авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Активность личности: сущностные признаки, структура и особенности проявления в юношеском возрасте

На правах рукописи

МЕДВЕДСКАЯ Татьяна Сергеевна

АКТИВНОСТЬ ЛИЧНОСТИ:

СУЩНОСТНЫЕ ПРИЗНАКИ, СТРУКТУРА

И ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ

В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

Специальность: 19.00.01 общая психология,

психология личности, история психологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва

2011

Работа выполнена на кафедре психологии и педагогики филологического факультета Российского университета дружбы народов

Научный руководитель:

заслуженный деятель науки РФ, доктор педагогических наук, профессор Иващенко Александр Васильевич

Официальные оппоненты:

доктор психологический наук, профессор Крысько Владимир Гаврилович Государственный университет управления кандидат психологических наук, доцент Беловол Елена Владимировна Российский университет дружбы народов

Ведущая организация:

Московский государственный областной социально-гуманитарный институт

Защита диссертации состоится 28 апреля 2011 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.203. при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо- Маклая, 6, зал №1.

С диссертацией можно ознакомиться в Учебно-научном информационно библиотечном центре (Научной библиотеке) РУДН.

Автореферат диссертации размещен на сайте РУДН www.rudn.ru.

Автореферат диссертации разослан 25 марта 2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат педагогических наук, доцент В.Б. Куриленко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Активность личности изучается в философии, психологии, физиологии, биологии, антропологии и других науках. В связи с этим не существует одного общепринятого определения данной категории. С точки зрения методологии наиболее приемлемым является путь, который подразумевает вычленение сущностных признаков, критериев оценки, типов и видов активности, ее компонентов и особенностей проявления. Предлагаемые исследователями модели активности личности являются преимущественно теоретическими и требуют эмпирического подтверждения. Современное состояние психологии с ее различными школами, направлениями, подходами, выявляя общие признаки того или иного понятия, по-разному его дефинирует, поэтому возникает трудность сопоставления данных отечественных и зарубежных исследований. В последних не существует принципиального разделения понятий «активность», «деятельность», «поведение».

Несмотря на множество теоретических и эмпирических исследований проблемы активности, в психологии до сих пор не найдено однозначного ответа на вопросы о ее сущностных признаках, структуре и формах проявления.

В современных условиях проблема активности личности становится особенно актуальной в связи с возрастающим темпом жизни общества, появлением новых условий существования, коммуникативных возможностей, в которых формируются особые отношения личности с другими людьми и объективной реальностью. С одной стороны, это способствует тому, что у человека появляется все больше средств и способов самореализации. С другой стороны, современная действительность все чаще приводит к иллюзорному, а не действенному удовлетворению потребностей личности, что становится причиной пассивности, инфантильности конкретного индивида. Несомненно, недостаточно изученными остаются сущностные признаки, особенности, позволяющие говорить об активности как об отдельном целостном понятии в психологии. Вышесказанное свидетельствует о необходимости изучения активности личности, ее различных сфер, структурно-содержательных и функциональных компонентов, признаков, механизмов действия. Особенно востребованным, на наш взгляд, является эмпирическое изучение проявления активности личности в процессе преодоления стрессовых ситуаций, являющихся индикаторами реализации продуктивных/непродуктивных копинг-стратегий, что становится особенно актуальным в юношеском возрасте, представляющем собой важнейший процесс формирования собственного жизненного пути личности. Таким образом, комплексный анализ индивидуально-типических особенностей проявления активности в юношеском возрасте в процессе преодоления жизненных ситуаций на уровне ее компонентов необходим для более глубокого понимания специфики проявления активности личности, а также для разработки практических рекомендаций и психокоррекционных программ, направленных на повышение продуктивности активности в процессе разрешения человеком жизненных трудностей.

Состояние научной разработанности проблемы. В отечественной науке наиболее полно изучены проблемы психической активности как темпераментального свойства (Б.М. Теплов, В.Д. Небылицын, В.М. Русалов, В.Ф. Мерлин, Э.А. Голубева, Н.С. Лейтес, А.И. Крупнов);

соотношение активности и деятельности (А.Н. Леонтьев, А.Г. Асмолов, В.А. Петровский, С.Л. Рубинштейн, И.А. Джидарьян и др.);

структура и динамика познавательной (А.Р. Лурия, М.И. Лисина, В.В. Давыдов), интеллектуальной (Д.Б. Богоявленская, М.Р. Гинзбург), волевой (В.И. Селиванов), надситуативной активности (В.А. Петровский);

соотношение активности и пассивности личности (В.Д. Небылицын, Б.А. Вяткин, А.И. Крупнов и др.).

Важнейшими теоретическими основами изучения активности личности являются:



концепция системно-функциональной организации свойств личности и индивидуальности А.И. Крупнова, концепция психической саморегуляции и субъекта целенаправленной активности В.И. Моросановой, концепция человека как субъекта активности А.В. Брушлинского, субъектно-личностная концепция активности К.А. Абульхановой-Славской и др.

Проблема исследования заключается в недостаточной изученности феномена активности личности как психологического явления, специфики его проявления на этапе юношеского развития. Остается открытым вопрос о том, насколько глубоко субъект осознает участие в жизни самого себя и неких внешних условий, для чего он осуществляет активность, насколько активно он преодолевает жизненные трудности в процессе совладания с повседневными стрессовыми условиями.

Цель исследования – выявить сущностные признаки активности личности, ее структурно-содержательные и функциональные компоненты и их связь между собой, а также индивидуально-типические особенности проявления активности личности в процессе преодоления повседневных стрессовых ситуаций.

Объект исследования – активность личности как психологическое явление.

Предмет исследования – сущностные признаки, структурно-содержательные и функциональные компоненты активности, а также особенности ее проявления на этапе юношеского возраста.

Гипотезы исследования заключаются в предположениях о том, что:

– в структуре активности личности можно выделить структурно-содержательные и функциональные компоненты, имеющие свои особенности;

– индивидуально-типические особенности проявления активности личности заключаются во взаимосвязи содержательно-когнитивного, деятельностно мотивационного, оценочно-поведенческого, а также личностно-результативного компонентов;

– подгруппы испытуемых 17-18 и 19-23 лет значимо различаются между собой с точки зрения структурно-содержательных и функциональных компонентов активности.

В соответствии с целью и гипотезами исследования нами были поставлены следующие задачи:

Рассмотреть активность как интегральное свойство субъекта, ее 1.

личностные особенности, а также структурно-содержательные и функциональные компоненты.

Выявить индивидуально-типические особенности проявления 2.

активности в подгруппах испытуемых 17-18 и 19-23 лет на уровне содержательно когнитивного, деятельностно-мотивационного, оценочно-поведенческого и личностно-результативного компонентов и дать их содержательную психологическую характеристику.

Определить особенности, связанные с продуктивным, относительно 3.

продуктивным и непродуктивным преодолением стрессовых ситуаций в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сфере на уровне структурно-содержательных и функциональных компонентов активности личности.

Установить маркирующие переменные при выделении групп 4.

испытуемых с высоким и низким уровнем разрешения, а также избегания проблемы на уровне оценочно-поведенческого компонента активности.

Выявить различия в проявлении структурно-содержательных и 5.

функциональных компонентов активности в зависимости от пола и возрастных особенностей испытуемого.

Установить основные психологические детерминанты разрешения 6.

проблемы как составляющей оценочно-поведенческого компонента активности.

Методологическую и теоретическую основу диссертации составили фундаментальные принципы познания в отечественной психологии: принцип единства личности и деятельности (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, А.Н. Леонтьев, А.В. Петровский и др.);

принцип системного и целостного подхода к изучению личности и индивидуальности (Б.Г. Ананьев, Э.А. Голубева, Б.Ф. Ломов, В.Ф. Мерлин, В.Д. Небылицын, В.А. Петровский, А.И. Крупнов, Н.И. Рейнвальд, Д.И. Фельдштейн и др.);

принцип развития и основные положения психологии юношеского возраста (Л.С. Выготский, Н.С. Лейтес, М.И. Лисина, Ю.А. Миславский, Л.И. Божович, Д.Б. Эльконин, И.С. Кон и др.);

теоретические и практические подходы к исследованию субъекта активности (А.В. Брушлинский, С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, В.И. Моросанова, В.Л. Хайкин, Л.И. Анцыферова, И.А. Джидарьян, Л.Я. Дорфман, Д.Б. Богоявленская и др.);

основные положения психологии совладающего поведения (Г. Гартман, А. Адлер, В. Франкл, К. Меннингер, Р. Моуз, Р. Лазарус, С. Фолькман, А.В. Либина, А.В. Либин, А.А. Кроник, Т.И. Колесникова, Л.А. Китаев-Смык, В.А. Бодров и др.).

Использовался теоретико Методы и методики исследования.

методологический, логический анализ психологической и методической литературы;

эмпирические методы: анкетирование, тестирование. С целью диагностики структурно-содержательных и функциональных компонентов активности личности применялись: «Шкала контроля за действием» Ю. Куля, методика «Когнитивной ориентации» Дж. Роттера, «Индикатор стратегий» Д. Амирхана, «Мотивация к успеху» Т. Элерса, «Мотивация к избеганию неудачи» Т. Элерса, «Шкалы копинг стратегий» Р. Лазаруса, «Определение индивидуальных копинг-стратегий» Э. Хайма, «Методика рисуночной фрустрации» С. Розенцвейга. Для обработки полученных эмпирических данных применялся математико-статистический и качественный анализ (X2 Пирсона, t-критерий Стьюдента, корреляционный, факторный, дискриминантный, дисперсионный, регрессионный анализ с использованием пакета SPSS Statistics 17.0).

Наиболее существенные и новые результаты исследования, полученные лично соискателем, и их научная новизна заключаются в следующем:

с позиции субъектно-личностного подхода комплексно исследована специфика активности учащихся юношеского возраста и ее проявление на уровне структурно содержательных и функциональных компонентов в процессе разрешения повседневных стрессовых ситуаций;

теоретически обосновано и эмпирически подтверждено авторское выделение содержательно-когнитивного, деятельностно-мотивационного, оценочно поведенческого и личностно-результативного компонентов активности личности;

показаны различия в подгруппах испытуемых, ориентированных на действие или состояние, мотивированных на успех или избегание неудачи на уровне деятельностно-мотивационного компонента активности;

высокомотивированные к успеху испытуемые в большей мере чувствуют свою авторскую позицию в жизни, контролируют деятельность на этапе планирования активности, при преодолении стрессовой ситуации регулируют эмоциональное состояние и склонны к большему противостоянию происходящим событиям, а также оптимистическому взгляду на возникшую проблему;

высокомотивированные к избеганию неудачи испытуемые склонны к принятию на себя ответственности за случившееся, они в меньшей степени способны контролировать ситуацию в случае неудачного ее исхода, но при этом выбирают более разумные стратегии поведения, разрешая проблемы, скорее, осторожно, чем импульсивно и наступательно, как испытуемые, высокомотивированные к успешному результату;

установлены факторы продуктивного, относительно продуктивного и непродуктивного преодоления стрессовых ситуаций в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сфере;

выявлены общие факторные структуры групп испытуемых с активным и пассивным копингом. Фактор усилия по изменению ситуации, фактор самостоятельного активного разрешения ситуации, а также фактор активного контроля планируемой и совершаемой деятельности являются составляющими общей факторной структуры группы с высоким уровнем разрешения проблемы как показателя активности личности. Индикаторами низкого уровня активности, выражающегося в непродуктивном совладании со стрессовой ситуацией, являются:

фактор бегства от активного разрешения проблемы, фактор защитной рационализации, фактор фиксации на помощи со стороны;

на уровне структурно-содержательных и функциональных компонентов активности выявлены переменные, маркирующие испытуемых при разделении на группы с низким и высоким уровнем разрешения проблемы (контроль за действием при планировании и реализации активности, интернальный локус контроля, поиск социальной поддержки, мотивация к успеху/избеганию неудачи, принятие ответственности, планирование решения, тип реагирования с фиксацией на препятствии);

определены маркирующие переменные при разделении испытуемых на группы с низким и высоким уровнем избегания проблемы: такие, как контроль за действием при неудаче, самоконтроль, планирование решения, положительная переоценка;

показано, что становление переменных, входящих в состав содержательно когнитивного и оценочно-поведенческого компонента активности, по-разному протекает в зависимости от гендерных особенностей: у юношей происходит возрастание стремления принимать на себя ответственность при переходе от группы учащихся 17-18 лет к группе студентов 19-23 лет, в то время как у девушек аналогичный резкий сдвиг по возрастанию признака наблюдается в отношении планирования решения проблемы;

у юношей и девушек при переходе от младшей к старшей возрастной группе происходит усреднение данных по шкале локуса контроля, что означает большее осознание девушками собственной активной позиции в жизненном пути и принятие юношами того факта, что существуют некие объективные факторы, которые не могут быть изменены силами субъекта;

выявлен нелинейный характер связей между положительной переоценкой ситуации и избеганием проблемы на уровне оценочно-поведенческого компонента активности;

при низком и высоком уровне положительной переоценки ситуации наблюдается высокий уровень избегания проблемы, тогда как низкому уровню избегания проблемы соответствует некий оптимальный уровень положительной переоценки ситуации, позволяющий рационально оценивать ситуацию, находить в ней положительные моменты и конструктивно разрешать проблему;

эмпирически рассчитаны составляющие регрессионного уравнения, в которое вошли планирование решения, мотивация к успеху/избеганию неудачи, интернальный локус контроля, контроль за действием при реализации активности;

при возрастании данных предикторов отмечается возрастание по шкале разрешения проблемы на уровне оценочно-поведенческого компонента активности;

даны содержательные психологические характеристики выявленным индивидуально-типическим вариантам в проявлении активности;

разработаны основные направления психокоррекционной работы с представителями наиболее дезадаптивных типов, учитывающие их гендерную и возрастную специфику.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что:

осуществленное в ней комплексное рассмотрение структурно-содержательных и функциональных компонентов активности конкретизирует концептуальные основы субъектно-личностного подхода к анализу феномена активности личности;

теоретически обоснована и эмпирически выявлена специфика проявления содержательно-когнитивного, деятельностно-мотивационного, оценочно поведенческого и личностно-результативного компонентов активности в зависимости от гендерных особенностей возрастных подгрупп, а также места обучения испытуемых;

эмпирически подтверждено наличие внутренних и межкомпонентных корреляций при проявлении активности на этапе юношеского развития в ситуации повседневных стрессов;

установлены факторные структуры групп испытуемых с различным уровнем продуктивности преодоления стрессовых ситуаций;

осуществленное в работе системное рассмотрение активности личности и ее компонентов вносит определенный вклад в общую, дифференциальную, социальную, возрастную, гендерную психологию, психологию личности.

Практическая значимость исследования заключается в том, что:

на базе авторской типологии индивидуально-психологических особенностей проявления активности личности разработаны основные положения психокоррекционных программ, которые могут быть использованы в практике вузовской психологической службы при организации работы со студентами;

разработаны практические рекомендации и программы психокоррекционной работы, учитывающие гендерные, возрастные и индивидуально-типические особенности;

на основе результатов дискриминантного и регрессионного анализа возможна подготовка психодиагностического материала по проблеме активности в стрессовых ситуациях с последующим его использованием в консультативной работе;

отдельные теоретические положения, выявленные автором структурно содержательные и функциональные компоненты активности и эмпирические результаты исследования их проявления включены в курсы общей, дифференциальной психологии, психологии личности, тренингов поведения в стрессовых ситуациях, кризисного консультирования, читаемые в Международном независимом эколого-политологическом университете и Российском университете дружбы народов.

Исследование проводилось поэтапно.

На первом этапе (2007 2008 гг.) изучалась научная литература по проблеме исследования, обосновывалась цель, определялись задачи, разрабатывались гипотезы исследования, подбирались адекватные цели и задачам методы и методики исследования;





осуществлялась теоретическая разработка структурно-содержательных и функциональных компонентов активности.

На втором этапе (2008 2009 гг.) проводилась диагностика проявления компонентов активности в процессе преодоления повседневных стрессовых ситуаций;

производилась статистическая обработка полученных данных посредством сравнительного, корреляционного, факторного, дискриминантного, дисперсионного и регрессионного анализа.

На третьем этапе (2009 2010 гг.) осуществлялась качественная интерпретация результатов исследования, разрабатывались направления психокоррекционной работы с дезадаптивными испытуемыми;

обобщались результаты всех этапов исследования, формулировались выводы, оформлялась диссертационная работа.

Положения, выносимые на защиту:

1. В структуре активности личности можно выделить структурно содержательные и функциональные компоненты, имеющие свои особенности:

содержательно-когнитивный компонент (система усвоенных и осознанных знаний о сущности активности, представление о себе как об активном субъекте, принятие на себя ответственности за происходящее);

деятельностно-мотивационный компонент (движущая сила активного поведения, то, ради чего выполняется та или иная деятельность);

оценочно-поведенческий компонент (уровень выраженности активности в поведении, оценка и контроль поведенческих усилий в процессе реализации активности);

личностно-результативный компонент (степень личностной значимости активности, уровень продуктивности прилагаемых усилий по преодолению наличных условий ситуации).

2. На уровне содержательно-когнитивного компонента активности в возрастной группе 17-18 лет наблюдаются более низкие показатели принятия на себя ответственности, а также более высокий уровень экстернального локуса у девушек более младшего возраста. На уровне деятельностно-мотивационного компонента активности наблюдаются более высокие показатели по мотивации к успеху у испытуемых 19-23 лет по сравнению с более младшими участниками исследования.

На уровне оценочно-поведенческого компонента наблюдаются более строгий контроль за процессом деятельности у девушек, а также оценка активности на этапе планирования и в случае несовпадения с ожидаемым результатом у юношей. В группе более старшего возраста выявлен более высокий уровень самоконтроля и способность к положительной переоценке случившегося, что реже встречается у испытуемых 17 18 лет. На уровне личностно-результативного компонента активности можно говорить о большем продуктивном копинге в эмоциональной сфере в обеих выборках, относительно продуктивном преодолении трудностей в поведении и непродуктивном когнитивном оценивании ситуации, приводящем к уходу от проблемы.

3. Активное совладание, предполагающее разрешение проблемы на уровне оценочно-поведенческого компонента, связано на уровне содержательно когнитивного компонента с интрапунитивной направленностью реакции, интернальным локусом контроля. При этом экстернальный локус у испытуемых означает их стремление либо избежать проблему, либо отыскать поддержку со стороны окружения. На уровне деятельностно-мотивационного компонента активности разрешение проблемы, с одной стороны, предполагает мотивацию к успеху, что особенно важно в ситуации обвинения, однако, с другой стороны, связано с мотивацией к избеганию возможной неудачи, что характерно для более разумных, предвидящих негативные последствия испытуемых.

4. Общая факторная структура групп испытуемых с высоким уровнем активности включает в себя фактор усилия по изменению ситуации, фактор самостоятельного активного разрешения ситуации, фактор активного контроля планируемой и совершаемой деятельности. Фактор усилия по изменению ситуации, фактор самостоятельного активного разрешения ситуации и фактор фиксации на помощи со стороны и чувстве безопасности являются составляющими факторной структуры групп с относительно продуктивным копингом. Показателями непродуктивного совладания являются: фактор бегства от активного разрешения проблемы, фактор защитной рационализации и фактор фиксации на помощи со стороны.

5. Проявление переменных, входящих в состав содержательно-когнитивного (локус контроля) и оценочно-поведенческого компонентов активности (поиск социальной поддержки, принятие ответственности, планирование решения), является неодинаковым в зависимости от гендерных и возрастных особенностей испытуемого.

6. Заниженный и завышенный уровни мотивации к успеху являются дезадаптивными и препятствуют активному разрешению проблемы, что согласуется с куполообразной кривой, отражающей закон об оптимуме мотивации Йеркса-Додсона.

С низким уровнем избегания проблемы связан некий оптимальный уровень положительной переоценки ситуации, который означает готовность личности к поиску положительной стороны в происходящем и предполагает адекватное восприятие потенциальных и реальных негативных последствий ситуации.

Эмпирическая база исследования. Исследование проводилось на базе аграрного, филологического, экологического, инженерного и физико математического факультетов Российского университета дружбы народов (РУДН), а также на базе Машиностроительного техникума г. Серпухова Московской области (СМТ). В уравненную по половому составу выборку для исследования структурно содержательных и функциональных компонентов активности личности вошли юношей и девушек (114 девушек и 114 юношей 19-23 лет из РУДН, а также девушек и 114 юношей 17-18 лет из СМТ).

Объективность и достоверность основных положений, результатов и выводов исследования обеспечиваются реализацией методологических, логико научных принципов, соблюдением нормативов теоретического и эмпирического исследования, репрезентативностью исследуемой выборки, уравненной по половому составу и основным социально-демографическим характеристикам. В работе использованы адекватные цели и задачам методы исследования, конкретные методики и способы статистической обработки данных.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии и педагогики филологического факультета Российского университета дружбы народов и на следующих научных конференциях: Межвузовских психологических чтениях (РУДН, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009), Международной конференции, посвященной столетию социальной психологии (РУДН, 2008), Международной конференции, посвященной 50-летию РУДН (РУДН, 2009), Международной научно практической конференции «Высшая школа: опыт, проблемы, перспективы» (РУДН, 2009, 2010), VI Межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Актуальные проблемы этнопсихологии» (РУДН, 2010), Международной научно практической конференции под эгидой ЮНЕСКО «РУДН Знанием объединимся.

Итоги 50 лет подготовки кадров для развивающихся стран мира» (РУДН, 2010), Международной научно-практической конференции «Адаптация и саморегуляция личности» (РУДН, 2010), Международной научно-практической конференции «Педагогика и психология как ресурс развития современного общества» (РГУ им.

С.А. Есенина, 2010), Всероссийской научно-практической конференции «Психологическое сопровождение образования: теория и практика» (МОСИ, Йошкар Ола, 2010). Результаты исследования внедрены в учебно-методические программы курсов по дифференциальной и социальной психологии, кризисному консультированию, тренингам межкультурного общения, а также в воспитательную работу со студентами различных направлений и специальностей Российского университета дружбы народов и Международного независимого эколого политологического университета.

По теме диссертационного исследования опубликована 21 работа, в том числе статьи в научных рецензируемых изданиях, рекомендуемых ВАК, общим объемом 4,98 п.л.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы (197 наименований) и 7 приложений.

Диссертация иллюстрирована 25 таблицами и 19 рисунками. В приложениях содержатся первичные данные эмпирического исследования и таблицы статистической обработки данных. Объем диссертации составляет 195 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цель, гипотеза и задачи, указываются теоретико-методологические основы и методы исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Методологические и теоретические предпосылки изучения активности личности» анализируются методологические принципы системности, развития, личностного подхода к проблеме изучения активности. На основе различных теоретических подходов выделяются сущностные признаки активности, структурно-содержательные и функциональные компоненты, критерии оценки уровня сформированности, факторы, определяющие активность.

Теоретико-методологическими основами изучения активности выступают принципы системности, развития и личностного подхода к изучению данной категории. Согласно принципу системности, феномен активности раскрывается на психофизиологическом, психическом, общепсихологическом, социальном, субъектном уровнях в силе реагирования, темпераментальных характеристиках, чертах личности, особенностях межличностного общения, а также в специфике саморегуляции и разрешения постоянно возникающих задач и трудностей.

(Э.А. Голубева, А.И. Крупнов, В.М. Русалов, В.Д. Небылицын, В.Ф. Мерлин, Д.Б. Богоявленская, М.И. Лисина, Г.М. Андреева, Л.И. Анцыферова, В.И. Моросанова, Д.И. Фельдштейн, А.В. Петровский и др.). С точки зрения принципа системности В.А. Петровским выделяются три плана существования активности личности, которым соответствуют различные формы ее проявления. В интраиндивидуальном плане активность выступает в надситуативном выходе за рамки наличных требований. Интериндивидуальный план означает реализацию активности в поступках, ситуациях общения. Метаиндивидуальный план активности связан с вкладами человека, его деяниями.

Б.Ф. Ломовым активность понимается как особое качество субъекта деятельности, состоящее в интеграции его психологических возможностей, способностей, знаний и их направленности на достижение цели. При этом активность может рассматриваться как осуществление всех жизненных потребностей личности, к которым относятся стремление занять определенную позицию в обществе, получить признание и т.п.

Принцип системности реализуется в соотношении сложных по структуре психологических понятий «активность» и «деятельность» (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, А.Г. Асмолов, Д.Б. Богоявленская, Л.Ф. Алексеева и др.). В определении активности А.В. Петровского последняя рассматривается как реализация потребностей личности, как поиск предметов потребностей. Однако это не означает тождественность понятий активности и деятельности. Активность качественно присуща деятельности и имеет более сложную структурную организацию.

Активность определяет деятельность, мотивы, цели, направленность и желания личности, исходит из потребности в самой деятельности. Таким образом, принципиальное различие данных категорий связано с опосредованностью потребности в активности по сравнению с потребностью в деятельности. Активность определяет направленность деятельности, является ее движущей силой. Она возникает как жизненное образование личности, осознающей, что все необходимое от общества субъект получает посредством своей деятельности. Принцип системной организации активности, таким образом, обусловливает ее реализацию на различных уровнях психики человека от психофизиологического до субъектного, в интра-, интер- и метапсихическом планах существования личности, а также в соотношении активности и деятельности.

Изменение активности в фило- и онтогенетическом аспектах согласуется с принципом развития. Накопление специфического для человека социального опыта в ходе истории общества, в процессе протекания отдельной жизни личности осуществляется не только благодаря активному взаимодействию со средой, но и ее преобразованию со стороны человека. В процессе онтогенеза в связи с ростом самосознания и самоопределения личности возрастает роль преобразовательной способности активности, а также ее отдельных структурно-содержательных и функциональных компонентов. В рамках возрастной психологии накоплено достаточно большое количество фактов, дающих представление о развитии активности личности (Л.С. Выготский, Н.С. Лейтес, М.И. Лисина, Ю.А. Миславский, Л.И. Божович, Д.Б. Эльконин и др.). В процессе деятельности на каждом последующем этапе развития личности формируются, трансформируются, закрепляются определенные способы взаимодействия человека с окружающим миром, его мировоззрение и видение себя активным/пассивным в той или иной сфере жизни (интеллектуальной, коммуникативной, творческой и т.п.). Юношеский возраст, по мнению ряда авторов, представляет собой ту ступень, на которой происходит формирование личностного самоопределения (Э. Эриксон, Д.Б. Эльконин, А.Г. Асмолов, Д.И. Фельдштейн, И.С. Кон и др.). От эффективности решения задачи становления субъекта активности на данном этапе будет зависеть дальнейший жизненный путь человека, что непосредственно отражается в принципе личностного подхода к изучению активности.

Феномен активности неодинаково проявляется в том, насколько целостно личность моделирует саму себя, свою жизнь (С.Л. Рубинштейн, А.В. Брушлинский, К.А. Абульханова-Славская, Г.С. Арефьев, В.И. Дружинин, В.В. Знаков, Д.В. Ушаков, В.Л. Хайкин и др.). Именно в системе общения и взаимоотношений с окружающим миром, другими людьми формируются не только основные способы совладания с трудностями жизни, которые делают личность более сильной, активной, но и формируют, изменяют субъективный образ мира. С точки зрения принципа личностного подхода во главу угла встает идея о самодвижении активности личности, которое не только видоизменяет окружающую действительность, но и способствует саморазвитию человека.

Особое значение принцип личностного подхода к изучению активности приобретает в исследовании преодоления стрессовых для человека ситуаций, причем не только в экстремальных условиях, но и в повседневной жизни, на протяжении которой складывается упорядоченная система представлений, отношений к миру и себе. Именно в процессе преодоления человеком обыденных ситуаций и более сложных стрессовых условий формируется определенная жизненная позиция личности, становится более зрелым представление о происходящем и о самой себе.

Развитие, таким образом, это не только уровень и качество психических процессов, но и конструктивный творческий характер способа жизни. Исследование структурно содержательных и функциональных компонентов активности является поиском тех оснований, которые оказываются связанными с успешным совладанием со стрессовыми ситуациями повседневной жизни, когда личность способна балансировать между внешней необходимостью и собственными желаниями, выходить за рамки ситуации и находить принципиально новые, творческие решения, тем самым изменяя действительность и саму себя.

Категория «активность» трактуется неоднозначно в сфере философии, права, социологии, психологии и других антропологических науках. Она раскрывается посредством родственных или противоположных по значению понятий активации, поведения, деятельности, реактивности, пассивности. Изучая активность, ученые говорят об определенной конкретной деятельности индивида, состоянии, противоположном пассивности, инициативности, т.е. явлении, противоположном реактивности (В.Д. Небылицын, А.И. Крупнов, Б.А. Вяткин и др.).

Активность рассматривается как сложное психологическое образование, включающее в себя определенные компоненты. На основе анализа различных подходов (А.В. Брушлинского, К.А. Абульхановой-Славской, В.Л. Хайкина, Л.И. Анцыферовой, А.И. Крупнова, Д.Б. Богоявленской и др.) нами выделяются структурно-содержательные и функциональные компоненты активности личности:

– содержательно-когнитивный (система усвоенных и осознанных знаний о сущности активности, представление о себе как об активном субъекте, принятие на себя ответственности за происходящее);

– деятельностно-мотивационный (движущая сила активного поведения, то, ради чего выполняется та или иная деятельность);

– оценочно-поведенческий (уровень выраженности активности в поведении, оценка и контроль поведенческих усилий в процессе реализации активности);

– личностно-результативный (степень личностной значимости активности, уровень продуктивности усилий по преодолению наличных условий ситуации).

В настоящее время наиболее разработанными являются следующие сферы исследования активности: психическая, поведенческая, когнитивная, умственная, коммуникативная, интеллектуальная, трудовая, творческая, социальная, познавательная, а также надситуативная и субъектная активность. Последние два типа активности представляют особый интерес, т.к. связаны с преодолением фрустрирующих условий повседневных стрессовых ситуаций. Более глубокое изучение выделенных нами структурно-содержательных и функциональных компонентов активности и их проявления в процессе преодоления стрессовых ситуаций позволит получить данные об основных маркирующих переменных в активности личности, а также об особенностях ее проявления в юношеском возрасте.

В качестве оценки уровня сформированности активности в нашем исследовании выступают: на уровне содержательно-когнитивного компонента локус контроля и принятие на себя ответственности в ситуации фрустрации;

на уровне деятельностно мотивационного компонента мотивация к успеху/избеганию неудачи, а также ориентация на действие или состояние;

на уровне оценочно-поведенческого компонента поведенческие стратегии преодоления стрессовой ситуации, а также контроль активности при ее планировании, реализации и в случае неудачи;

на уровне личностно-результативного компонента продуктивность/непродуктивность активности в процессе разрешения повседневных стрессовых ситуаций.

Во второй главе «Эмпирическое изучение особенностей активности учащихся юношеского возраста» содержится описание основных этапов и процедуры исследования, а также представлены результаты сравнительного, корреляционного, факторного анализа в проявлении структурно-содержательных компонентов активности личности.

Распределение копинг- стратегий по методике Э.Хайма 100 90 Степень выраженности признака 77 77 80 71 продукт ивные ст рат егии 70 61 46 от носит ельно 50 41 продукт ивные 40 ст рат егии 31 31 27 26 30 непродукт ивные 18 17 16 16 ст рат егии 20 13 Н Н Н Н Н Н МТ Т Т Т МТ Т М СМ УД УД УД СМ М УД УД УД иС иС иС иС иР иР иР иР иР иР и и шк шк шк ош ош ош шк шк шк ош ош ош ву ву ву юн юн юн ву ву ву юн юн юн де де де де де де Когнитивная сфера Эмоциональная сфера Поведенческая сфера Рис. 1. Сравнительная диаграмма средних значений в выборке юношей и девушек 17-23 лет по методике «Определение индивидуальных копинг-стратегий» Э. Хайма.

В результате сравнительного анализа по распределению признака на уровне содержательно-когнитивного компонента активности наблюдаются значимые различия в локусе контроля (X20,010=11,67), при разделении общей выборки на две возрастные группы выявлены гендерные различия по направленности реакции (X20,002=12,18), означающие, что девушки 19-23 лет чаще, чем юноши ощущают ответственность за происходящее. На уровне деятельностно-мотивационного компонента наблюдаются различия в объединенной выборке по шкале ориентации на действие/состояние (X20,01=11,08). В исследуемой выборке количество юношей с ориентацией на действие выше, чем девушек. При разделении выборки на две возрастные группы выявлены различия в мотивации к избеганию неудачи у юношей и девушек 19-23 лет (X20,026=40,41) с более высокими показателями у последних. На уровне оценочно-поведенческого компонента наблюдаются гендерные различия в контроле за действием при неудаче (X20,001=36,41) с более высокими результатами по шкале у юношей. Выявлены различия в выборе испытуемыми стратегии поиска социальной поддержки (X20,001=41,24), при которых средние показатели по шкалам присущи скорее юношам, высокие девушкам. При разделении выборки на две возрастные группы наблюдаются значимые различия между юношами и девушками 19-23 лет по шкале направленности реакции в ситуации препятствия (X20,05=5,74).

Юноши старшей группы в стрессовой ситуации, связанной с принятием решения о преодолении трудности, чаще реагируют на нее, обвиняя в случившемся окружающих. В ситуации обвинения обнаружены те же различия по распределению типа реагирования (X20,03=6,75) и направленности реакции (X20,04=6,48) между юношами и девушками 19-23 лет. Если юноши чаще проявляют экстрапунитивное поведение, то девушки уходят от разрешения проблемы к самообвинению. В выборке учащихся 17-18 лет наблюдаются гендерные различия по шкале бегства – избегания (X20,002=41,72) с более высокими значениями по шкале у девушек.

Как показано на рис. 1, в когнитивной сфере юноши 17-18 лет используют продуктивное совладание чаще, чем девушки (X20,035=6,69). В эмоциональной сфере в младшей возрастной группе юноши по сравнению с девушками в большей мере выражают уверенность в выходе из трудной ситуации (X20,027=7,26).

Для исследования групп испытуемых объединенной выборки, ориентированных с точки зрения деятельностно-мотивационного компонента на действие/состояние, использовался t-критерий Стьюдента, что отражено в таблице 1.

Выявлено, что на уровне содержательно-когнитивного компонента активности наблюдаются различия в интернальном локусе контроля между двумя группами испытуемых (t=5,65 при p0,001). Экстернальный локус у ориентированных на состояние участников исследования выше, чем у ориентированных на действие учащихся (t=5,77 при p0,001). В группе испытуемых, ориентированных на состояние, среднее значение по шкале принятия ответственности выше, чем у испытуемых, ориентированных на действие (t=3,17 при p0,002).

На уровне деятельностно-мотивационного компонента выявлены различия по шкале мотивации к избеганию (t=2,25 при p0,025). На уровне оценочно поведенческого компонента ориентированные на действие испытуемые имеют более высокий балл по шкале разрешения проблемы (t=3,01 при p0,003), в то время как у ориентированных на состояние участников выявлен более высокий балл по поиску социальной поддержки (t=3,31 при p0,001) и избеганию (t=3,44 при p0,001).

Наблюдается более высокий средний балл по шкалам принятия ответственности (t=3,17 при p0,002) и бегства – избегания (t=4,58 при p0,001) у испытуемых с ориентацией на состояние. У участников выборки с ориентацией на действие выявлен более высокий средний балл по планированию решения (t=3,24 при p0,001).

Таблица 1.

Сравнение групп испытуемых 17-23 лет, ориентированных на действие (ОД) и состояние (ОС), с точки зрения деятельностно-мотивационного компонента активности личности* t-критерий Среднее Уровень Шкала F ОД/ОС значение Стьюдента значимости ОД Интернальный 12,2 5,613, 2, локус контроля ОС 10,6 5,651, Экстернальный ОД 10,8 -5,773, 2, локус контроля ОС 12,4 -5,810, Разрешение ОД 8,9 3,011, 1, проблемы ОС 8,3 2,999, Поиск социальной ОД 7,1 -3,309, 8, поддержки ОС 7,9 -3,339, Избегание ОД 4,7 -3,436,, проблемы ОС 5,3 -3,454, ОД 16,8 1,859, Мотивация к успеху, ОС 16,1 1,862, Мотивация к ОД 13,3 -2,250,, избеганию неудачи ОС 14,3 -2,250, ОД 10,3 -,365, Конфронтация 2, ОС 10,4 -,367, ОД 9,8,504, Дистанцирование, ОС 9,6,505, ОД 12,2,408, Самоконтроль, ОС 12,1,410, Принятие ОД 6,9 -3,155, 1, ответственности ОС 7,6 -3,174, Бегство – избегание ОД 11,7 -4,575, 2, проблемы ОС 13,3 -4,602, Планирование ОД 11,9 3,241,, решения ОС 10,9 3,240, Положительная ОД 11,8 -1,817,, переоценка ОС 12,3 -1,817, *Значения, выделенные полужирным шрифтом, соответствуют значимо различающимся переменным.

При аналогичном разделении испытуемых объединенной выборки на уровне деятельностно-мотивационного компонента на низко- и высокомотивированных к успеху, а также избеганию неудачи выявлено, что высокомотивированные к успеху испытуемые в большей мере чувствуют авторскую позицию, контролируют активность на этапе планирования, регулируют эмоциональное состояние и склонны к большему противостоянию происходящим событиям, оптимистическому взгляду на возникшую проблему. Высокомотивированные к избеганию неудачи испытуемые склонны к принятию на себя ответственности, они в меньшей степени способны контролировать ситуацию в случае неудачи, выбирают более разумные стратегии поведения, разрешая проблемы, скорее, осторожно, чем наступательно.

В результате корреляционного анализа выявлены связи, наиболее примечательными из которых на уровне содержательно-когнитивного компонента являются корреляции между интернальным локусом контроля и экстрапунитивной направленностью реакции (S0.01= -0,132), а также типом реагирования с фиксацией на защите Я (S0.01= -0,145), экстернальным локусом контроля и поиском социальной поддержки (S0.05=0,107). На уровне деятельностно-мотивационного компонента выявлены связи между мотивацией к избеганию неудачи и разрешением проблемы (S0.01=0,156), а также мотивацией к избеганию неудачи и положительной переоценкой ситуации (S0.05=0,113). На уровне оценочно-поведенческого компонента установлена корреляция между самоконтролем и разрешением проблемы (S0.01=0,135), а также самоконтролем и избеганием проблемы (S0.01=0,178). Таким образом, активное совладание связано на уровне содержательно-когнитивного компонента с интрапунитивной направленностью реакции, готовностью к принятию на себя ответственности. На уровне деятельностно-мотивационного компонента разрешение проблемы предполагает мотивацию к успеху, но, с другой стороны, связано с мотивацией к избеганию неудачи, что характерно для более разумных, предвидящих негативные последствия испытуемых. На уровне оценочно-поведенческого компонента активно совладающие со стрессовой ситуацией испытуемые способны лучше контролировать деятельность на этапе ее планирования и реализации.

Факторный анализ с использованием метода главных компонент и вращения Varimax позволил на уровне личностно-результативного компонента выделить факторы, связанные с продуктивным, относительно продуктивным и непродуктивным преодолением стрессовой ситуации в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах, а также провести общую факторизацию переменных активности, отраженную в таблице 2. Рассмотрим факторы продуктивных и непродуктивных стратегий преодоления стрессовых ситуаций как наиболее яркие признаки проявления активности личности на уровне личностно-результативного компонента.

Первый фактор продуктивного преодоления стрессовой ситуации в когнитивной сфере (фактор усилия по изменению ситуации) нагружают поиск социальной поддержки (0,595), бегство – избегание (0,727), принятие ответственности (0,646), положительная переоценка (0,670), конфронтация (0,627), дистанцирование (0,598) и самоконтроль (0,593). Второй фактор самостоятельного активного разрешения ситуации включает в себя интернальный локус (0,796), экстернальный локус (-0,753), стратегию разрешения проблемы (0,525), планирование решения (0,544). Третий фактор программирования успешного исхода ситуации нагружается мотивацией к успеху (0,577), мотивацией к избеганию неудачи (-0,729), контролем за действием при планировании активности (0,569). Первый фактор непродуктивного преодоления стрессовой ситуации в когнитивной сфере (фактор бегства от активного разрешения проблемы) составляют экстернальный локус (-0,864), интернальный локус (0,864) избегание проблемы (0,645), контроль за действием при планировании активности (-0,576) и в случае неудачи (-0,529). Второй фактор интенсивной фиксации на успешном исходе ситуации нагружается стратегией разрешения проблемы (0,628), самоконтролем (0,553), планированием решения (0,725) и положительной переоценкой (0,602), а также мотивацией к успеху (0,559) и избеганию неудачи (0,505). Третий фактор оборонительно-наступательного взаимодействия составляют поиск социальной поддержки (0,719), конфронтация (0,546) и принятие ответственности (0,514).

Таблица 2.

Факторная структура групп испытуемых с продуктивными, относительно продуктивными и непродуктивными стратегиями преодоления стрессовой ситуации Относительно Продуктивные Непродуктивные Сфера продуктивные стратегии стратегии стратегии фактор усилия по фактор самоизоляции в фактор бегства от изменению ситуации процессе совладания активного разрешения Когнитивная проблемы фактор самостоятельного фактор активного фактор интенсивной Сфера активного разрешения контроля деятельности фиксации на успешном ситуации на этапе планирования исходе ситуации фактор программирования фактор фиксации на фактор оборонительно успешного исхода ситуации помощи со стороны наступательного взаимодействия фактор усилия по фактор усилия по фактор самоизоляции в изменению ситуации изменению ситуации процессе совладания Эмоциональная фактор позитивной оценки фактор уверенности в фактор интенсивной успешности разрешения своих силах фиксации на успешном сфера проблемы исходе ситуации фактор значимости фактор фиксации на фактор фиксации на происходящего вовне ответственности со помощи со стороны слабым контролем активности фактор усилия по фактор оборонительно- фактор защитной Поведенческая сфера изменению ситуации наступательного рационализации взаимодействия фактор активного фактор самостоятельного фактор планирования взаимодействия с контроля при решения без учета принятием на себя составлении плана и внешних условий ответственности несоответствии ему фактор активной регуляции фактор саморегуляции фактор процесса деятельности при разрешении наступательного проблемы взаимодействия фактор усилия по фактор усилия по фактор бегства от изменению ситуации изменению ситуации активного разрешения Общая структура проблемы фактор самостоятельного фактор самостоятельного фактор защитной активного разрешения активного разрешения рационализации ситуации ситуации фактор активного контроля фактор фиксации на фактор фиксации на планируемой и помощи со стороны и помощи со стороны совершаемой деятельности чувстве безопасности Первый фактор продуктивного преодоления стрессовой ситуации в эмоциональной сфере (фактор усилия по изменению ситуации) нагружается конфронтацией (0,643), дистанцированием (0,65), самоконтролем (0,518), поиском социальной поддержки (0,706), принятием ответственности (0,541), бегством – избеганием (0,705). Он показывает, что для продуктивного эмоционального разрешения проблемы необходим широкий диапазон возможных стратегий, играющих роль диагностирования негативных эмоций и продуцирования позитивных.

Второй фактор позитивной оценки успешности разрешения проблемы включает в себя планирование решения (0,693), положительную переоценку (0,604), мотивацию к успеху (0,611), разрешение проблемы (0,604). Третий фактор значимости происходящего вовне нагружается шкалами контроля за действием в случае неудачи ( 0,554), интернальным локусом (-0,857) и экстернальным локусом (0,857). Первый фактор непродуктивного совладания в эмоциональной сфере (фактор самоизоляции в процессе совладания) включает избегание проблемы (0,598), дистанцирование (0,541), самоконтроль (0,736), принятие ответственности (0,558), положительную переоценку (0,685) и планирование решения (0,518). Второй фактор интенсивной фиксации на успешном исходе ситуации состоит из интернального локуса контроля (0,808), экстернального локуса (-0,808), разрешения проблемы (0,583), мотивации к успеху (0,521), контроля за действием при планировании (0,519). Третий фактор, включающий в себя поиск социальной поддержки (0,831), а также контроль за деятельностью в случае неудачи (-0,45), мы определили как фактор фиксации на помощи со стороны.

Первый фактор продуктивного преодоления стрессовой ситуации в поведенческой сфере нагружается конфронтацией (0,748), самоконтролем (0,669), бегством – избеганием (0,599), планированием решения (0,689), положительной переоценкой (0,776), поэтому он получил название фактора усилия по изменению ситуации. Второй фактор активного взаимодействия с принятием на себя ответственности включает в себя поиск социальной поддержки (0,659) и стратегию принятия на себя ответственности (0,629). Третий фактор активной регуляции процесса деятельности нагружается интернальным локусом (0,859), экстернальным локусом (-0,842), контролем за действием при реализации активности (0,513). Первый фактор непродуктивного преодоления стрессовой ситуации в поведенческой сфере нагружается избеганием проблемы (0,502), самоконтролем (0,648), дистанцированием (0,529) и положительной переоценкой ситуации (0,617), поэтому он определятся нами как фактор защитной рационализации. Второй фактор планирования решения без учета внешних условий включает в себя интернальный локус контроля (0,868), экстернальный локус контроля (-0,868), разрешение проблемы (0,562) и планирование решения (0,547). Третий фактор наступательного взаимодействия состоит из поиска социальной поддержки (0,802) и мотивации к успеху (0,623).

Факторы общей продуктивности совладания показывают, что активность личности обусловливается на уровне содержательно-когнитивного компонента принятием на себя ответственности и осознанием авторской позиции. На уровне деятельностно-мотивационного компонента для продуктивного преодоления стрессовой ситуации требуется ориентация на действия с готовностью к их изменению, а также позитивное принятие возможного несовпадения реального и ожидаемого результата. На уровне оценочно-поведенческого компонента необходим широкий диапазон стратегий, постоянный контроль активности с тем, чтобы последняя отвечала требованиям среды и способствовала ее адекватному восприятию.

На уровне личностно-результативного компонента продуктивное совладание выражается в успешном разрешении проблемной ситуации и благоприятной эмоциональной обстановке в среде ее участников.

В третье главе «Выявление маркирующих переменных проявления активности учащихся юношеского возраста» представлены результаты дискриминантного, дисперсионного и регрессионного анализа в проявлении структурно-содержательных компонентов активности личности. Описаны направления психокоррекционной работы с дезадаптивными проявлениями активности.

Для поиска переменных, принадлежащих к двум непересекающимся по уровню активности группам, и описания различий между существующими классами был проведен дискриминантный анализ. При разделении испытуемых на уровне оценочно поведенческого компонента активности на участников исследования с высоким и низким уровнем стратегии разрешения проблемы в дискриминантное уравнение вошли переменные поиска социальной поддержки (0,25), мотивации к избеганию неудачи (0,173), мотивации к успеху (0,386), типа реагирования с фиксацией на препятствии (-0,246), интернального локуса (0,318), контроля за действием при планировании (0,12), а также реализации активности (0,358), планирования решения (0,532) и принятия ответственности (0,164). Выявлено, что испытуемые с высоким уровнем разрешения проблемы на уровне содержательно-когнитивного компонента активности лучше чувствуют свою авторскую позицию. На уровне деятельностно мотивационного компонента они, с одной стороны, мотивированы на успех, но, с другой стороны, характеризуются разумным ориентированием на минимальный риск.

На уровне оценочно-поведенческого компонента испытуемые данной группы способны лучше контролировать активность на этапе планирования и при реализации деятельности.

При разделении испытуемых на уровне оценочно-поведенческого компонента на участников с высоким и низким уровнем избегания проблемы в дискриминантное уравнение вошли контроль за действием при неудаче (0,647), самоконтроль (-0,484), планирование решения (0,659), положительная переоценка ситуации (-0,496).

Полученные данные означают, что для испытуемых с высоким уровнем избегания проблемы характерна большая склонность к самоконтролю. В результате дискриминантного анализа подтверждается выдвинутое положение о том, что у участников исследования с высоким уровнем пассивности в разрешении стрессовой ситуации происходит положительная переоценка случившегося, основанная на защитной рационализации. Способность контролировать деятельность в случае ее несоответствия плану, а также планирование решения в выборке юношей и девушек с высоким уровнем избегания проблемы является более слабо выраженным по сравнению с испытуемыми с низким уровнем избегания.

Для дальнейшего исследования различий между выборками испытуемых, а также поиска переменных, лежащих в основе неодинакового уровня выраженности активности, нами использовался двухфакторный дисперсионный анализ. Его результаты отражены в таблице 3.

Установлено, что на планирование решения значимо влияют оба фактора: пола и места обучения испытуемого. В выборке девушек при переходе от более младшей выборки к старшей происходит резкое возрастание по шкале планирования решения, в то время как среди юношей наблюдается незначительное снижение по данной переменной. Полученные результаты, возможно, объясняются тем, что в изучаемый нами возрастной период при высокой интеллектуальной активности у девушек происходит возрастание рациональной оценки собственной деятельности, что сказывается на увеличении показателя планирования решения в стрессовой ситуации.

Таблица 3.

Оценка совместного влияния факторов пола и места обучения при проведении MANOVA* Совместное влияние факторов пола и места учебы Шкала Средний Уровень Частн.

SS F значимости Eta квадрат Контроль за действием при 1,581 1,581,329,566, планировании Контроль за действием при,050,050,008,929, реализации активности 45,363 45,363, 4,36, Интернальный локус контроля 40,083 40,083, 3,84, Экстернальный локус контроля Избегание проблемы 3,556 3,556,870,352, Мотивация к успеху 20,567 20,567 1,34,247, Конфронтация 3,728 3,728,493,483, Дистанцирование,073,073,009,926, Самоконтроль 6,782 6,782,685,408, 45,363 45,363, 4,25, Поиск социальной поддержки 31,000 31,000, 5,17, Принятие ответственности 109,454 109,454, 11,4, Планирование решения Тип реагирования с фиксацией на 1,067 1,067,078,780, препятствии Импунитивная направленность 49,065 49,065 3,57,060, реакции *Значения, выделенные полужирным шрифтом, соответствуют переменным, совместное влияние факторов на которые является значимым.

Результаты дисперсионного анализа по шкале принятия на себя ответственности свидетельствуют, что в выборке юношей наблюдается резкое возрастание признака при переходе от испытуемых СМТ к студентам РУДН. Это может говорить о возрастании степени личностной зрелости у юношей, обучающихся в университете, по сравнению с испытуемыми среднего учебного заведения. Кроме того, полученные данные подтверждают мысль о более низком уровне саморефлексии у младшей подгруппы юношей. В отличие от юношеской выборки, в группе девушек не наблюдается столь резких различий в принятии ответственности, что может означать более раннее формировании у них чувства ответственности.

Для проверки предположения о нелинейной зависимости между положительной переоценкой ситуации и избеганием проблемы как проявлением пассивных стратегий поведения на уровне оценочно-поведенческого компонента был проведен простой регрессионный анализ, результаты которого показаны на рисунке 2.

Оценка криволинейности распределения зависимости избегания проблемы от положительной переоценки (R2=0,029 при p0,001) показывает, что при низком уровне положительной переоценки ситуации, когда личность оказывается неспособной к позитивному истолкованию произошедшего, наблюдается высокий уровень избегания проблемы. Последнее связано с невозможностью сознательной переработки информации и вызывает бегство от травмирующего источника для восстановления внутреннего баланса. В то же время в ситуации завышенной положительной переоценки ситуации выявлен высокий уровень избегания проблемы, что свидетельствует о защитной компенсаторной оценке препятствия, когда субъект оказывается неспособным к адекватному восприятию сложности и не готов адаптироваться к новым условиям. Получается, что с низким уровнем избегания проблемы связан некий оптимальный уровень положительной переоценки ситуации, означающий готовность к поиску положительной стороны в происходящем, адекватность восприятия потенциальных и реальных угроз.

Рис. 2. График, демонстрирующий линейную и криволинейную тенденцию в распределении данных по шкалам избегания проблемы и положительной переоценки.

Оценка криволинейности распределения зависимости разрешения проблемы от уровня мотивации к успеху (R2=0,096 при p0,0001) означает, что очень низкий и высокий уровень мотивации к успеху является дезадаптивным и препятствует активному разрешению проблемы, что согласуется с куполообразной кривой, отражающей закон об оптимуме мотивации Йеркса-Додсона. Для осуществления деятельности, в том числе связанной с разрешением проблемы, необходим достаточно высокий уровень мотивации к успеху. Однако при ее слишком высокой выраженности происходит фиксация на конкретном результате, усиливается напряжение, вследствие чего эффективность активности ухудшается.

В результате множественного регрессионного анализа выявлены предикторы, влияющие на выраженность разрешения проблемы. Наибольший вклад в уравнение регрессии вносит шкала планирования решения, далее следуют мотивация к успеху, интернальный локус, контроль за действием при реализации активности и мотивация к избеганию неудачи. При этом данные переменные объясняют 92% дисперсии по шкале разрешения проблемы. Полученные результаты означают, что наибольший вклад в разрешение проблемы вносит умение тщательно планировать решение.

Наиболее вероятным является тот факт, что испытуемые с высоким уровнем мотивации к успеху, интернальным локусом контроля, а также контролем за действием при реализации активности будут более успешно разрешать проблемные ситуации. Шкала мотивации к избеганию неудачи также является предиктором уравнения регрессии и обусловливает 14% дисперсии, что означает ее связь с более осторожным копингом. Данные, полученные в результате регрессионного анализа, частично согласуются с коэффициентами дискриминантного уравнения.

В диссертационном исследовании также представлены направления коррекционной работы с дезадаптивными проявлениями активности в процессе преодоления стрессовых ситуаций на примере адаптации к образовательной среде.

диссертации сформулированы следующие выводы, В Заключении подтверждающие гипотезы исследования и положения, выносимые на защиту:

1. Обосновано, что структуру активности личности составляют содержательно когнитивный, деятельностно-мотивационный, оценочно-поведенческий и личностно результативный компонент, определенным образом связанные друг с другом и по разному проявляющиеся в возрастных подгруппах юношеского возраста.

2. Установлено, что в подгруппах испытуемых, ориентированных на уровне деятельностно-мотивационного компонента на действие или состояние, наблюдаются значимые различия по экстернальному локусу контроля, а также принятию ответственности на уровне содержательно-когнитивного компонента.

Средние значения по данным шкалам в подгруппе ориентированных на состояние испытуемых являются более высокими по сравнению с юношами и девушками, ориентированными на действие. На уровне деятельностно-мотивационного компонента у испытуемых, ориентированных на состояние, выявлен более высокий средний балл по шкале мотивации избегания проблемы. На уровне оценочно поведенческого компонента активности личности наблюдаются различия в использовании стратегии разрешения проблемы, поиска социальной поддержки и избегания проблемы. Ориентированные на действие испытуемые имеют более высокий средний балл по шкале разрешения проблемы, планирования решения, в то время как у ориентированных на состояние юношей и девушек выявлен более высокий средний балл по поиску социальной поддержки и избеганию проблемы.

3. Показано, что факторная структура группы испытуемых с продуктивным совладанием со стрессовой ситуацией в когнитивной сфере состоит из фактора усилия по изменению ситуации, фактора самостоятельного активного разрешения ситуации и фактора программирования успешного исхода ситуации. Факторную структуру группы испытуемых с продуктивным совладанием в эмоциональной сфере составляют фактор усилия по изменению ситуации, фактор позитивной оценки успешности разрешения проблемы, фактор значимости происходящего вовне. В факторную структуру группы испытуемых с продуктивным совладанием в поведенческой сфере входят фактор усилия по изменению ситуации, фактор активного взаимодействия с принятием на себя ответственности, фактор активной регуляции процесса деятельности.

4. Определены значимые переменные, маркирующие испытуемых с активным и пассивным преодолением препятствий: интернальный локус контроля на уровне содержательно-когнитивного компонента, мотивация к успеху и мотивация к избеганию неудачи на уровне деятельностно-мотивационного компонента, поиск социальной поддержки, принятие ответственности, планирование решения, тип реагирования с фиксацией на препятствии, контроль за действием при планировании и реализации активности на уровне оценочно-поведенческого компонента.

5. Установлено, что сочетание факторов пола и места обучения испытуемых оказывает значимое влияние на проявление активности на уровне содержательно когнитивного и оценочно-поведенческого компонентов, что отражается в различиях по шкалам локуса контроля, поиска социальной поддержки, принятия ответственности, планирования решения.

6. Выявлено, что на процесс разрешения проблемы как показатель активности на уровне содержательно-когнитивного компонента оказывает влияние интернальный локус контроля, т.е. осознание субъектом собственной роли в жизненном пути. На уровне деятельностно-мотивационного компонента активности для продуктивного разрешения проблемы необходим высокий уровень мотивации к успеху при одновременно осторожном, разумном копинге. На уровне оценочно-поведенческого компонента активности в уравнение регрессии по переменной разрешения проблемы входит высокий уровень планирования решения, а также контроля за действием при реализации активности. Переменные, входящие в регрессионное уравнение, объясняют приблизительно 92% дисперсии по шкале разрешения проблемы.

7. Предложены направления психокоррекционной работы с дезадаптивными испытуемыми юношеского возраста. Перспективой исследования является апробация психологических программ по развитию активности в процессе преодоления стресса на примере процесса адаптации к образовательной среде на базе РУДН.

Основные положения и результаты исследования изложены в следующих публикациях автора:

1. Медведская Т.С. К проблеме структурно-содержательных и функциональных компонентов активности личности в стрессовой ситуации // Вестник РУДН. Серия: Психология и педагогика. 2009. № 4. С. 8488.

2. Медведская Т.С. Активность личности: структурные компоненты и особенности их проявления // Вестник университета (Государственный университет управления). 2009. № 34. С. 6566.

3. Медведская Т.С. Взаимосвязь толерантности личности и особенностей психологической адаптации китайских студентов // Вестник РУДН. Серия:

Психология и педагогика. 2010. № 1. С. 8993.

4. Медведская Т.С. Структурно-функциональная модель активности личности // Вестник университета (Государственный университет управления).

2010. № 15. С. 4850.

5. Медведская Т.С. Активность личности и ее роль в жизнедеятельности (на основе анализа работ К.А. Абульхановой-Славской) // Психолого-педагогические аспекты формирования и развития личности: Материалы Межвузовских психологических чтений. 22 апреля 2004 / Сост. и науч. ред.: А.В. Иващенко, А.В.

Гагарин, И.А. Тютькова. М.: РУДН, 2004. С. 101102.

6. Медведская Т.С. Факторы, определяющие активность личности (на основе анализа работы В.Л. Хайкина «Активность (характеристики и развитие)») // Психолого-педагогические аспекты становления личности в современных условиях:

Материалы Межвузовских психологических чтений. 26 апреля 2005 / Сост. и науч.

ред.: А.В. Иващенко, А.В. Гагарин, Г.П. Иванова. М.: РУДН, 2005. С. 4143.

7. Медведская Т.С. Активность личности и ее важнейшие компоненты // Психолого-педагогические и эколого-психологические особенности формирования и развития личности в современном обществе: Материалы Межвузовских психологических чтений. 18 апреля 2006 / Сост. и науч. ред.: А.В. Иващенко, А.В.

Гагарин, Г.П. Иванова. М.: РУДН, 2006. С. 8486.

8. Медведская Т.С. Функциональные компоненты активности // Личность в современном обществе: Психолого-педагогические и эколого-психологические аспекты формирования и развития: Материалы Межвузовских психологических чтений. 24 апреля 2007 / Сост. и науч. ред.: А.В. Иващенко, А.В. Гагарин. М.:

РУДН, 2007. С. 5759.

9. Медведская Т.С. Особенности функциональных компонентов активности учащихся юношеского возраста // Фестиваль наук в РУДН: Сборник работ студентов победителей международных, всероссийских и университетских конкурсов, конференций, олимпиад. 2006-2007 гг. / Отв. ред. Н.С. Кирабаев. М.: РУДН, 2007.

С. 149158.

10. Медведская Т.С. Особенности когнитивного и поведенческого компонентов активности учащихся юношеского возраста // Личность в природе и обществе:

Материалы Межвузовских психологических чтений. 25 марта 2008 / Сост. и науч.

ред.: А.В. Иващенко, А.В. Гагарин, С.А. Степанов. М.: РУДН, 2008. С. 7576.

11. Медведская Т.С. Связь толерантности и адаптации китайских студентов к условиям чужой страны // Личность в межкультурном пространстве: Материалы III Международной конференции, посвященной столетию социальной психологии. Часть III, 20-21 ноября, 2008 Москва, РУДН. М.: РУДН, 2008. С. 161165.

12. Медведская Т.С. Особенности структурно-содержательных и функциональных компонентов активности личности в стрессовой ситуации // Личность в природе и обществе: Материалы Межвузовских психологических чтений. 21 апреля 2009 / Сост.

и науч. ред.: А.В. Иващенко, А.В. Гагарин, С.А. Степанов. М.: РУДН, 2009. С.

1921.

13. Медведская Т.С. Проблема психологической адаптации китайских студентов к России и обучению в РУДН // Высшая школа: опыт, проблемы, перспективы:

Материалы Международной научно-практической конференции. Москва, РУДН, 24 25 июня 2009 г. / Науч. ред. В.И. Казаренков. М.: РУДН, МАНПО, 2009. С.

131133.

14. Медведская Т.С. К проблеме развития этнокультурной компетентности в РУДН // Личность в межкультурном пространстве: Материалы IV Международной конференции, посвященной 50-летию РУДН. Часть I, 19-20 ноября, 2009, Москва, РУДН. М.: РУДН, 2009. С. 135138.

15. Медведская Т.С. Сравнительный анализ результатов проявления активности учащихся юношеского возраста // Сила сомнения радость познания: Сборник статей. Вып. 6. — М.: Изд-во МНЭПУ, 2010. С. 224231.

16. Медведская Т.С. Проявление активности личности в речевой деятельности студентов РУДН // Педагогика и психология как ресурс развития современного общества: Материалы Междунар. науч.-практ. конф., 79 октября 2010 г. / под ред.

Л.А. Байковой, Н.А. Фоминой, А.Н. Сухова;

РГУ имени С.А. Есенина. Рязань, 2010.

С. 437443.

17. Медведская Т.С. Активность и адаптационный потенциал личности // Высшая школа: опыт, проблемы, перспективы: Материалы Международной науч.-практ.

конф., 25-26 мая 2010. М.: РУДН, 2010. С. 201205.

18. Медведская Т.С. Активность в стрессовой ситуации (на примере процесса адаптации к инокультурной среде) // Актуальные проблемы этнопсихологии:

Материалы VI Межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, 30 марта 2010 г. М.: РУДН, 2010. С. 119124.

19. Медведская Т.С. Специфика активности личности как показателя адаптации к инокультурной среде // Адаптация и саморегуляция личности: Материалы Международной научно-практической конференции. Москва, РУДН, 21-22 сентября 2010. С. 211215.

20. Медведская Т.С. Особенности развития активности учащихся при создании оптимальных условий адаптации к инокультурной образовательной среде (на примере тренинговой работы с иностранными студентами РУДН) // Психологическое сопровождение образования: теория и практика: Материалы Всероссийской научно практической конференции 14-15 декабря 2010 г. / под ред. Л.М. Попова, Н.М.

Швецова. Йошкар-Ола, МОСИ, 2010. С. 232237.

21. Медведская Т.С. To the Tolerance in the Psychological Adaptation Context:

Foreign Students of Peoples’ Friendship University of Russia Example / Международная науч.-практ. конф. под эгидой ЮНЕСКО «РУДН Знанием объединимся. Итоги лет подготовки кадров для развивающихся стран мира», 3-6 февраля 2010 г. // http://conf.rudn.ru/unesco/materials/2sec/medvedskaya_eng.pdf.

Медведская Татьяна Сергеевна (Россия) Активность личности: сущностные признаки, структура и особенности проявления в юношеском возрасте Диссертация посвящена изучению специфики активности личности и особенностям ее проявления в юношеском возрасте с позиций субъектного подхода.

На основе интеграции работ различных авторов выделены содержательно когнитивный, деятельностно-мотивационный, оценочно-поведенческий и личностно результативный компоненты активности. Показана специфика их проявления в процессе разрешения повседневных стрессовых ситуаций. Проанализированы гендерные различия на уровне структурно-содержательных компонентов активности внутри подгрупп испытуемых младшего и старшего юношеского возраста. Выявлены факторы продуктивных, относительно продуктивных и непродуктивных стратегий преодоления стрессовых ситуаций в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах. Определены маркирующие переменные разрешения и избегания проблемы как оценки уровня сформированности активности на уровне оценочно поведенческого компонента. Разработаны основные направления психокоррекционной работы с представителями наиболее дезадаптивных типов активности с учетом особенностей юношеского возраста, а также гендерной специфики.

Tatyana S. Medvedskaya (Russia) The personal activity: essentials, structure and manifestation peculiarities in the youth age The thesis is devoted to the specific of the personal activity and the peculiarities of its manifestation in adolescence from the subjective approach standpoint. Based on integration of various authors it is identified substantially-cognitive, operative-motivational, appraisal behavioral and personal-productive activity components. It is shown the specificity of their occurrence in the process of resolving everyday stressful situations. It’s analyzed the gender differences on the level of structurally-substantial components of activity within the younger and older adolescents subgroups. It is revealed the factors of productive, relatively productive and unproductive strategies of stress overcoming in the cognitive, emotional, and behavioral spheres. It is defined the markers of problem’s resolution and avoidance as an appraisal of activity formation degree on the appraisal-behavioral component level. It is developed the guidelines of psycho-correctional work with the most maladaptive types of activity taking into account the peculiarities of adolescence as well as gender.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.