авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Гражданско-правовое регулирование организационных отношений

На правах рукописи

КИРСАНОВ Константин Александрович ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ Специальность 12.00.03 – гражданское право;

предпринимательское право;

семейное право;

международное частное право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Екатеринбург 2008 Диссертация выполнена на кафедре гражданского права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уральская государственная юридическая академия»

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор Гонгало Бронислав Мичиславович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Чеговадзе Людмила Алексеевна, кандидат юридических наук Сирота Екатерина Георгиевна

Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Самарский государственный университет»

Защита состоится 22 мая 2008 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д.212.282.01 Уральской государственной юридической академии по адресу: 620066, Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, зал заседаний совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии Автореферат разослан «» апреля 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор юридических наук, профессор В. И. Леушин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования.

Изучение проблемы гражданско-правового регулирования организационных отношений осуществлялось наукой гражданского права при общей характеристике предмета гражданского права, при выделении видов гражданско-правовых организационных отношений, а также в связи с рассмотрением отдельных правовых явлений, в рамках которых обретают свою правовую жизнь данные отношения. Концепция гражданско-правового регулирования организационных отношений была выдвинута на теоретическом уровне О. А.

Красавчиковым сорок лет тому назад1. Некоторые аспекты организационных отношений, отдельные юридические конструкции и гражданско-правовые организационные отношения подверглись самостоятельному анализу в целом ряде диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук (Невзгодина Е. Л., Свердлык Г. А., Стрельникова Г. И.

и др.).

Произошедшие за последние десятилетия коренные социально-экономические преобразования, повлекшие за собой изменения в гражданском законодательстве, появление нового научного интереса к целому ряду правовых явлений (например, к корпоративным правоотношениям) при отсутствии в науке гражданского права цельного диссертационного исследования, посвященного правовому регулированию организационных отношений, вызывают потребность в теоретическом осмыслении и практическом анализе целого ряда вопросов, касающихся гражданско-правовых организационных отношений.

Актуальность научной разработки темы предпринятого исследования, в частности, проявляет себя в следующем.

Вопрос об отношениях, входящих в предмет гражданского права, представляет собой, безусловно, один из ключевых и одновременно неоднозначных вопросов в теории гражданского права, несмотря на казалось бы достаточную степень его научной разработанности.

В цивилистической науке устоявшийся, едва ли не непререкаемый, характер обрела позиция относительно предмета гражданского права, трансформировавшаяся в положение действующего гражданского законодательства. В соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) к отношениям, регулируемым гражданским См.: Красавчиков О. А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право, 1966. № 10. С. 50-57;

Он же. Структура предмета гражданско-правового регулирования социалистических общественных отношений // Теоретические проблемы гражданского права: Сб. учен.тр. Вып. 13. Свердловск, 1970.

законодательством, относятся имущественные отношения и личные неимущественные отношения, как связанные, так и не связанные с имущественными отношениями.

В настоящее время участники гражданского оборота нередко вступают в такие отношения, которые, с одной стороны, возникают в сфере гражданского права и могут быть отнесены к предмету гражданского права, а с другой стороны в силу их специфики, безусловно, не являются ни имущественными, ни личными неимущественными отношениями. В качестве таких общественных отношений выступают, в частности, организационные отношения. Следует отметить, что данные отношения, возникающие и функционирующие в обществе в условиях рыночной экономики, безусловно, отличаются от тех организационных отношений, которые складывались в нашем обществе в условиях системы командно-административной экономики. Это другие по своей сути организационные отношения, строящиеся абсолютно на иных принципах, не связанных, как это было ранее, с принципами централизованного планирования и жесткой иерархичности. В связи с изложенным обстоятельством представляется актуальным исследование самих организационных отношений, возникающих и развивающихся в нашем обществе в условиях современной рыночной экономики (социально-экономический аспект).

Перманентное усложнение динамично развивающихся общественных отношений между участниками гражданского оборота остро ставит вопрос о необходимости несколько иначе, с учетом современных реалий, взглянуть на структуру предмета гражданского права, что имеет своим неизбежным логическим следствием внесение соответствующих изменений в гражданское законодательство путем конкретизации общественных отношений, а также включение в предмет гражданского права иных, помимо указанных в ст. 2 ГК РФ, отношений.



Пунктом 1 ст. 17 Федерального закона от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» в абзац первый пункта 1 статьи 2 ГК РФ были внесены изменения. Речь, в частности, идет об изменении, в соответствии с которым гражданское законодательство определяет, в том числе, основания возникновения и порядок осуществления прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав). В ст. 1226 ГК РФ законодатель раскрывает содержание понятия «интеллектуальные права», к которым относятся исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие). Систематическое толкование приведенных статей позволяет говорить о том, что по поводу результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации между сторонами общественных отношений складываются имущественные отношения, а также личные неимущественные отношения и иные отношения.

Представляется своеобразной позиция законодателя относительно нормативно-правового обоснования принадлежности организационных отношений к числу тех общественных отношений, которые структурно входят в предмет гражданско-правового регулирования. В общей норме, содержащейся в ст. 2 ГК РФ, законодатель прямо не выделяет организационные отношения, ограничивая круг отношений, входящих в предмет гражданского права, только имущественными и личными неимущественными отношениями.

В то же время в целом ряде специальных норм, содержащихся в статьях ГК РФ и иных федеральных законов, законодатель конструирует такие гражданско-правовые нормы, посредством которых осуществляется правовое регулирование именно организационных отношений, а не имущественных или личных неимущественных отношений. Речь, в частности, идет о нормах, регулирующих общественные отношения по созданию либо реорганизации юридического лица, отношения представительства (ст. 182, 184 ГК РФ), отношения из предварительного договора (ст. 429 ГК РФ), из договора об организации перевозок (ст. 798 ГК РФ) и др. Такое взаимное сочетание общих и специальных норм гражданского права, посредством которых осуществляется закрепление субъективных прав и обязанностей организационного характера, представляет особый интерес в плане его исследования и определения единых подходов гражданско-правового регулирования организационных отношений (нормативно-правовой аспект).

Теоретическое обоснование принадлежности организационных отношений к числу отношений, входящих в качестве самостоятельного структурного элемента в предмет гражданского права, нашло свое неоднозначное восприятие в цивилистической науке.

Концепция гражданско-правовых организационных отношений послужила теоретической основой для анализа целого ряда правовых явлений в рамках многочисленных научных исследований, посвященных отношениям, связанным с созданием и функционированием юридических лиц (В. А. Захаров, А. В. Майфат);

отношениям, связанным с эмиссией ценных бумаг (А. С. Рогов, А. Ю. Синенко);

отношениям представительства (Е. Л. Невзгодина, К. И.

Скловский, Ю. Б. Носкова);

организационным отношениям, вытекающим из договоров поставки (А. М. Мартемьянова, Г. А. Свердлык);

отношениям по организации и проведению лотерей (Г. И. Стрельникова) и иным проблемам гражданско-правового характера.

Одновременно в науке гражданского права были высказаны критические замечания относительно отнесения организационных отношений к числу самостоятельного структурного элемента предмета гражданского права, имеющие в своей основе положение, согласно которому организованность представляет собой неотъемлемое свойство всех (в том числе имущественных) отношений, регулируемых гражданским правом (О. С. Иоффе, Ю. К.

Толстой, Н. Д. Егоров). Примечателен тот факт, что авторы, не разделяющие точку зрения о самостоятельном значении гражданско-правовых организационных отношений, проводят, тем не менее, дифференциацию правовых явлений, например, договоров на имущественные и организационные договоры либо отмечают преимущественно организационный характер отношений, складывающихся в некоторых юридических лицах, например, союзах и ассоциациях (Е. А. Суханов).

Теоретическое определение места организационных отношений в структуре предмета гражданского права на фоне неоднозначного подхода в науке к данным отношениям в рамках настоящей работы представляется необходимым (теоретический аспект).

Отмеченные обстоятельства и предопределили выбор темы диссертационного исследования.

Предмет исследования составляют организационные отношения как структурный элемент предмета гражданского права и гражданско-правовые организационные отношения, являющиеся результатом гражданско-правового регулирования организационных отношений.

Цель работы состоит в исследовании понятий «организационные отношения» и «гражданско-правовые организационные отношения», установлении соотношения данных понятий, их взаимосвязи и взаимозависимости, определении места организационных отношений в структуре предмета гражданского права, выявлении видовых черт организационных отношений, обусловливающих специфику их правового регулирования, установлении системы гражданско-правовых организационных отношений, а также рассмотрении типичных гражданско-правовых отношений как результата гражданско правового регулирования организационных отношений.

Методологическая основа исследования.

В процессе исследования применялись диалектический, системный, логический, исторический, сравнительного правоведения и другие научные методы исследования.

Теоретическая основа исследования.

Теоретическую основу исследования составляют работы М. М. Агаркова, С. С. Алексеева, Д. Н. Бахраха, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся, Н. В. Васевой, В. В. Витрянского, Б. М.

Гонгало, Л. Я. Даниловой, В. В. Долинской, Н. Д. Егорова, Л. Г. Ефимовой, Т. И.

Илларионовой, О. С. Иоффе, О. А. Красавчикова, М. И. Кулагина, А. М. Мартемьяновой, Б.

Н. Мезрина, В. П. Мозолина, Т. В. Кашаниной, Ю. М. Козлова, Е. Л. Невзгодиной, И. Б.

Новицкого, О. Н. Садикова, Г. А. Свердлыка, К. И. Скловского, В. Л. Слесарева, Г. И.

Стрельниковой, Е. А. Суханова, Ю. К. Толстого, Р. О. Халфиной, Л. А. Чеговадзе, Б. Б.

Черепахина, В. Ф. Яковлева и других авторов.

В работе использованы достижения русской дореволюционной цивилистики, изложенные в трудах таких исследователей, как Д. И. Мейер, Н. О. Нерсесов, К. П. Победоносцев, И. А.

Покровский, В. И. Синайский, И. Т. Тарасов, Г. Ф. Шершеневич.

Повышенный интерес применительно к теме настоящего исследования, безусловно, представляют следующие, посвященные рассмотрению гражданско-правовых организационных отношений, работы: О. А. Красавчикова «Гражданские организационно правовые отношения» и «Структура предмета гражданско-правового регулирования социалистических общественных отношений», Т. И. Илларионовой «Гражданско-правовые организационные отношения и способы их защиты», Н. В. Васевой «Имущественные и организационные гражданско-правовые договоры», Б. Н. Мезрина «Моделирование гражданско-правовых неимущественных обязательств», Л. Я. Даниловой «Место организационных отношений в предмете гражданского права», «Правовая природа отношений, опосредуемых предварительным договором», «Особенности гражданских правоотношений, возникающих при представительстве», А. М. Мартемьяновой: «Объект организационного правоотношения», «Проблема организационных отношений в гражданском праве», «Об организационных отношениях в предмете гражданского права», «Функции организационных отношений в сфере поставок», «Договор в механизме гражданско-правового регулирования», «Объект организационного гражданского правоотношения» (в соавторстве с Л. Я Даниловой), С. Ю. Морозова «К вопросу о правовой природе гражданско-правовых организационных отношений».

Отдельные аспекты гражданско-правового регулирования организационных отношений нашли свое отражение в целом ряде диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук. К данным работам можно отнести диссертацию А. М. Мартемьяновой «Гражданско-правовое регулирование отношений по производству и поставке инструмента» (Свердловск, 1973 г.);

диссертацию Г. А. Свердлыка «Гражданско-правовое организационное обязательство по заключению планового договора поставки» (Свердловск, 1973 г.);

диссертацию Е. Л. Невзгодиной «Представительство по советскому гражданскому праву» (Свердловск, 1975 г.);

диссертацию К. И. Скловского «Представительство в гражданском праве и процессе (вопросы теории: сущность, содержание, структура)» (Харьков, 1982 г.);

диссертацию Г. И. Стрельниковой «Гражданско-правовое регулирование организации и проведения лотерей в СССР» (Свердловск, 1983 г.);

диссертацию В. А. Захарова «Правовое регулирование создания юридических лиц» (Екатеринбург, 2001 г.);

диссертацию Г. Н.

Давыдовой «Юридические процедуры в гражданском праве. Общая характеристика» (Казань, 2004 г.);

диссертацию Ю. Б. Носковой «Представительство в российском гражданском праве» (Екатеринбург, 2005 г.).

Эмпирическую базу исследования составляют нормы советского, российского, зарубежного права, судебная практика, акты официального толкования действующего законодательства.

Научная новизна работы заключается в том, что на диссертационном уровне исследованы организационные отношения как самостоятельный элемент структуры предмета гражданского права.

По итогам проведенного исследования на защиту выносятся следующие выводы и положения.

1. С учетом общих признаков общественных отношений, регулируемых гражданским правом, и специфических признаков организационных отношений, складывающихся в сфере действия гражданского права, в работе предлагается следующее определение:

организационные отношения как элемент предмета гражданского права представляют собой возникающие между юридически равными и имущественно самостоятельными участниками, обладающими автономией воли, общественные отношения, содержание которых составляют действия неимущественного характера, направленные на возникновение и упорядочение имущественных либо личных неимущественных отношений.





2. Специфика гражданско-правового организационного отношения предопределяется особенностью составляющих его содержание субъективных прав и обязанностей неимущественного характера, направленных на возникновение и упорядочение имущественных либо личных неимущественных правоотношений (далее – субъективное организационное право и субъективная организационная обязанность).

Субъективное организационное право представляет собой обеспеченную законом меру возможного поведения управомоченного лица, включающую возможность самому совершать действия, направленные на возникновение и упорядочение имущественных либо личных неимущественных отношений, и требовать от обязанного лица совершения такого рода действий в целях удовлетворения своих интересов.

Субъективная организационная обязанность может быть определена как обеспеченная законом мера должного поведения, означающая необходимость совершения действия, направленного на возникновение и упорядочение имущественных либо личных неимущественных отношений, в интересах управомоченного лица.

3. Любой гражданско-правовой договор, как имущественный, так и организационный, неизбежно вызывает к жизни гражданско-правовое организационное отношение.

Правоотношения, возникающие из имущественного гражданско-правового договора, имеют в своем составе, в том числе, и организационные правоотношения, поскольку имущественные права и обязанности, порождаемые данным договором, не существуют отдельно, в отрыве от субъективных организационных прав и обязанностей.

Организационные права и обязанности сопровождают имущественные права, поддерживают их изнутри: в этом проявляется организационная функция любого имущественного договора.

Имущественный договор по существу порождает как имущественное, так и организационное правоотношение: сам имущественный договор поддерживается организационным правоотношением, а имущественное правоотношение, возникающее на основе данного договора, является результатом правового регулирования имущественного отношения.

4. Вопреки традиционно выделяемым в науке гражданского права видам и группам гражданско-правовых организационных отношений с точки зрения их социального содержания и функционально-целевой направленности (предпосылочные, делегирующие, контрольные, информационные отношения) представляется, что классификацию гражданско правовых организационных отношений следует проводить на основе исключительно юридических признаков, в качестве которых в работе предлагаются критерии нормативно правовой определенности и взаимосвязи данных правоотношений с имущественными и неимущественными отношениями, входящими в предмет гражданского права.

5. На основе предлагаемого критерия нормативной определенности гражданско-правовых организационных отношений можно выделить две их группы: самостоятельные гражданско правовые организационные отношения и «относительно самостоятельные» гражданско правовые организационные отношения.

Самостоятельные организационные отношения, входящие в предмет гражданского права, являются внешними по отношению к основным (организуемым) отношениям, как правило, предшествуют им по времени и имеют направленность на их возникновение. Гражданско правовое регулирование таких организационных отношений осуществляется законодателем непосредственно.

«Относительно самостоятельные» организационные отношения, входящие в предмет гражданского права, являются внутренними по отношению к основным отношениям, имплантируются в состав основных (организуемых) отношений и существуют с ними одновременно, обеспечивают их функционирование и реализацию. Гражданско-правовое регулирование данных организационных отношений осуществляется опосредованно, через правовое регулирование основных (имущественных или личных неимущественных) отношений.

6. В рамках классификации, проводимой на основе критерия взаимосвязи гражданско правовых организационных отношений с правоотношениями имущественными (в частности, обязательствами), можно выделить две группы гражданско-правовых организационных отношений. Правоотношения первой группы направлены на возникновение (формирование) «организуемых» правоотношений, а правоотношения второй группы направлены на упорядочение, обеспечение должного развития уже возникших, организованных правоотношений. В этой связи организационные правоотношения первой группы с некоторой степенью условности можно именовать «правопорождающими организационными правоотношениями», а организационные правоотношения второй группы – «правообеспечивающими организационными правоотношениями».

7. Определения предварительного договора как «вида преддоговорных соглашений», «вида преддоговорных документов», «углубленной и расширенной формы протокола о намерениях» (Кучер А., Брызгалин А. В.), нередко встречающиеся в юридической литературе, являются не вполне корректными. Действительно, предварительный договор лишь предшествует договору основному;

вместе с тем предварительный договор есть все таки договорное, а не «преддоговорное соглашение»: это вполне самостоятельный договор, именно так – «договор» – именует его законодатель и придает данному соглашению особое правовое значение, обусловленное спецификой функциональной направленности предварительного договора на возникновение в будущем иного, основного (имущественного) договора.

8. Договор об организации перевозок и предварительный договор, безусловно, обладают сходством: оба они являются организационными договорами, юридическими фактами, порождающими гражданско-правовые организационные отношения;

оба предшествуют во времени заключению имущественных договоров. Однако договор об организации перевозок вопреки имеющей место в литературе точке зрения (А. Ю. Кабалкин, Т. В. Кашанина) не следует рассматривать как предварительный договор.

Различия между данными договорами обусловлены различиями правовых отношений, возникающих на основе данных договоров.

Правоотношение из предварительного договора имеет своим содержанием организационное право каждой из сторон требовать заключения основного договора о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг и корреспондирующую этому праву организационную обязанность заключить основной договор. Правоотношение из договора об организации перевозок имеет несколько иное содержание: грузоперевозчик несет организационную обязанность по приемке грузов в установленные сроки, а на грузоотправителя возлагается организационная обязанность по предъявлению грузов к перевозке в обусловленном объеме.

Организационное правоотношение из предварительного договора с заключением его сторонами основного договора прекращает свое действие, а сам предварительный договор утрачивает для них свою правовую силу. Правоотношение из договора об организации перевозок с заключением его сторонами договоров перевозки грузов не прекращает регулирующего и организующего воздействия породившего его договора и характеризуется долгосрочностью своего существования.

9. В работе сформулированы отдельные предложения по совершенствованию действующего гражданского законодательства.

В частности, целесообразно внесение изменения в п. 1 ст. 2 ГК РФ, нормативно обосновывающее включение организационных отношений в предмет гражданского права.

Данный пункт может быть изложен следующим образом: «Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные, личные неимущественные и организационные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников».

С учетом долгосрочного характера систематических перевозок грузов, осуществляемых по договору об организации перевозок, представляется необходимым внесение изменения в ст. 798 ГК РФ. В рамках данной статьи законодатель использует два различных по смысловому значению и звучанию понятия – «договоры об организации перевозок» и «договор об организации перевозки». Поскольку речь идет о том, что договоры об организации перевозок грузов направлены на организацию не единичных, разовых перевозок, а систематических и постоянных, постольку логичным и последовательным будет использование в рамках ст. 798 ГК РФ понятия «договор об организации перевозок» вместо понятия «договор об организации перевозки».

Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что сформулированные в нем теоретические выводы и положения могут быть использованы для совершенствования действующего гражданского законодательства;

в научно исследовательской деятельности при анализе общих теоретических положений гражданского права;

в правоприменительной деятельности для ее унификации;

в процессе преподавания гражданского права.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского права Уральской государственной юридической академии, где проведены ее рецензирование и обсуждение. Некоторые из выводов изложены в опубликованных статьях, посвященных проблемам гражданско-правового регулирования организационных отношений. Основные теоретические положения и выводы диссертационного исследования используются автором при чтении лекций и проведении практических занятий по гражданскому и жилищному праву в Уральской государственной юридической академии.

Структура работы обусловлена целью исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, списка нормативных актов, материалов судебной практики и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, устанавливаются цели и предмет исследования, раскрываются методологическая и нормативная основы исследования, формулируются основные положения, в которых выражена научная новизна исследования, определяется практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации ее результатов.

Глава первая «Организационные отношения в предмете гражданско-правового регулирования: понятие и признаки» посвящена исследованию организационных отношений как структурного элемента предмета гражданского права, выявлению общеотраслевых и специфических признаков данных отношений, а также установлению места гражданско-правовых организационных отношений в системе организационных отношений посредством их сопоставления с организационными отношениями, регулируемыми иными отраслями права.

В соответствии с положениями п.1 ст. 2 ГК РФ, указывающими отношения, регулируемые гражданским законодательством, «гражданское законодательство…регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников», а согласно п. 2 этой же статьи «неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ». Таким образом, по мысли законодателя, к отношениям, регулируемым гражданским правом, относятся имущественные, а также личные неимущественные отношения, как связанные, так и не связанные с имущественными отношениями.

Вместе с тем представляется, что гражданское законодательство регулирует также и некоторые иные отношения, помимо имущественных и личных неимущественных. Как справедливо замечает О. Н. Садиков, «даваемый в пп. 1, 2 ст. 2 ГК РФ… перечень отношений гражданского права как имущественных, так и неимущественных, не является исчерпывающим…». К таким отношениям, которые регулируются гражданским законодательством, не являясь при этом ни имущественными, ни личными неимущественными отношениями, относятся и организационные отношения.

Концепция гражданско-правовых организационных отношений, впервые на теоретическом уровне выдвинутая в середине 60-х годов прошлого столетия О. А.

Красавчиковым, получила свое подтверждение в цивилистической науке применительно к анализу различных гражданско-правовых явлений (Т. И. Илларионова, Г. А. Свердлык, А. М.

Мартемьянова, Е. Л. Невзгодина, Г. И. Стрельникова и др.). Одновременно в литературе были высказаны критические замечания, основная суть которых сводилась к тому, что не следует выделять организационные отношения в качестве самостоятельного элемента предмета гражданского права;

организационные отношения представляют собой «неотъемлемый элемент иных отношений», «стадию развития имущественных отношений» (О. С. Иоффе, Ю.

К. Толстой, В. Ф. Яковлева и др.).

Представляется все-таки, что организационные отношения, наряду с имущественными и личными неимущественными отношениями, представляют собой самостоятельный элемент предмета гражданского права.

Организационные отношения как определенные общественные отношения складываются между их участниками в реальной действительности при формировании или упорядочении ими основных (имущественных либо неимущественных) отношений. Своеобразный вспомогательный, служебный характер рассматриваемых связей, думается, ни в коей мере не должен нивелировать их значения как необходимого организационного средства, направленного на формирование или достижение определенной упорядоченности имущественных либо личных неимущественных отношений. «Организационные отношения необходимы и важны, в частности, при заключении договоров, оформлении наследства, при выдаче доверенности и т. д.» (С. С. Алексеев).

В сфере действия современного российского гражданского законодательства, несмотря на то, что в ст. 2 ГК РФ законодатель такие отношения прямо не выделяет, моделируются определенные отношения, которые априори нельзя отнести к регулируемым гражданским правом имущественным отношениям и личным неимущественным отношениям. Таковыми являются, в частности, урегулированные нормами гражданского права отношения представительства (ст. 182 ГК РФ), отношения из предварительного договора (ст. 429 ГК РФ), отношения из договора об организации перевозок (ст. 798 ГК РФ), отношения сторон, предшествующие заключению договора (ст. 423-435 ГК РФ), отношения между организатором лотереи и участником лотереи, касающиеся проведения тиража лотереи (ст. 2, 3, 18 ФЗ «О лотереях»), и некоторые другие социальные связи. Так, в момент заключения предварительного договора имущественные правоотношения еще не возникают, но стороны стремятся посредством совершения действий неимущественного, организационного характера создать необходимые условия для возникновения в будущем основного, имущественного правоотношения.

Организационные отношения по-разному именуются в литературе: «отношения порядка» (Т. И. Илларионова), «координационные отношения» (Н. Д. Егоров), «процедурные отношения» (В. А. Захаров) или «процедуры» (Давыдова Г. Н.), однако, представляется, что использование авторами иной терминологии не порождает нового по существу явления, а только способствует возникновению и развитию дискуссии, приводит к углублению исследований по выявлению места организационных отношений в предмете гражданского права.

Организационные отношения, составляющие, как уже было отмечено, целый пласт общественных отношений в рамках предмета гражданско-правового регулирования, обладают целым рядом характеризующих их признаков.

Организационные отношения в сфере действия гражданского права при этом одновременно сочетают в себе такие признаки, которые присущи в целом всем отношениям, входящим в предмет гражданского права (общеотраслевые признаки), а также такие признаки, которые отличают организационные отношения от иных общественных отношений, регулируемых гражданским правом (специфические признаки).

Организационные отношения в сфере действия гражданского права подобно иным отношениям (имущественным и личным неимущественным) строятся на началах автономии воли и юридического равенства их участников, диспозитивности, проявления инициативы субъектов данных отношений. Другими словами, в гражданско-правовых организационных отношениях преломляются все существенные черты, которые характеризуют метод гражданского права (общеотраслевые признаки).

К специфическим признакам организационных отношений относится их особая функционально-целевая направленность. Данные отношения выступают либо в качестве предпосылки возникновения (формирования) иных, в первую очередь, имущественных отношений, либо несут такую функционально-целевую нагрузку, назначение которой заключается в обеспечении надлежащих условий развития и движения уже существующих и определенным образом организованных отношений.

Функционально-целевая направленность неимущественных организационных отношений обусловливает их вспомогательный, служебный характер по отношению к «организуемым» связям. Исследуемые отношения не являются «самоцелью», поскольку не исчерпываются своим формированием и становлением;

надлежащее (в идеале) развитие этих связей должно обеспечить их перетекание в «организуемые» отношения и привести, в конечном итоге, их участников к достижению именно тех целей, которые заложены в отношениях «организуемых». Другими словами, организационные отношения определенным образом «обслуживают» иные общественные отношения, входящие в предмет гражданского права.

Вспомогательный характер организационных отношений предполагает их тесную, взаимообусловленную связь с иными, прежде всего имущественными, отношениями;

причем необходимо отметить, что первые нередко выступают в качестве стороны, элемента последних. Отмеченное обстоятельство находит свое подтверждение в гражданском законодательстве при регулировании организационных отношений, в котором можно обнаружить не только самостоятельные, «в чистом виде» организационно-правовые отношения (они выступают вне непосредственной связи с имущественными, обособлены от них), но также и организационные правоотношения, входящие в качестве структурного элемента в состав имущественных правоотношений и являющиеся в этом смысле «относительно самостоятельными» правоотношениями.

С учетом общих признаков общественных отношений, регулируемых гражданским правом, и специфических признаков организационных отношений, складывающихся в сфере действия гражданского права, в работе дается следующее определение гражданско-правовых организационных отношений: организационные отношения как элемент предмета гражданского права представляют собой возникающие между юридически равными и имущественно самостоятельными участниками, обладающими автономией воли, общественные отношения, содержание которых составляют действия неимущественного характера, направленные на возникновение и упорядочение имущественных либо личных неимущественных отношений.

Глава вторая «Гражданско-правовые организационные отношения: понятие и особенности» посвящена установлению места гражданско-правовых организационных отношений в системе иных гражданско-правовых отношений, выявлению их взаимосвязи и взаимозависимости, анализу состава гражданско-правовых организационных отношений, установлению юридико-фактических оснований возникновения гражданско-правовых организационных отношений, а также проведению классификации гражданско-правовых организационных отношений.

В параграфе первом «Гражданско-правовые организационные отношения в системе гражданско-правовых отношений» рассматриваются вопросы, касающиеся отнесения гражданско-правовых организационных отношений к тем или иным отношениями на основе проводимой в науке классификации правовых отношений.

Классификация правоотношений, то есть их подразделение на отдельные группы, традиционно проводится в зависимости от избранного критерия не только для теоретического анализа, но преследует и практические цели, давая возможность уяснить содержание (права и обязаности сторон), определить субъектный состав, выбрать правовые нормы, подлежащие применению к конкретным видам правоотношений.

1. По отраслевому признаку правоотношения можно разделить на конституционные, трудовые, гражданско-правовые, административно-правовые и т.д.

Организационные отношения имеют «сквозной» характер в том смысле, что возникают они в сфере действия различных отраслей права: административного, трудового, гражданского и т.д. Гражданско-правовые организационные отношения строятся на началах, характеризующих метод гражданского права, и представляют собой разновидность организационных правоотношений.

2. По характеру содержания все правоотношения подразделяются на регулятивные и охранительные.

Гражданско-правовые организационные отношения являются регулятивными правоотношениями, вызываются к жизни нормами права и юридическими фактами.

«Организационные отношения осуществляют регулятивную функцию не только в момент становления имущественных отношений (субъективных прав и обязанностей), но и в процессе их реализации» (А. М. Мартемьянова).

3. По способу удовлетворения интереса носителя права разнообразные гражданско правовые отношения, посредством которых осуществляется правовое регулирование имущественных отношений, подразделяются на правоотношения вещные и обязательственные.

Гражданско-правовые организационные отношения, безусловно, отличаются вещных и обязательственных правоотношений: первые являются результатом правового регулирования неимущественных отношений, тогда как вещные и обязательственные правоотношения представляют собой результат правового регулирования исключительно имущественных по своему характеру отношений. Таким образом, при сопоставлении организационных правоотношений с правоотношениями вещными и обязательственными затрагиваются различные сферы, «полюса» предмета гражданского права, а именно: сфера неимущественных отношений и сфера отношений имущественных. Данное обстоятельство, впрочем, никоим образом не влияет на достаточно тесную взаимосвязь организационных правоотношений с правоотношениями вещными и особенно – обязательственными.

В работе особое внимание уделяется рассмотрению вопроса о соотношении гражданско правовых организационных отношений и обязательств.

К числу общих признаков обязательственных и организационных правоотношений можно отнести определенность субъектного состава тех и других, а также их динамичный характер, отличающий указанные правоотношения от вещных правоотношений.

Вместе с тем между организационными правоотношениями и обязательствами существуют и определенные различия, которые проявляются в следующем:

1) гражданско-правовые организационные отношения являются неимущественными правоотношениями;

обязательства же, напротив, выступают как разновидность правоотношений имущественных;

2) субъектами в обязательстве, как следует из его легального определения, являются кредитор (лицо управомоченное) и должник (лицо обязанное). Такое наименование сторон не является применимым к обозначению сторон тех гражданско-правовых организационных отношений, которые направлены на возникновение обязательственных, поскольку последние находятся только на стадии их формирования, а поэтому попросту не существуют. Если же говорить о наименовании должником и кредитором субъектов организационного правоотношения, направленного на обеспечение надлежащего развития обязательственного, то такое обозначение сторон носит условный характер и применимо лишь отчасти, поскольку определяет их (субъектов организационного правоотношения) прежде всего как участников правоотношения обязательственного, структурным элементом которого и является неимущественная правовая связь (неимущественные права и обязанности).

4. В зависимости от определенности субъектного состава все гражданско-правовые отношения подразделяются на абсолютные и относительные правоотношения.

Гражданско-правовые организационные отношения моделируются как относительные правовые отношения. Это обстоятельство предопределяется тем фактом, что любое организационное правоотношение с точки зрения субъектного его состава всегда является конкретным, четко определенным по субъектному составу. Не существует организационных правоотношений вообще, в принципе, то есть абстрактных организационных правоотношений. В этом смысле любое организационное правоотношение возникает на основе юридического факта между вполне определенными субъектами. Организационное правоотношение индивидуализированно по своим субъектам: участники такого правоотношения точно, «поименно» определены. Так, если речь идет о договоре об организации перевозок грузов, то, как следует из текста ч. 1 ст. 798 ГК РФ, сторонами организационно-правового отношения, вытекающего из данного договора, являются будущий перевозчик и будущий грузоотправитель. В том же случае, если речь идет об организационном правоотношении, выступающем как структурный элемент иного, в частности – обязательственного, правоотношения, то субъектный состав соответствующего организационного правоотношения является определенным постольку, поскольку четко обозначен субъектный состав самого обязательства. Например, по договору комиссии субъектами неимущественного организационного правоотношения по обмену информацией (ст. 995 ГК РФ) являются комиссионер и комитент как стороны самого обязательственного правоотношения, возникающего на основе договора комиссии.

В параграфе втором «Состав гражданско-правовых организационных отношений (субъекты, объект, содержание)» исследуются элементы состава гражданско-правовых организационных отношений, к которым и в теории права, и в науке гражданского права традиционно относятся субъекты правоотношений, объект правоотношений и содержание правоотношений.

В качестве участников организационных отношений, регулируемых гражданским правом, чаще всего выступают граждане и юридические лица. Именно эти субъекты гражданского права являются субъектами большинства гражданско-правовых организационных отношений (ст. 182 ГК РФ, ст. 429 ГК РФ, ст. 798 ГК РФ и др.) Наряду с гражданами и юридическими лицами в качестве участников организационных отношений выступают Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (п.2, 3 ст. 227 ГК РФ, ст. 230 ГК РФ, п. 2 ст. 764 ГК РФ, ст. Федерального закона «О лотереях» и др.). Особенность участия этих субъектов в регулируемых гражданским правом организационных отношениях состоит в том, что от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также от имени муниципальных образований выступают в пределах их компетенции соответственно органы государственной власти либо органы местного самоуправления (ст. 125 ГК РФ).

Как представляется, организационное отношение (а равно и организационное правоотношение, являющееся результатом правового регулирования организационного отношения) в силу своего характера просто не может иметь самостоятельного объекта, отличного от объекта иных, имущественных и личных неимущественных отношений, входящих в предмет гражданского права.

В качестве объекта организационного отношения, учитывая его тесную функциональную взаимосвязь с иными отношениями в предмете гражданского права, выступает объект того общественного отношения, которое возникает и развивается под воздействием организационного отношения.

Объектом гражданско-правового организационного отношения может быть материальное либо нематериальное благо, по поводу которого возникает, функционирует и реализуется конкретное имущественное или личное неимущественное отношение.

Содержание гражданско-правового организационного отношения состоит из организационных прав и организационных обязанностей субъектов организационного правоотношения.

Субъективные права и обязанности субъектов, участвующих в организационных правоотношениях, определяют такую меру их поведения, которая в соответствии с велением норм обеспечивает надлежащие условия возникновения и движения основных гражданско правовых отношений (Т. И. Илларионова).

В работе даются следующие дефиниции субъективного организационного права и субъективной организационной обязанности.

Субъективное организационное право представляет собой обеспеченную законом меру возможного поведения управомоченного лица, включающую возможность самому совершать действия, направленные на возникновение и упорядочение имущественных либо личных неимущественных отношений, и требовать от обязанного лица совершения такого рода действий в целях удовлетворения своих интересов.

Субъективная организационная обязанность представляет собой обеспеченную законом меру должного поведения, означающую необходимость совершения действия, направленного на возникновение и упорядочение имущественных либо личных неимущественных отношений, в интересах управомоченного лица.

Субъективные организационные права и организационные обязанности сторон гражданско-правового организационного отношения характеризуются следующими чертами:

1) они являются неимущественными;

2) они реализуются в организационных, а не в имущественных правоотношениях и составляют содержание самого организационного правоотношения;

3) они носят дополнительный, «служебный» характер по отношению к субъективным имущественным правам и обязанностям;

«сопровождают», поддерживают субъективные имущественные права и обязанности.

В параграфе третьем «Юридико-фактические основания возникновения гражданско правовых организационных отношений» рассматриваются юридические факты, с которыми гражданское право связывает возникновение гражданско-правовых организационных отношений.

Безусловно, приоритетное значение в возникновении (формировании) организационных правоотношений принадлежит таким юридическим фактам, как юридические действия (хотя в основе возникновения организационных правоотношений могут лежать и события, например, основанием законного представительства родителей является событие – рождение ребенка).

Создание юридического лица можно рассматривать как совокупность последовательных, конститутивно взаимосвязанных организационных отношений (В. А. Захаров).

Одним из наиболее распространенных, типичных оснований возникновения гражданско правовых отношений в целом и гражданско-правовых организационных отношений – в частности – является гражданско-правовой договор (прежде всего предварительный договор, договор об организации первозок).

Гражданско-правовые организационные отношения могут возникать, помимо договоров, и на основе иных сделок (в том числе – односторонних сделок), а также из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (ст. 182 ГК РФ, п. 2 ст. 432 ГК РФ, ст. 435 ГК РФ, ст. 438 ГК РФ и др.).

Гражданско-правовые организационные отношения могут возникать и на основе таких юридических фактов, предусмотренных в ст. 8 ГК РФ, как иные действия граждан и юридических лиц (например, при направлении запросов по предоставлению информации одной стороной другой стороне, когда на последнюю возлагается обязанность такую информацию предоставить).

Параграф четвертый «Классификация гражданско-правовых организационных отношений» посвящен анализу выделяемых в науке гражданского права классификаций гражданско-правовых организационных отношений.

В науке гражданского права гражданско-правовые организационные отношения классифицируются по разным основаниям: по социальному содержанию (О. А.

Красавчиков), по функциональной роли (Т. И. Илларионова) и т.д.

Представляется, однако, что и признак социального содержания отношений, и признак их функциональной роли применительно к иным отношениям (имущественным и неимущественным) представляют собой признаки, относящиеся к организационным отношениям, а не к организационным правоотношениям. Классификация гражданско правовых организационных отношений как правовых отношений в настоящее время должна проводиться на основе исключительно юридических, правовых признаков, а не на основе признаков фактических (признаков социального содержания и функциональной роли), которые могут быть положены в основу дифференциации (классификации) именно организационных отношений как общественных отношений в предмете гражданского права.

Одним из таких правовых критериев подразделения гражданско-правовых организационных отношений может выступать, например, критерий их нормативной определенности.

В соответствии с данным критерием все гражданско-правовые организационные отношения можно подразделить на самостоятельные организационные правоотношения (или «организационные правоотношения в чистом виде») и «относительно самостоятельные» организационные правоотношения, которые в гражданском законодательстве представлены в качестве структурных элементов «организуемых» (определенным образом организованных) правоотношений.

В настоящее время к числу самостоятельных организационных правоотношений относятся, в частности, следующие правоотношения: правоотношение представительства (ст.

182 ГК РФ, ст. 184 ГК РФ);

правоотношения из предварительного договора (ст. 429 ГК РФ);

правоотношения из договора об организации перевозок (ст. 798 ГК РФ, ст. 10 Устава железнодорожного транспорта РФ, ст. 68 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ, ст.

118 Кодекса торгового мореплавания РФ);

правоотношения, направленные на заключение договора (ст. 432 ГК РФ, ст. 433 ГК РФ, ст. 435 ГК РФ, ст. 438 ГК РФ и т.д.);

правоотношения по созданию юридических лиц и эмиссии ценных бумаг, возникающие на основе норм ГК РФ, Федеральных законов «Об акционерных обществах», «О рынке ценных бумаг», «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», а также некоторые иные правоотношения.

Среди «относительно самостоятельных» организационных правоотношений большинство составляют организационные правоотношения, являющиеся результатом правового регулирования отношений по обмену информацией либо осуществлению контроля со стороны участников правоотношения, возникающего из договора.

Другим критерием классификации гражданско-правовых организационных отношений выступает критерий их взаимосвязи с обязательственными правоотношениями. В соответствии с этим критерием выделяются организационные правоотношения первой группы, которые направлены на возникновение (формирование) «организуемых» правоотношений, и правоотношения второй группы, которые направлены на упорядочение, обеспечение должного развития уже возникших, организованных правоотношений. В этой связи организационные правоотношения первой группы могут быть названы с некоторой степенью условности правопорождающими организационными правоотношениями, а правовые отношения второй группы могут быть названы правообеспечивающими организационными правоотношениями.

С учетом положений современного российского гражданского законодательства к гражданско-правовым правопорождающим организационным отношениям следует отнести такие отношения, как правоотношения представительства (ст. 182 ГК РФ);

правоотношения из предварительного договора (ст. 429 ГК РФ);

правоотношения из договора об организации перевозок (ст. 798 ГК РФ, ст. 10 Устава железнодорожного транспорта РФ, ст. 68 Кодекса Внутреннего водного транспорта, ст. 118 Кодекса торгового мореплавания РФ);

правоотношения по созданию юридического лица (такие, например, как разработка и принятие или утверждение учредителями учредительных документов – ст. 98 ГК РФ, ст.ст.8, ФЗ «Об акционерных обществах»);

правоотношения, опосредующие заключение договора (ст. 432-449 ГК РФ);

правоотношения по проведению тиража лотереи между организатором лотереи и участником лотереи-собственником лотерейного билета (ст. 1063 ГК РФ, ст. 2, 3, ФЗ «О лотереях»);

правоотношения, опосредующие приобретение права собственности на находку или безнадзорных животных (ст. 227-228 ГК РФ;

ст. 230-231 ГК РФ), и т.д.

С учетом положений современного гражданского законодательства к гражданско правовым правообеспечивающим организационным отношениям можно отнести следующие правоотношения: организационное правоотношение, содержание которого составляет право акционера на получение информации о деятельности акционерного общества и обязанность акционерного общества такую информацию предоставить (ст. 67 ГК РФ, ст. 52, 89- Федерального закона «Об акционерных обществах»);

правоотношение, содержание которого составляет обязанность продавца предупредить покупателя о правах третьих лиц на имущество и соответствующее право покупателя (ст. 460 ГК РФ) и др.

Глава третья «Характеристика отдельных видов гражданско-правовых организационных отношений» посвящена анализу отдельных видов гражданско-правовых правопорождающих организационных отношений и гражданско-правовых правообеспечивающих организационных отношений.

В параграфе первом «Правоотношение из предварительного договора как гражданско-правовое правопорождающее организационное отношение» рассматривается гражданско-правовое организационное правоотношение, возникающее на основе такого юридического факта, как предварительный договор.

Предварительный договор является договором, порождающим исключительно организационное правоотношение, что наиболее последовательно проявляется в двух аспектах данной юридической конструкции: терминологическом и функционально-целевом.

Во-первых, организационный характер правоотношения из предварительного договора заложен в самом наименовании предварительного договора. Предварительный означает предшествующий чему-нибудь, бывающий перед чем-нибудь. Исходя из этого общепринятого значения слова «предварительный», предварительный договор представляет собой такое соглашение, которое предшествует по времени иному, имущественному (а по терминологии законодателя – основному) договору, бывает перед ним.

Во-вторых, организационный характер правоотношения из предварительного договора, как думается, органично присущий данному гражданско-правовому договору, проявляет себя и с позиции его функционально-целевой нагрузки: договор предварительный представляет собой организационный договор, поскольку цель его состоит в организации заключения какого-либо договора в будущем (Б. М. Гонгало).

Предварительный договор порождает юридическую связанность сторон, но вместе с тем для них его заключение не является самоцелью. Исполнение прав и обязанностей сторонами правоотношения, порождаемого предварительным договором, надлежащим образом, в идеале должно иметь своим последствием возникновение в дальнейшем между ними же иного, носящего имущественный характер, правоотношения. Последнее и составляет, в свою очередь, правовую основу договора о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг.

В то же время организационный, служебный характер предварительного договора ни в коей мере не перечеркивает его самостоятельного правового значения. В литературе предварительный договор иногда рассматривается как «вид преддоговорных соглашений» или как «вид преддоговорных документов» (А. Кучер, А. В. Брызгалин).

Представляется, что подобные определения предварительного договора являются не вполне корректными. Действительно, предварительный договор лишь предшествует договору основному;

вместе с тем предварительный договор есть все-таки договорное, а не «преддоговорное соглашение»: это вполне самостоятельный договор, именно так – «договор» – именует его законодатель и придает данному соглашению особое правовое значение, обусловленное спецификой функциональной направленности предварительного договора на возникновение в будущем иного, основного (имущественного) договора Параграф второй «Правоотношение из договора об организации перевозок как гражданско-правовое правопорождающее организационное отношение» посвящен рассмотрению гражданско-правового организационного отношения, возникающего на основе договора об организации перевозок.

В науке гражданского права существует мнение о том, что договор об организации перевозок порождает обязательственное правоотношение, поскольку именно из этого договора возникает обязанность грузоотправителя предъявить груз к перевозке, а у перевозчика - предоставить транспортные средства (И. В. Елисеев, М. В. Кротов, Д. А.

Медведев, В. Т. Смирнов).

Представляется, что на основании договора об организации перевозок возникает не обязательственное правоотношение (оно, следуя позиции законодателя, является имущественным), а организационное отношение.

Организационный характер договора об организации перевозок заложен уже в самом его наименовании (это договор об организации) и смысловом подтексте (это договор, предшествующий по времени договору перевозки грузов и направленный на организацию предстоящих систематических перевозок грузов).

В рамках диссертационного исследования особый интерес вызывает вопрос о соотношении договора об организации перевозок и предварительного договора.

По мнению некоторых авторов, договор об организации перевозок следует рассматривать в качестве разновидности предварительного договора (А. Ю. Кабалкин, Т. В. Кашанина). Ряд авторов (И. В. Елисеев, М. В. Кротов, Ю. П. Свит), напротив, полагают, что предварительные договоры и договоры об организации перевозок – договоры, имеющие схожие черты, но различные по своей сути.

Думается, что договор об организации перевозок не следует трактовать как предварительный договор, хотя между рассматриваемыми договорами, безусловно, есть общие черты, которые наиболее отчетливо проявляют себя в следующем.

Во-первых, и предварительный договор, и договор об организации перевозок являются организационными договорами;

а возникающие на основе этих договоров правоотношения представляют собой гражданско-правовые организационные отношения.

Во-вторых, и предварительный договор, и договор об организации перевозок, обладая самостоятельным правовым значением, обнаруживают свою подлинную юридическую ценность и значимость в определенной связи с имущественными договорами, а не отдельно, не в отрыве от них.

Наконец, в-третьих, правоотношения, возникающие на основе предварительного договора и договора об организации перевозок, предшествуют во времени имущественным правоотношениям, возникающим на основе имущественных договоров (основных договоров и договоров перевозки грузов – соответственно), предваряют их, имеют предпосылочный, «обслуживающий» характер, и, следовательно, правоотношения, возникающие на основе данных организационных договоров, являются результатом правового регулирования предпосылочных организационных общественных отношений.

Вместе с тем, несмотря на указанное сходство, между предварительным договором и договором об организации перевозок имеются и определенные различия.

Предварительный договор, помещенный законодателем в общую часть обязательственного права, представляет собой уникальную правовую конструкцию, позволяющую участникам гражданского оборота выстроить, организовать свои отношения таким образом, что в дальнейшем это приведет к заключению основного договора о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг. Следовательно, правоотношение, порождаемое предварительным договором, может быть направлено на создание необходимых условий для возникновения в будущем различных имущественных правоотношений, направленных, в свою очередь, на урегулирование имущественных отношений по передаче имущества, выполнению работ, оказанию услуг. В отличие от предварительного договора договор об организации перевозок имеет более узкую сферу применения: правоотношение, возникающее на основе данного договора, является, по замыслу законодателя, результатом правового регулирования только тех общественных отношений, которые возникают между перевозчиками и грузовладельцами, связаны с их деятельностью по перевозке грузов и организации такой перевозки.

Предварительный договор с заключением его сторонами основного договора прекращает свое действие и утрачивает правовую силу. В договоре же об организации перевозок его стороны прямо предусматривают, что поскольку перевозки грузов будут осуществляться систематически, постольку и правоотношение, возникшее из договора об организации перевозок, будет иметь долгосрочный характер. Заключение конкретных договоров перевозки грузов, таким образом, не имеет своим неибежным следствием прекращение действия договора об организации перевозок. Организационный договор не утрачивает свою юридическую силу и продолжает действовать наряду с договором имущественным, каковым является договор перевозки грузов.

В параграфе третьем «Гражданско-правовые правообеспечивающие организационные отношения (на примере субъективного организационного права акционера на получение информации)» рассматриваются правообеспечивающие организационные отношения на примере правоотношения, содержание которого составляет право акционера на получение информации и корреспондирующая этому праву обязанность акционерного общества по предоставлению информации.

Как следует из положений п. 1 ст. 67 ГК РФ, участники хозяйственного товарищества или общества имеют права не только имущественные (право участвовать в распределении прибыли, на получение дивидендов, получение в случае ликвидации юридического лица части имущества или его стоимости), но также и права, которые к имущественным отнести явно нельзя (например, право на участие в управлении делами юридического лица, право на получение информации о деятельности юридического лица). Указанным правам участников хозяйственных обществ (товариществ) корреспондируют соответствующие обязанности данных юридических лиц. Именно правоотношения, содержание которых составляют неимущественные права участников юридических лиц (в частности, акционеров) и корреспондирующие им неимущественные обязанности самих юридических лиц (например, акционерных обществ), представляют собой гражданско-правовые организационные отношения.

Право на информацию является одним из неимущественных, организационных прав, предоставляемых участникам хозяйственных обществ в соответствии с действующим законодательством (п. 1 ст. 67 ГК РФ, ст.52, ст.ст.89-91 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 36 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т.д.).

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статья, опубликованная в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, входящих в перечень, утвержденный Президиумом ВАК, рекомендованных для публикации научных результатов диссертаций:

1. Кирсанов К. А. Корпоративные отношения в свете концепции гражданско-правовых организационных отношений // Арбитражный и гражданский процесс. – М.,2007.- №9.-С.13 15. (0,2 п.л.).

Другие статьи:

2. Кирсанов К. А. Гражданско-правовые организационные отношения (теоретический аспект) // Российский юридический журнал. – Екатеринбург, 2003.-№2(38) – С. 9-13. (0, п.л.).

3. Кирсанов К. А. К вопросу о правовых формах и соотношении предварительного договора и договора об организации перевозок // Российский юридический журнал. - Екатеринбург, 2004. №4 (44) – С.58-61. (0,2 п.л.).

4. Кирсанов К. А. К вопросу о правоотношении, возникающем из предварительного договора // Актуальные вопросы криминалистики и экспертной деятельности: проблемы и перспективы:

Материалы российской межвузовской научно-практической конференции с Интернет участием ноября 2003 г. Филиал МГЮА в г. Кирове.- Киров, 2004.- С. 39-41 (0,1 п.л.).

5. Кирсанов К. А. Понятие и классификация гражданско-правовых организационных отношений // Научные труды филиала Московской государственной юридической академии в г.

Кирове. Вып. №8.-Киров, 2003.-С.155-163 (0,4 п.л.).

6. Кирсанов К. А. Природа корпоративных отношений // Экономика и жизнь-ЮРИСТ. – М., 2005.-№20 (374) – С.12 (0,2 п.л.).



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.