружающий человека мир на две части: лежащую внутри границы познания и находящуюся за ее пределами. Необходимо также указать на тот факт, что в процессе познания мира человек изменяет его, это особенно заметно в отношении того способа познания, который предполагает исследование чувственного мира и обоснование результатов исследования при помощи логического мышления. Но даже если знание получено в результате откровения и является пока еще в большей степени вопросом веры, оно уже открыло человеку доступ в соответствующую сферу познания и сделало ее доступной его воздействию.

Для определения противостоящего человеку в его восприятии внешнего мира часто употребляют термин «Мироздание». В России его трактовка впервые встречается в Академическом словаре 1847 года, причем данный термин определяется не непосредственно, а путем сопоставления со словом «миросоздание», что, по мнению В.В. Виноградова, позволяет трактовать его значение как «процесс сотворения мира Богом». Тот же автор считает, что данный термин используется в философских и эзотерических (масоны) кругах с конца XVIII – начала XIX века для обозначения всего сотворенного Создателем. В толковом словаре Ушакова (начало XX века) Мироздание рассматривается как синоним понятия «Вселенная». Это толкование термина «Мироздание» является наиболее часто употребимым в настоящее время, однако некоторые современные исследователи придают этому термину качественно новое значение. Так П.Я. Сергиенко считает, что «Мироздание – это саморазвивающаяся творящая Личность, обладающая Сверхсознанием, могущим воспринимать и осмысливать все происходящее, где бы и как бы оно не проистекало – даже в пространствах иных геометрий и неведомых временах»9.

Авторы данного исследования считают, что Мирозданием не исчерпывается все сущее, и что данный термин целесообразно применять для обозначения той части мира, которая находится в границах человеческого познания и на которую, следовательно, распространяется влияние Сергиенко П.Я. Триалектическая концепция Мироздания/[Эл. ресурс]:

www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001a/00160075.htm человеческой деятельности, в том числе познавательной. Рождаясь на Земле, человек приходит в мир, который был сотворен без его участия, он получает его как данность. Но в течение своей жизни он преобразует данный мир в процессе своей жизнедеятельности. Иными словами Мироздание может быть рассмотрено как та часть постоянно развивающегося мира, преобразование и познание которой осуществляется при непосредственном участии человека.

При этом в процессе познания человек проявляет идеальное содержание мира и его законов при помощи созданных им категорий. В процессе развития человечества граница Мироздания постоянно изменяется. На первый взгляд, его границы должны постоянно расширяться, поскольку в результате познавательной деятельности человека изменяется парадигма знания, что, в свою очередь, приводит к раздвиганию границ Мироздания.

Однако в процессе своего развития человечество также постоянно теряет уже накопленные знания, например, в случае разрушения культур и цивилизаций.

Применив термин «Мироздание» только к той области мира, которая ограничена сферой человеческой деятельности, авторы данного исследования столкнулись с необходимостью использования другого термина для обозначения того целого, частью которого является Мироздание. Для этой цели подходит термин «Всемирие», который в словаре русского языка XVIII века трактуется как «весь мир, свет». Всемирие объединяет все сущее, включая то, о чем люди на нынешнем этапе своего развития даже не имеют представления и не предполагают существование подобного рода действительности даже в идеальной форме. Конечно, существуют различные гипотезы об иных мирах и особенностях их существования, но данное гипотетическое знание является на данном этапе исключительно объектом веры, поскольку доказательствами, в том числе полученными в результате логических умозаключений, не основанных на исследованиях, авторы данных гипотез пока не располагают. Тем не менее, многие исследователи интуитивно понимают, что Всемирие простирается далеко за границы нашего познания. К этому же легко прийти на основании элементарного логического размышления. Мироздание, в котором существует и реализует себя человечество, развивается по определенным законам, в частности, его развитие происходит во времени и трехмерном пространстве. Легко представить себе, что велика вероятность существования миров, которые развиваются по иным законам времени или вне времени. Также могут существовать миры, в которых развиты иные формы пространственной организации, или существуют иные формы взаимодействия времени и пространства, чем та, с которой мы имеем дело на Земле. Весьма вероятным является и существование миров, в которых действуют законы, не применимые к существованию Мироздания, и, следовательно, не доступные человеческому познанию на данном этапе.

Однако в процессе познания человечество наверняка сталкивалось с законами, которые деятельны во Всемирии. Критерием этого может выступать тот факт, что некоторые из познанных – в той или иной степени – человеком закономерностей сохраняют свое значение и истинность вне зависимости от расширения границ Мироздания в процессе познавательной человеческой деятельности. К числу таких законов можно отнести законы, связанные с понятием триединства.

Проявление троичности бытия в различных путях познания:

научном, религиозном, эзотерическом, мифологическом и эстетическом.

Значение числа 3 и троичности было известно людям еще в глубокой древности. Обращаясь к мифам и эпическим сказаниям любого народа, можно найти в них различные отражения триединства, число три буквально является «основной константой мифопоэтического макрокосма»10. В качестве примеров можно привести имена мифологических персонажей (Трита, Трайтаона, Тритон, Триптолем, Трой и т.д.), трехглавую Гекату, трижды рожденную Афродиту, трех богинь, представших пред судом Париса в Трое, трех королей песни о Нибелунгах, трех героев большинства сказок и многое другое.

Значимость числа 3 с эзотерической точки зрения достаточно полно изложена в математике Пифагора, который считал число 3 числом проявления Божества. Число 1 есть символ единого неделимого божества, число 2 есть символ проявления, поскольку все явленное имеет свою противоположность (свет и тьма, добро и зло, жизнь и смерть и др.). Однако, познавая мир в его дуальности, человек сталкивается с неразрешимыми противоречиями, например, знаменитый философский вопрос: «что произошло раньше, курица или яйцо?». Но за всем проявленным стоит источник всего сотворенного, Божество, поэтому познать дуальный мир можно лишь в единстве с его Творцом, стоящим за каждым творением.

2+1=3, значит 3 и есть число проявления Божества. В соответствии с этим число 3 (триада) является числом справедливости, поскольку Бог есть источник и гарант справедливости. Триада также является числом мудрости, поскольку медитирование над ее сутью развивает мудрость и понимание, и именно мудрость необходима человеку, чтобы реализовать себя в триаде времени: человек организует настоящее, предвидит будущее и использует опыт прошлого.

Обратившись к такому направлению эзотерической философии как Каббала, также встречаются с числом 3 и его различными сочетаниями. Так дерево Сефирот (Небесный Адам) поддерживается тремя колонами.

Центральная колона зиждется в вечности и символизирует равновесие, демонстрируя «как Божество манифестирует себя через эманацию полюсов из своей середины, оставаясь в то же время свободным от иллюзии Мифы народов мира. Энциклопедия / Гл. ред. С.А. Токарев. – М.: Советская энциклопедия, 1988. – Т. 2. – С. 630.

полярности»11. Колона справа, Яхин, имеет свое основание в истоке Мудрости Бога, на ней находятся три шара, обладающие мужскими свойствами. Колона слева, Воаз, основана в Понимании, восприимчивой и материнской силе, на ней расположены три шара, обладающие женскими свойствами. Все три колоны окончательно соединяются в Сефире Малхут, в которой проявляются все силы высших миров.

Высшее проявление триединства характерно также и для многих религий. В индуизме исповедуется принцип Тримурти (единое или целое в трех формах), объединяющий трех верховных божеств Брахму, Вишну и Шиву. Эта религия также предполагает три пути к спасению, или освобождению души: путь обязанностей (карма-марга), предполагающий неэгоистичное исполнение ритуальных и социальных обязанностей;

путь знания (джняна-марга) – использование медитации и йоги для проникновение в единство человека и брахмана;

путь преданности личному богу (бхакти-марга).

Идея высшего триединства в даосизме выражено в единстве Духа (Синь), Семени (Цзин) и Пневмы (Ци). Духовно-космические семена жизни попадают в Пневму, оплодотворяют ее, и она порождает все материальное и духовное.

Идея Святой Троицы в христианстве выражает принцип триединства в трех Ликах (ипостасях), трех проявлениях Единого Бога. Первохристиане считали, что во всем, что проявляет себя как духовное в природе, в том числе и физической природе человека, действует принцип Отца. В том, что проявляет себя как духовное в человеческой воле, действует принцип Сына.

Поскольку в своей воле человек может склоняться к добру или к злу, то в случае подпадания искушению злом ему необходимо духовное исцеление, которое вновь сделает его волю доброй. Это исцеление может быть даровано Святым Духом. Естественно, подобное изложение является очень упрощенным и не претендует на разрешение сложнейших богословских споров современности. В первые века развития христианства принцип триединства распространялся также и на человека, который представлялся трихотомичным, состоящим из тела, души и духа. Позднее на VIII Вселенском Соборе, состоявшемся в Константинополе в 869 году, учение о трихотомичности человека было признано ересью и с тех пор христианская церковь придерживается догмата о дихотомичности человека, гласящего, что он состоит из души и тела.

Триединство в искусстве нашло свое подтверждение в трех основных цветах (синем, красном, желтом), из которых путем смешения образуется вся разнообразная цветовая палитра. Эта идея также выразилась в троичном принципе композиции многих произведений искусства: трилогия, триптих, терцин, игра триадами и некоторые другие.

Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. Интерпретация секретных учений, скрытых за ритуалами, аллегориями и мистериями всех стран. – Спб.: СПИКС, 1994. - С. 448.

В науке принцип троичности проявлен в золотом сечении (золотой пропорции), предполагающей деление отрезка c таким образом, что отношение большей части b к меньшей a равно отношению всего отрезка к большей. В последовательности отрезков a – b – c средним по длине является отрезок b, поэтому в старинных определениях золотое сечение описывалось как деление отрезка на «средний и крайний», а не на больший и меньший, что приводило к возникновению троичной взаимосвязи.

Принцип триединства мы можем найти и в учении Платона о человеческой душе. Великий греческий философ представлял ее состоящей из трех составных частей: души разумной, души мужественной и души вожделений. Душа разумная погружена в мир идей, она воспринимает мысли и является их носительницей. Добродетелью этой части человеческой души является мудрость, которая, облагораживая человеческую душу в целом, способствует развитию добродетелей и в непросвещенных разумом частях души: твердости – в душе мужественной и спокойной осмотрительности – в душе вожделений. Платон считал, что человеческая душа нравственна, если она в наибольшей степени выражает себя в качестве души разумной, тогда все три добродетели могут гармонично сочетаться в человеке, что делает его справедливым – направленным к благу.

В теорию познания принцип триединства был введен еще Аристотелем, который первым обосновал технику логического мышления. По Аристотелю все существующее является единством сущности, материи и формы.

Сущность есть нечто «безусловно сущее»12, т.е. объективно существующее как нечто целое, а не как часть или свойство другой сущности. А бытие всего безусловно сущего определяется такими категориями как материя и форма.

Материя – это «то, из чего нечто возникает… А все, что возникает – естественным ли путем или через искусство, – имеет материю, ибо каждое возникающее может и быть и не быть, а эта возможность и есть у каждой вещи материя»13. Он также обосновал категорию формы, как «суть бытия каждой вещи»14, как нечто являющееся всеобщим для определенной группы воспринимаемых предметов или явлений.

Русский религиозный философ Павел Флоренский определял сущность познания как триединство Истины, Добра и Красоты. Познание, по Флоренскому, «реальное единение познающего и познаваемого»15. Познание Истины, следовательно, предполагает «реальное вхождение в недра Божественного Триединства»16, что становится возможным только через стяжание Любви как божественной сущности. «Явленная Истина есть Любовь. Осуществленная Любовь есть Красота. …Истина, воспринимаемая как непосредственное действие другого – она есть Добро»17. Эта триада в Аристотель Сочинения в 4-х томах. Т.1. – М.: Мысль, 1975. – С. 187.

Там же. – С. 198.

Там же. – С. 199.

Флоренский П.А. Столп и утверждение истины / Собрание сочинений в 4-х т. Т.4. – П.: YMCA-PRESS, 1989. –С. 73.

Там же. – С. 74.

Там же. – С. 75.

традиционно русском восприятии сочетается с верой, надеждой и любовью как основой мировосприятия.

Таким образом, принцип триединства проявляется на различных уровнях Мироздания, его постоянное воспроизведение на всех перечисленных путях познания, различными цивилизациями и на различных этапах существования и развития человечества позволяет говорить о том, что он действует и во Всемирии. Авторы данного исследования рассматривают в качестве одного из проявлений принципа триединства в научном познании Закон Триединства Сути.

Глава 2: Закон триединства сути В процессе развития человечества процесс познания также развивался, изменялось и представление человека о нем самом, мире, месте человека в мире и о процессе познания как одном из видов взаимодействия человека и мира. В этом взаимодействии человека и мира, в процессе которого происходит разделение последнего на Мироздание и Всемирие (см. главу 1), Аристотель придает особое значение мышлению, рассматривая мысль в качестве инструмента познания, проникающего в суть вещей. Он считает, что в процессе познания душа человека погружается в сущность (сущее) воспринимаемой вещи и извлекает из нее идеи, которые в форме мыслей находятся в человеческом сознании в момент восприятия вещи, а позднее всплывают в воспоминании. Второй стороной сущего, в которую душа не проникает в процессе познания, является материя, благодаря которой вещи обладают своей собственной жизнью. Однако, по Аристотелю, материя дает «возможность» существования вещи, но именно форма придает вещам существенное, являясь «сутью их бытия». Иными словами, «фиксация некоторого сущего как субстанции осуществляется через то, что присуще ему самому по себе, независимо от других категориальных определений (величины, качества и т.п.). Логически это выражается ответом на вопрос:

что есть данное нечто. В русском языке этот смысл стал выражаться субстантивированным глаголом «суть»». 18 Со временем «этот глагол закрепился в значении «сущность»».19 В соответствии со словарем Ефремовой, суть – это «самое главное, существенное в ком-либо, чем-либо;

сущность, основа».20 Таким образом, познавая феномены действительности, мы познаем их суть, по Аристотелю, форму.

При этом необходимо учитывать, что понятие формы, по Аристотелю, выводит познающего за пределы чувственно воспринимаемой вещи, поскольку вещи преходящи и индивидуальны, а формы вечны и представляют то общее, что присуще отдельным вещам. Таким образом, Борисов В.Н. О смысле категории «oysia» в философии Аристотеля // Вестник Самарского государственного университета. – 1996. –№ 1[Эл. ресурс]: http://vestnik.ssu.samara.ru/gum/content/phyl.html Этимологический словарь русского языка / Сост. Крылов Г.А. – СПб.: ООО «Полиграфуслуги», 2005 – С.

382.

Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. – М.: Русский язык, 2000.

– Т.2. – С. 732.

проникая в суть вещи, познавая ее форму, субъект выходит на уровень сущностных взаимосвязей и закономерностей, на уровень всеобщего. При рассмотрении вещей и явлений действительности на этом уровне легко прийти к пониманию того, что все сущее находится в процессе постоянного изменения, которое может быть условно (в самом простом варианте) разделено на три фазы: становление (движение к бытию), бытие и переход от бытия к небытию. При этом любой природный объект в каждый из моментов своего существования несет в себе определенное сочетание всех этих трех фаз, одна из которых преобладает. С этой точки зрения каждый объект может быть рассмотрен как становящийся. Аристотель рассматривал становление, исходя из трех начал: потенции, энергии и энтелехии. Потенция заключает в себе возможность становления, которая заключена в материи, а энтелехия – «цель и окончательный результат»21. В этом смысле энтелехия «есть осуществление того, что заложено как возможность в материи»22, и может быть «отождествлена с формой, а материя с возможностью»23. А движение (энергию) «Аристотель называет реализацией или энтелехией возможности, так как в движении осуществляется то, что в предмете было лишь как возможность»24. Таким образом, у Аристотеля мы встречаемся с двумя проявлениями триединства: сущность, материя, форма и энергия, потенция, энтелехия.

Эта часть аристотелевского учения находит свое продолжение у Фомы Аквинского, который в своем творчестве во многом опирается на Аристотеля, как, впрочем, и многие другие средневековые философы и мыслители, для которых Аристотель, по словам Данте, был «мастером тех, кто знает». Фома Аквинский рассматривал две возможности получения знания о мире: познание естественного хода вещей путем собственной мыслительной деятельности и получение знаний о духовном мире через откровение. Он считал, что всеобщее, стоящее за вещами мира, представлено в трех формах (универсалиях): universalia ante rem, universalia in rebus, universalia post rem. Universalia ante rem рассматривалась как нечто сущее, предваряющее существование отдельной сущности (вещи), эта универсалия пребывает, по Фоме Аквинскому, в Божественном разуме, разуме Творца всего сущего. Universalia in rebus – это суть, заложенная в каждой чувственно воспринимаемой сущности, но эта суть не может быть перенесена непосредственно в неизменном виде во внутренний мир познающей личности, там она представлена в виде universalia post rem, представления о вещи. Фома Аквинский считал, что человеческий разум не способен постигнуть целостную суть вещи, включающую все три универсалии, поскольку он не может проникнуть в мир духа и воспринять universalia ante Свободная энциклопедия Википедия / [Эл. ресурс]:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D0%BD%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D1%85%D0%B8%D %8F Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона / Ред. Ф. Ф. Петрушевский. – М.: Терра, 1994. – Т.80. – С. 855.

Там же – С. 855.

Там же – С. 855.

rem. Исходя из выше сказанного, можно прийти к выводу, что аристотелевская форма может быть познана, по Фоме Аквинскому, на уровне universalia in rebus, к познанию которой приходят через universalia post rem.

Иными словами, суть предмета и явления отражается в universalia in rebus, ее постижению предшествует образование представления о данном объекте познания, которое, совершенствуясь в процессе всестороннего изучения объекта, постепенно все более приближается к понятию объекта, в котором отражена его суть.

Проявление триединства в познании мы находим и у Спинозы, который указывал на существование трех родов познания. Представление о вещи (universalia post rem), от которого в последствии можно прийти к постижению сути, согласно Спинозе, можно получить тремя путями.

Познание первого рода предполагает, во-первых, «познание через беспорядочный опыт»25. В этом случае человек образует мнения о вещах и явлениях мира, руководствуясь, в основном той информацией, которую получает от своих органов чувств. К первому роду познания Спиноза также относит образование понятия «из знаков»26, когда человек воображает понятие той или иной вещи на основе неких известных идей, о которых он читал или слышал. К познанию второго рода относится образование «общих понятий и адекватных идей о свойствах вещей»27при помощи рассудка, логического мышления. Что касается познания третьего рода, то оно носит интуитивный характер и «ведет от адекватной идеи о формальной сущности каких-либо атрибутов Бога к адекватному познанию сущности вещей»28.

Иными словами адекватное познание вещей возможно лишь через познание божественного в них. Теорема 41 «Этики» Спинозы гласит: «Познание первого рода есть единственная причина ложности, познание же второго и третьего рода необходимо истинно»29. Доказывая эту теорему, Спиноза обосновывает истинность рассудочного познания, которое основано на логическом анализе воспринятых вещей и явлений мира.

Восприятие предшествует процессу познания и, собственно, дает материал для логического мышления. Локк указывает на идею как на объект мыслительной деятельности и определяет два источника идей: «объекты ощущения» и «деятельность нашего ума»30. То есть к восприятиям внешнего как источнику идей он добавляет «внутреннее восприятие действий нашего ума, когда он занимается приобретенными им идеями»31. При этом Локк задается вопросом о том, как тела вызывают в нас идеи, и дает на него следующий ответ: «очевидно, посредством толчка – единственно возможного для нас способа представить себе воздействие тел»32. Этот «толчок»

Спиноза Б. Избранные произведения. – М.: Госполитиздат, 1957. – Т.1. – С. 438.

Там же. – С. 438.

Там же. С. 438.

Там же. – С. 439.

Там же. – С. 439.

Локк Д. Избранные философские произведения. – М.: Соцэкгиз, 1960. – Т. 1. – С. 129.

Там же. – С. 129.

Там же. С. 156.

получают наши органы восприятия в виде «некоторых в отдельности незаметных тел», которые исходят от воспринимаемых предметов и, будучи восприняты органами внешних чувств человека, могут «передавать мозгу некоторое движение, вызывающее в нас идеи о них»33. Таким образом, именно через движение мы получаем импульс к познанию и посредством движения воспринимаем определенные свойства тел, которые Локк называл качествами. Он выделяет три вида таких качеств. Первичные качества тел, которые определяют «объем, форма, число, расположение и движение или покой их плотных частиц»34. Эти качества можно назвать структурными, поскольку они определяются структурой тела. К вторичным качествам Локк относит «способность воздействовать особым образом на какое-либо из наших внешних чувств благодаря незаметным первичным качествам тела и в силу этого вызывать в нас различные идеи различных цветов, запахов, вкусов и т.д.»35. Эти качества Локк называет чувственными. К третьему виду качеств относится способность тела к изменению другого тела. Эти качества Локк называет силами. Проявления принципа триединства в познавательной деятельности можно найти и в творчестве других философов, однако, уже приведенных примеров вполне достаточно для того, что прийти к выводу о том, что принцип триединства является одним из основных принципов познавательной деятельности человека.

Современная наука, как уже упоминалось выше, перешла от рассмотрения единичных тел и их взаимодействий к изучению саморазвивающихся систем. Это привело к пониманию того, что каждое тело может быть рассмотрено как система определенных элементов, образующих его структуру. Изучение объектов как структур и систем стало задачей практически всех наук уже с середины прошлого века. Однако «приемы и способы системного и структурного исследования остаются пока еще не разработанными фактически во всей науке»36, что побудило авторов данного исследования обратиться к этой тематике в попытке обнаружить еще одно проявление принципа триединства в познании.

В процессе восприятия человек вступает во взаимодействие с воспринимаемым объектом, которое может быть представлено как взаимодействие сил субъекта и объекта. При этом «толчок», побуждающий человека к познанию (Куайн рассматривает его как «множество стимуляций его [познающего субъекта] экстерорецепторов»37), воспринимается как некое движение, являющееся проявлением выше упомянутых сил. В процессе восприятия объектов действительности на уровне пространственно временных систем человек воспринимает изменение объекта как движение.

Анализируя информацию, полученную о движении (изменении) объекта, Локк Д. Избранные философские произведения. – М.: Соцэкгиз, 1960. – Т. 1. – С. 156.

Там же. – С. 155.

Там же. – С. 155.

Щедровицкий Г.П. Избранные труды. – М.: Шк.Культ.Полит, 1995.

Куайн В.О. Эмпирические свидетельства // Вестник Московского университета. Философия. – № 3. – 2003. – С. 4.

исследователь постепенно подходит к восприятию и познанию определенных качественных и количественных характеристик объекта, характеризующих его состояние в момент восприятия (исследования). Таким образом, через восприятие движения (изменения) объекта субъект приходит к познанию его состояния. В процессе своего существования любой объект проходит через различные состояния, наблюдая за сменой которых, можно прийти к познанию структуры объекта, поскольку состояние объекта проявляется во взаимодействии элементов структуры объекта, их свойствах и качествах, которые выражаются в выполняемых ими функциях. Получив знание о функциях элементов, исследователь, используя различные методы и приемы познания, раскрывает структуру объекта познания. Современное познание рассматривает структуру как «совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе, т.е.

сохранение основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях»38, в эпоху средневековья структура выступала в качестве одного из способов определения формы.

Таким образом, познавая объекты чувственно воспринимаемой действительности, человек переходит от информации, полученной в процессе наблюдения за объектом и его изменением, к знанию о состоянии объекта, полученному в процессе изучения свойств и качеств элементов, образующих объект, а затем в процессе анализа и структурирования знаний выявляется структура объекта. Знание структуры объекта дает нам новое знание, которое может совпадать или не совпадать с существующей на данный момент парадигмой знаний. Если это знание истинно, оно позволяет познающему приблизиться к пониманию сущностного содержания объекта.

На основании выше изложенного может быть сформулирован Закон Триединства Сути, который гласит, что суть – сущностное содержание любого феномена чувственно воспринимаемой действительности – являет собой единство трех составляющих: структуры, состояния и движения. Этот закон является одним из проявлений принципа триединства в познании, а именно на уровне познания сущностного содержания чувственно воспринимаемых объектов.

Процесс рационального познания сущностного содержания феномена действительности осуществляется поэтапно. При этом можно выделить три основных этапа:

восприятие и изучение объекта (знание);

получение объективного знания об объекте и его анализ в соответствии с критериями истинности (истина);

объединение полученных знаний, воспринимаемых в качестве истинных в соответствии с этапом развития человечества и существующей парадигмой знания, с целью познания сущностного содержания объекта (суть).

Большая советская энциклопедия / Гл. ред. Прохоров А.М. – М.: Советская энциклопедия, 1977. – Т. 24. – Кн. 1. – С. 598.

При этом результат познания на каждом из этапов также являет собой триединство:

Процесс познания с точки зрения Закона Триединства Сути. Схема Знание Истина Суть Теоретическое Парадигма Структура знания Прикладное Состояние Знание Практическое Движение Информация В данном контексте знание рассматривается как совокупность духовного, душевного и телесного опыта личности, который может быть разделён на знания теоретические, прикладные и практические.

Теоретическое знание относится к духовному опыту личности. Оно представляет собой некую систему законов и понятий, идеальный потенциал личности, в котором идеальное содержание воспринятого и пережитого связано в некую целостность, которая определяет мировоззрение личности.

Прикладное знание содержит разработанные на основе теоретической базы инструкции и алгоритмы, методики и методологии, программы и технологии, которые являются отражением теоретического знания в душевном опыте личности и, по сути, представляют собой некий инструментарий, при помощи которого личность преобразует действительность и самоё себя в соответствии со своим мировоззрением. Практическое знание относится уже к телесному опыту личности, который наработан в процессе развития (преобразования действительности) и саморазвития, оно предполагает выделение знания из опыта и его сознательное и целенаправленное применение. Прикладные и практические знания часто рассматривают только в качестве прикладных разработок, сделанных на основе теоретического знания, и практического опыта. Однако, тот факт, что в процессе создания прикладных разработок и их реализации в практической деятельности теоретическое знание зачастую подвергается значительной корректировке, позволяет рассматривать прикладные и практические знания в качестве самостоятельных видов знания.

В идеале процесс познания должен привести человека к познанию истины, которая сегодня, в наиболее упрощенной форме, трактуется как «адекватное постижение предметов и явлений действительности познающим субъектом»39. Понятие истины в процессе развития теории познания претерпело ряд существенных изменений. Платон понимал истину как «вечно неизменное и абсолютное свойство идеальных объектов»40, Аристотель – как «соответствие знания вещам»41, а Кант – как «согласие мышления с его априорными формами»42.

Процесс постижения истины также можно представить в виде трех ступеней: сбор информации (первоначальных сведений) о предмете или явлении действительности, получение знания (в данном контексте знание рассматривается как «форма существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека»43) и формирование парадигмы (исходной концептуальной модели постановки и решения проблем) знания.

Естественно, на каждой из этих ступеней актуален вопрос истинности.

На уровне сбора первоначальной информации вопрос истинности предстает как проблема адекватности полученной информации и во многом Современная энциклопедия / [Эл. ресурс]: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc1p/ Там же.

Там же.

Там же.

Свободная энциклопедия Википедия / [Эл. ресурс]:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B зависит от инструментария исследователя, включая воспринимающие способности его органов чувств. На этой стадии, стадии наблюдения, исследователь получает эмпирические свидетельства об объекте. Критерием истинности полученных эмпирических свидетельств являются наличие у исследователя здоровой нервно-чувственной организации, исправного инструмента и соблюдение чистоты эксперимента, если исследования проводятся в экспериментальных условиях. Естественно, говоря о познании действительности, невозможно не учитывать давний философский спор о реальности или нереальности чувственно воспринимаемой действительности в целом, и объектов познания в частности. Авторы данного исследования придерживаются принципов онтологического и теоретико-познавательного реализма, утверждающих, что:

имеется непустая область объектов, называемая «внешним миром», элементы которой «реально» существуют;

эти объекты существуют, обладают различными свойствами и находятся в различных отношениях друг к другу независимо от чьих-либо ощущений, суждений, убеждений, мыслей, языковой практики, концептуальных схем и т.п.;

реально существующие и образующие внешний мир объекты могут быть предметом человеческого опыта и познания.

На стадии получения знания об объекте традиционная эпистемология выдвигает три условия, при которых информация, которой обладает субъект, может быть названа знанием: «наличие соответствующего убеждения, истинность этого убеждения и его обоснованность»44. Современная эпистемическая логика не считает данное определение достаточным (проблема Гетье), тем не менее, авторы данного исследования полагают, что на данном этапе развития человечества для большинства познающих субъектов знание выступает именно в качестве обоснованного истинного убеждения. Проблема истинности и обоснованности знания сегодня стоит очень остро, однако, оставаясь на позициях теоретико-познавательного реализма, можно утверждать, что возможно получение истинного знания о чувственно воспринимаемой действительности, базирующегося на том, что «каждое истинное утверждение с необходимостью репрезентирует некоторый факт, а именно, тот факт, который делает его истинным»45. При этом под фактом понимается нечто реально существующее и независящее от того, что о нем высказывают в процессе познания. Следовательно, обладая адекватными эмпирическими свидетельствами о факте, можно составить о нем истинное знание. Возможность достижения такого истинного знания В.С. Соловьев основывает на триединой достоверности знания (прежде всего, философского): «Во-первых, достоверны субъективные состояния сознания, как таковые, – психическая материя всякой философии. Во-вторых, достоверна общая логическая форма мышления, как таковая (не зависимо от Аналитическая философия: Учеб. пособие для ВУЗов / Под. ред. М.В. Лебедева, А.З. Черняка. – М.: Изд во РУДН, 2006. – С. 358.

Там же. – С. 375.

содержания). В третьих, достоверен философский замысел, или решимость познавать саму истину – как живое начало философского делания, как действительная, определенная форма, заключающая в себе зародыш или семя своего безусловного содержания»46. Иными словами, возможность достижения истинного знания основана на достоверности наличного человеческого сознания, достоверности и реальности логического мышления и любви к истине, основанной на желании «обладать истиной ради нее самой»47. Основываясь на вышеуказанном, авторы данного исследования считают, что при использовании в процессе познания Закона Триединства Сути возможно получение истинного знания об объектах и явлениях чувственно воспринимаемой действительности.

Процесс познания представляет собой один из видов взаимодействия субъекта и объекта, при этом, опираясь на Закон Триединства Сути, можно прийти к пониманию субъекта и объекта познания как триединых (см. схему 2). Как уже было сказано, системный подход к исследованию объектов является требованием времени, и сегодня при изучении абсолютного большинства объектов их рассматривают как некую систему элементов, находящихся в определенной взаимосвязи. В каждый момент существования объекта составляющие его элементы и их взаимосвязи находятся в определенном состоянии, каждое из состояний, в свою очередь, может быть рассмотрено как определенный этап в развитии объекта. Соответственно, каждое состояние содержит в себе возможность перехода системы в следующее состояние, или в одно из возможных состояний в зависимости от внешних условий перехода. Следовательно, каждое состояние обладает определенным потенциалом, отражающим возможности и направление дальнейшего развития объекта (системы). Процесс развития объекта, предстающий познающему субъекту в виде той или иной формы движения, также является неотъемлемой частью существования любой системы. Таким образом, объект может быть рассмотрен как триединство: система, потенциал, процесс.

Познающий субъект также может быть рассмотрен с точки зрения триединства: система, потенциал, процесс. Основным системообразущим принципом познавательной деятельности субъекта, является истинное знание, достижение которого является целью познавательной деятельности, потенциал предстает в виде познавательных способностей субъекта и его стремления к познанию, которые в целом выражаются как любовь к истине.

Что касается самого познавательного процесса, то он может быть рассмотрен в ракурсе, своего рода, энергообмена. С одной стороны, существуют энергетические затраты субъекта, расходуемые им при осуществлении познавательной деятельности, и, с другой стороны, переживаемый им «прилив» энергии при достижении знания, которое является его обоснованным суждением и придает дополнительную осмысленность его Соловьев В.С. Теоретическая философия / Сочинения в 2-х т. – М.: Мысль, 1988. – Т. 1. – С. 829.

Там же. – С. 759.

существованию. Под любовью к истине в данном контексте подразумевается стремление «знать истину ради нее самой»48, а не «эмоциональные аспекты интеллектуальной вовлеченности»49. Естественно нельзя не учитывать, что, стремясь к истине, исследователь опирается на личную инициативу, и его стремление поддерживается личностным убеждением, однако, личностная вовлеченность субъекта в процесс познания не должна препятствовать достижению объективного истинного знания, даже если для этого исследователь должен отказываться от многих убеждений, которые перестали быть обоснованными после достижения нового знания. М. Полани считает, что субъективное (личностное) и объективное (всеобщее) приходят к единству в ситуации самоотдачи исследователя процессу познания. При этом необходима такая «структура самоотдачи, в рамках которой личностное и всеобщее взаимно предполагают друг друга. В этой структуре личностное осуществляется в утверждении своей устремленности к всеобщему, а всеобщее конституируется в его принятии в качестве безличностного условия личностной самоотдачи»50.

Таким образом, в процессе познания объект выступает как система, обладающая определённым потенциалом, в которой происходят определённые процессы, а субъект, движимый любовью к истине, осуществляет определенный энергообмен с исследуемым объектом.

Параметры этого энергообмена во многом зависят от потенциала объекта и от методов познания, применяемых субъектом. Результатом взаимодействия является получение субъектом некоего знания, стремящегося к истинности, об объекте исследования, который рассматривается как система. При этом, в идеальном варианте, субъект получает доступ к проявлениям Сути объекта в Мире Плоти (universalia in rebus), Мире Разума (universalia post rem) и Мире Духа (universalia ante rem).

Схема 2.

Взаимодействие субъекта и объекта в процессе познания.

Суть Объект познания (сущностное содержание Субъект познания Миры проявления объекта) Сути объекта Структура Система Истинное Мир Духа знание Состояние Потенциал Любовь к Мир Разума истине Движение Процесс Энергия Мир Плоти Соловьев В.С. Теоретическая философия / Сочинения в 2-х т. – М.: Мысль, 1988. – Т. 1. – С. 759.

Полани М. Личностное знание: На пути к посткритической философии. – М.: Прогресс, 1985. – С. 300.

Там же. – С. 313.

Применяя Закон Триединства Сути в качестве инструмента изучения самого этого закона, мы приходим к триединому системному видению объекта, при котором его структура, состояние и движение выступают как системопроявляющие и системообразующие параметры объекта, имеющие, в свою очередь, триединую структуру. Структура закона триединства сути может быть проявлена через параметры и критерии исследования объектов (см. схему 3 и табл. 1).

Схема 3.

Параметры исследования объектов Триединое видение объекта через системообразующие параметры.

Структура Состояние Движение Структура Состояние Движение (доминанта) (доминанта) (доминанта) Движение Структура Состояние Состояние Движение Структура Триединство структуры Триединство состояния Триединство движения Свойства и Иерархичность Источник качества (система) движения элементов (система) (система) Целесообразност Цель и Возможность изменения ь (потенциал) направление свойств и качеств движения (потенциал) (потенциал) Функциональ- Способ ность (процесс) Параметры существования и развития движения (процесс) (процесс) Таблица 1.

Критерии исследования системопроявляющих параметров объекта.

Структура Состояние Движение 1. Иерархичность 1. Свойства и качества 1. Источник движения элементов Подсистемы Пространственные Возникновение характеристики Элементы Временные Проявление характеристики Конфигурация Взаимозависимость Воплощение Модель Взаимозаменяемость Реализация 2. Целесообразность 2. Возможность 3. Цель и направление изменения движения Цель существования Изменчивость Становление Средства достижения Оптимальность Развитие цели Границы Открытость Эволюция Внешние связи Реагирование Революция 3. Функциональность 3.Способ существования 3. Параметры движения и развития Рациональность Устойчивость Пространственные характеристики Респонсивность Равновесие Временные характеристики Взаимодействие Эффективность Преобразование Целостность Организованность Перевоплощение 4. ………..n 4. ………..n 4. ………..n Естественно, список критериев познания системообразующих параметров объекта не исчерпывается приведёнными в таблице 1, однако он даёт достаточно ясное представление о том, как много информации мы можем получить, исследуя тот или иной объект с использованием Закона Триединства Сути. В качестве примера использования Закона Триединства Сути в данном исследовании будет проведено исследование теории познания как объекта познавательной деятельности.

Глава 3: Теория научного познания с точки зрения Закона Триединства Сути.

Структура теории научного познания Теория познания (гносеология) лежит в основе сознательной познавательной деятельности человечества. Естественно, человек постоянно познает мир в процессе своей жизнедеятельности, часто не отдавая себе в этом отчета, однако для реального постижения истины наиболее важным является именно сознательная целенаправленная познавательная деятельность. Теория познания, следовательно, является необходимым объектом изучения для личности, стремящейся к познанию себя и мира и постижению истины. Применяя Закон Триединства Сути к изучению теории познания, ее рассматривают как совокупность структуры, состояния и движения. Рассмотрение структуры теории познания позволит получить наиболее полное знание о ней.

Говоря о структуре любой науки, сегодня, прежде всего, имеют в виду ее отраслевую структуру. Если обратиться к структуре науки как таковой, то ее отраслевая структура, составленная на основе иерархической лестницы наук О. Конта, в современной интерпретации выглядит следующим образом:

математика, физика, химия, биология, социология. 51 Естественно, отраслевая структура современной науки является гораздо более сложной, но ее рассмотрение выходит за рамки данного исследования. Говоря об отраслевой структуре теории познания, следует обратиться к различным путям познания, т.е. гносеология может быть рассмотрена как совокупность научного, религиозного, мифологического, эстетического и эзотерического путей познания. Каждый из этих путей познания имеет собственную структуру, отражающую его суть. Поскольку Закон Триединства Сути применяется для изучения чувственно воспринимаемых объектов, а также для интеллектуальных объектов, являющихся результатом человеческой деятельности, в том числе познавательной, то наиболее целесообразным является рассмотрение в рамках данного исследования научного пути познания, который представлен наукой эпистемологией.

Говорить об отраслевой структуре эпистемологии на сегодняшний день представляется несколько преждевременным, тем не менее, в эпистемологии существует несколько направлений, количество которых различно в рассмотрении различных авторов. Так Т.Г. Лешкевич рассматривает следующие «модели эпистемологии: эволюционную, генетичесую, натурализованную, гипотетико-дедуктивную, кумулятивистскую, антропологическую и др.». И.Т. Касавин рассматривает также и социальную эпистемологию. В основе выделения различных отраслей эпистемологии лежит рассмотрение предмета данной науки под различным Имянитов Н. С. По «лестнице наук» – к искусству // Философия науки. – 2003. – № 4. – С. 3.

Лешкевич Т.Г. Философия науки: традиции и новации: Уч. пособие для ВУЗов. – М.: ПРИОР, 2001. – С.

10.

углом зрения. Однако, говоря о структуре эпистемологии, как и любой другой науки, следует иметь в виду не только отраслевую структуру, а рассматривать науку как систему, состоящую из определенных элементов, свойства и качества которых выражают сущностное содержание науки как совокупности знаний, полученных в результате научных исследований.

Основными элементами структуры науки являются: предмет, объект, методы исследования, инструменты исследования, категории и законы (законоподобные утверждения).

Объектом исследования эпистемологии является научное познание как таковое. Понятие объекта на данном этапе развития науки является весьма сложным и дифференцированным, в нем, по крайней мере, необходимо различать идеальный и реальный объекты. Реальный объект существует независимо от процесса его изучения (как уже было сказано выше, авторы данного исследования придерживаются принципов онтологического и теоретико-познавательного реализма), и даже если он является результатом деятельности человека, он может рассматриваться как нечто реально существующее. Идеальный объект может выступать, по мнению Г.П.

Щедровицкого, в качестве «объекта оперирования, объекта подразумевания (отнесения) и объекта изучения»53. В отношении эпистемологии как объекта можно говорить о достаточно высокой степени близости реального и идеального объектов, что не является характерным для объектов, имеющих природное происхождение, но и здесь противопоставление объекта и знаний о нем уже выступает как реальность. Что касается предмета, который «фиксирует ту или иную определенность видения объекта через знание»54 и «зависит не только от того, какой объект он отражает, но и от того, зачем этот предмет сформирован, для решения какой задачи»55, то он различается в зависимости от отрасли эпистемологии. Так И.Т. Касавин определяет предмет социальной эпистемологии как «отношение знания к социальности и отношение социальности к знанию»56. Таким образом могут быть сформулированы предметы для всех отраслей эпистемологии и, исходя из этого, определены приемы и методы проведения исследований, направленных на решение той или иной эпистемологической задачи. Но предмет исследования должен играть не только дифференцирующую, но и объединяющую роль. В качестве такого объединяющего предмета в эпистемологии выступают основные вопросы, поиск ответа на которые и является ее основной задачей. Основным вопросом, как и для гносеологии в целом, традиционно выступает вопрос познаваемости мира, который применимо к эпистемологии принимает форму вопроса научной познаваемости мира. Он дополняется проблемами истинности и Щедровицкий Г.П. Синтез знаний: проблемы и методы / Избранные труды. – М.: Шк.Культ.Полит, 1995. – С.640.

Там же. – С. 642.

Там же. – С. 643.

Касавин И.Т. Социальная эпистемология: понятия и проблемы // Эпистемология и философия науки. – 2006. – № 1. – С. 9.

рациональности научного знания, а также проблемами принципов и метода научного познания.

В качестве основных категорий эпистемологии выступают: «сознание», «мышление», «объект», «субъект», «исследование», «знание» и «истина».

Конечно, этот категориальный ряд может быть дополнен многими другими составляющими, но, по мнению авторов данного исследования, именно эти категории, взятые в «строго эпистемологической» интерпретации, определяют специфику эпистемологии как науки. Под эпистемологической интерпретацией в данном контексте выступает область исследования и применения этих категорий, которые входят в число основополагающих категориальных понятий практически всех гуманитарных наук, в строгом соответствии с узко научной проблематикой эпистемологии. Так сознание, которое в классической философии традиционно рассматривается в контексте противопоставления понятию «бытие», а в психологии – как важнейший системный элемент человеческой психики, в эпистемологии выступает, прежде всего, как область протекания процессов научно познавательной деятельности. Мышление, изучаемое не только гуманитарными, но и многими естественными науками, например, биология, медицина и др., в эпистемологии рассматривается в качестве инструмента научного познания. Что касается таких фундаментальных философских категорий как объект и субъект, то их рассмотрение в рамках эпистемологии также имеет определенную специфику. Субъект в эпистемологии изучается как познающий субъект, который не только является носителем сознания, познавательных способностей и творческой деятельности, но и направляет все это на научное познание. Т.Г. Лешкевич отмечает, что современная эпистемология рассматривает в качестве субъектов не только биолого социальные объекты, являющиеся носителями сознания и способные к мыслительной деятельности, но и «системы референции»57. Соответственно объект, в наиболее краткой формулировке, в эпистемологии предстает как некий фрагмент реальности, на который направлена познавательная активность в форме научного познания. Процесс познания в эпистемологии – это процесс научного исследования, а знание – это научное знание. Научное познание осуществляется на следующих этапах: наблюдение фактов и определение их количественных и качественных характеристик, анализ результатов наблюдения, получение синтетического знания (формулирование гипотез и теорий), научное прогнозирование (формулирование следствий из гипотез и теорий) и проверка прогноза с помощью эксперимента. Следовательно, научное знание, полученное в результате научного исследования, может быть сопоставлено с наблюдаемой или, по крайней мере, с поддающейся анализу реальностью, выступает в форме гипотез или теорий и может быть верифицировано при помощи научного эксперимента. Что касается истины, то это понятие в Лешкевич Т.Г. Философия науки: традиции и новации: Уч. пособие для ВУЗов. – М.: ПРИОР, 2001. – С.

12.

эпистемологии употребляется в общефилософском смысле, поскольку целью любого пути познания является достижение объективной истины, в противном случае познавательная деятельность теряет свой смысл.

Основным инструментом эпистемологии традиционно считается логическое мышление. В качестве методов эпистемологии выступают методы научного познания. Гегель считал, что «в ищущем познании метод также есть орудие, находящееся на субъективной стороне средство, с помощью которого она соотносится с объектом»58. В научном познании субъект-объектные отношения, выраженные методом, представляют собой определенную систему правил и операций, использование которых позволяет осуществлять познавательную деятельность в соответствии со спецификой научного исследования. Методы научного познания могут быть классифицированы, по крайней мере, по трем основным направлениям: по степени общности, по уровням научного познания и по этапам исследования.

Что касается законов (законоподобных утверждений) эпистемологии, то они, по сути, описывают формы и методы взаимосвязей между основными эпистемологическими категориями, их трактовка напрямую зависит от отрасли эпистемологии и методологического подхода исследователя.

Представленная структура эпистемологии (см. схему 1) призвана проиллюстрировать использование Закона Триединства Сути в процессе познания. Детальное рассмотрение и описание структуры эпистемологии не является целью данного исследования, однако, представленная структурная схема дает представление об эпистемологии как системе взаимосвязанных элементов, в которой сами элементы и особенности их взаимосвязей отражают сущностное содержание объекта.

Эпистемология в контексте изменения и развития теории познания Закон Триединства Сути рассматривает движение в качестве одной из составляющих познания сущностного содержания объекта. В данном контексте движение рассматривается как категория, характеризующая объект с точки зрения его изменения, в том числе изменения во времени. Т.е.

движение определяется как «такая связь состояний, когда наблюдаемый объект, как по отдельным характеристикам, так и по совокупности параметров и характеристик, не равен сам себе в своем длении существования»59. Для познавания объекта с точки зрения движения можно попытаться рассмотреть поэтапно последовательность его изменения и развития, однако это потребует значительных временных затрат и дальнейших логических обобщений. Следовательно, для того чтобы через рассмотрение движения объекта приблизиться к его сути, необходимо определить источник (движущую силу) его изменения во времени. Следуя в своих рассуждениях диалектике Гегеля, который определял противоречие Гегель Г.В.Ф. Наука логика. М.: Мысль, 1999. – С. 935.

[Эл. Ресурс]: http://www.chronos.msu.ru/TERMS/razumovsky_dvizhenie.htm как «корень всякого движения»60, целесообразно рассмотреть изменение эпистемологии через призму противоречия, являющегося побудительным мотивом развития теории познания. В контексте данного исследования развитие рассматривается как один из видов изменения (движения) объекта, в результате которого осуществляется его переход в качественно иное состояние. В основе развития теории познания лежит изменение познавательных способностей человека, в качестве источника которого может быть рассмотрено противоречие между познанием человеком окружающего мира, данного во «внешних» восприятиях и осознанием себя как отдельного существа на основании «внутренних» переживаний.

Возникновение гносеологии, как, собственно, и философии вообще, связано с изменением мировосприятия человека, которым ознаменовался переход от преобладания мифологического пути познания к возникновению античной науки. Мифы свидетельствуют о том, что их создатели воспринимали себя некой органичной частью единого мирового целого, и лишь постепенно человек начинает осознавать себя отдельным существом, приходя к разделению своего образа и образа мира. Это разделение становится все более глубоким и отчетливым по мере развития мыслительных способностей человека, при этом изменяется также и переживание человеком собственной мыслительной деятельности. Античные философы воспринимают мысль еще как нечто воспринимаемое извне, нечто не порождаемое ими самими, а несущее в себе разгадки мировых тайн. Так, например, Платон считает, что «мысль Бога питается умом и чистым знанием, как и мысль всякой души, которая стремится воспринять надлежащее»61. Это указывает на единый источник мыслеобразования и для Бога и для человека. Следовательно, на этом этапе развития человечества мышление скорее соединяет человека с миром, а не отделяет от него. Однако по мере развития познавательных способностей человека эта ситуация изменяется. Это изменение ярко выражено уже в споре номиналистов и схоластов в XIII – XIV веках. Так для схоластов, как уже отмечалось во главе, познание направлено на постижение сущности вещи, а с точки зрения номиналистов его предметом является уже отдельная чувственно воспринимаемая вещь. Соответственно, познание из получения всеобщего и необходимого знания, отражающего умопостигаемую реальность, становится «продуктом познающей души»62. Номиналисты считают, что разум есть «некая самостоятельная, субъективная деятельность, лишенная онтологических корней, лишенная связи с реальным бытием, а потому противостоящая ему»63. Это, по мнению П. Гайденко, наметило тенденцию к отделению гносеологии от онтологии, которая реализовалась в Новое время.

Гегель Г.В.Ф. Наука логика. М.: Мысль, 1999. – С. 483.

Платон Диалоги. – Ростов-на-Дону, 1998. – С. 260-261.

Гайденко П.П.У истоков новоевропейской науки // Науковедение. – 1999. – №2. [Эл. ресурс]:

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Science/Article/Gaid_IstNov.php Там же.

Таким образом, возникновение отдельной науки о познании можно связать с «переходом от объективно-онтологического к субъективно психологическому обоснованию познания»64, что создает предпосылки для возникновения нового типа мировосприятия, обусловившего в дальнейшем развитие науки Нового времени, получившей впоследствии название классической. Завершение этого перехода ярко выражено у Декарта: «Я сомневаюсь, следовательно, я существую, или, что то же самое, Я мыслю, следовательно, я существую»65. Это ставшее крылатым утверждение выражает абсолютную уверенность мыслителя в том, что именно он сам производит свои мысли, что приводит его к сомнениям в существовании любого предмета или явления, которые не были помыслены им самим: «хотя вещи, которые я ощущаю и представляю, может быть, не существуют сами по себе и вне меня, я, тем не менее, уверен, что виды мышления, называемые мною чувствами и представлением, поскольку они виды мышления, несомненно, встречаются и пребывают во мне. В этих немногих словах я, кажется, высказал все, что знаю достоверно, или, по крайней мере, все, что до сих пор успел подметить как достоверно известное мне»66.

Как отдельная наука гносеология получает свое нынешнее название в XVII веке, (термин был введен Т. Ридом) и в качестве ее основного предназначения, по существу, выступает задача разрешения противоречия между субъективным характером познавательной деятельности и объективностью существования мира. До возникновения античной философии и в эпоху ее расцвета человек познавал себя через мир, осознавая себя его частью, это еще сохраняется у ученых-богословов, вплоть до Фомы Аквинского, воспринимающих человека через призму Божественного Откровения. С «победой» номинализма человек начинает все острее переживать свою отделенность от мира, которая лишь усугубляется в процессе познавания человеком мира через себя самого.

Все вышеизложенное нашло свое отражение в трансформации отношения «субъект-объект», которое является базовым для гносеологического рассмотрения, и в изменении смыслового содержания самих этих категорий. Понятие «субъект» (от латинского subjectum – находящийся в основе) во времена Аристотеля, например, применялось к носителю субстанциональных свойств, т.е. имеющему чувственно воспринимаемую форму бытия. Объект же, напротив, мыслился существующим в понятийной форме. Это соотношение сохранялось и у средневековых мыслителей, в частности Оккам писал: «Я утверждаю, что универсалия не есть нечто реальное, имеющее в душе или вне ее субъектное бытие (esse subjectivum), а имеет в ней лишь объектное бытие (esse objectivum) и есть некий мысленный образ (fictum), существующий в Там же.

Декарт Р. Сочинения в 2-х т./ Сост., ред., вст. ст. В.В. Соколов. – Т. 1. – М.: Мысль, 1989. – С. 174.

Декарт Р. Сочинения в 2-х т./ Сост. и примеч. В.В. Соколов. – Т. 2. – М.: Мысль, 1994. – С. 29.

объектном бытии, так же как внешняя вещь – в субъектном бытии»67. Это вполне соответствует стремлению мыслителей того времени познавать не единичные чувственно воспринимаемые вещи, а их понятийное содержание.

Декарт в ряде случаев использует понятия «субъект» и «объект» в их средневековой трактовке, однако некоторые исследователи, например, А.

Сауткин, рассматривают его философию «в качестве источника современного, новоевропейского понимания субъекта как активного начала в процессах взаимодействия с миром»68. Действительно, декартовское «Я – истинно существующая вещь… вещь, которая мыслит»69 делает это утверждение вполне обоснованным. Однако призванный во всем сомневаться субъект классической науки, тем не менее, стремился к достижению объективного знания, т.е. знания которое должно было стать мысленным выражением самого объекта и не должно содержать ничего субъективного, что могло к нему примешаться в процессе познания. Соответственно, объект классической науки представлял собой принципиально познаваемый фрагмент объективно существующего бытия. К концу XVIII – началу XIX века классическая научная парадигма уже не могла вместить многие научные открытия, кроме того, она, по существу, не оставляла места смыслу человеческого бытия, в той его части, которая не предопределена чисто природной необходимостью. С этого момента наступает критическая полоса развития классической науки, которая совпадает с кризисом гносеологии, которая не смогла дать единого ответа на вопрос, «каким образом субъективные условия мышления могут приобрести объективное значение»70.

Неклассическая научная парадигма формируется к концу XIX века, приблизительно в это же время эпистемология оформляется как самостоятельная наука, термин «эпистемология» был введен в научный оборот Дж. Ф. Ферье в 1854 году. Неклассическая научная рациональность «берется учитывать относительность объекта к средствам, операциям и методам познавательной деятельности»71. Абсолютная объективность знания, к которой стремились основоположники классической науки, теперь рассматривается как «метафизическая привычка мыслить объектно»72, а для того, чтобы знание было признано объективным «довольно согласованности интерпретации»73.

математической теории и экспериментальной Соответственно, «индивидуально-эмпирический субъект»74 классической науки, являющийся носителем категорий и принципов чистого разума, преобразовывается в некоего абстрактного исполнителя принципов научного Оккам Антология мировой философии / Ред. и сост. В.В. Соколов. – Т. 1. Ч. 2. – М.: Мысль, 1969. – С.

898.

Сауткин А.А. дипломная работа в интернете Декарт Р. Сочинения в 2-х т./ Сост. и примеч. В.В. Соколов. – Т. 2. – М.: Мысль, 1994. – С. 23.

Асмус В.Ф. Иммануил Кант. М.: Наука, 1973. – С. 45.

Порус В.Н. Рациональность. Наука. Культура. – М.: Гриф и К, 2002. – С. 111.

Ахутин А.В. Научное познание и философское осмысление // Проблема объекта в современной науке. – М., 1980. – С. 262.

Там же. – С. 262.

Порус В.Н. Рациональность. Наука. Культура. – М.: Гриф и К, 2002. – С. 297.

исследования. Но это далеко не последняя метаморфоза познающего субъекта: доминирование коллективных представлений и верований над индивидуальным сознанием находит свое отражение в появлении «коллективного субъекта». Поппер считал подлинным эпистемологическим субъектом большую науку, отводя отдельным исследователям роль ее представителей.



Pages:   || 2 |
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.