авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Дискреционные полномочия прокурора и проблемы их реализации на досудебных стадиях уголовного процесса

На правах рукописи

Конярова Жевгяр Кябировна ДИСКРЕЦИОННЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА И ПРОБЛЕМЫ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА Специальность 12.00.09 – Уголовный процесс, криминалистическая и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор Л.Г. Татьянина Ижевск – 2008

Работа выполнена на кафедре Уголовного процесса и правоохранительной деятельности ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»

Научный консультант: Доктор юридических наук, профессор Татьянина Лариса Геннадьевна

Официальные оппоненты: Доктор юридических наук, профессор Кудрявцева Анна Васильевна Кандидат юридических наук Белевич Андрей Юрьевич

Ведущая организация: Башкирский государственный университет

Защита состоится «_8_» октября 2008г. в 16 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.282.03 в Уральской государственной юридической академии, расположенной по адресу: 620066, г.Екатеринбург, ул.Комсомольская, д.21, зал заседаний совета.

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Уральской государственной юридической академии.

Автореферат разослан «_» _ 2008г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, доктор юридических наук, профессор З.А. Незнамова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В рамках проводимой в стране судебной реформы и построения в России правового государства, уголовно-процессуальное законодательство неоднократно подвергалось существенным изменениям, направленным на защиту и обеспечение прав, свобод и законных интересов личности, общества и государства, недопустимость их нарушения и эффективность уголовного судопроизводства.

Содействие утверждению принципа господства права как основы демократического государства, осознание ключевой роли при этом системы уголовного судопроизводства и особого места прокуратуры в механизме уголовно-процессуального регулирования, рассмотрение вопроса дискреционных полномочий прокурора представляет особую актуальность.

Интерес к изучению проблемы дискреционных полномочий прокурора при принятии процессуальных и организационных решений обусловлен тем, что положительное разрешение связанных с этой проблемой вопросов способно оказать позитивное воздействие на деятельность правоохранительных органов. В свою очередь, активная, отвечающая духу и букве закона деятельность этих органов, может благоприятно и созидательно влиять не только на обеспечение прав личности в уголовном процессе, но и на состояние правовой обстановки в обществе. С учетом непрекращающихся научных дебатов по поводу места и роли прокуратуры в системе государственных органов, в целом, и неясности положения прокурора в системе российской государственности, в частности, существует необходимость исследования сущности прокурорской деятельности.

Основное предназначение прокурора – обеспечение на всей территории России единства законности, одинаковое её понимание и осуществление.

Прокуратура, реализуя принцип законности во всех сферах государственной и общественной жизни, формирует единое правовое пространство. Именно такое назначение прокуратуры определяет её роль и место в качестве элемента механизма эффективной реализации единой государственной власти, обеспечения прав, свобод и законных интересов человека и гражданина на территории Российской Федерации. Подобное положение прокуратуры соответствует и единым международным стандартам, предъявляемым к данному органу государства.

В связи с изложенным, определение дискреционных полномочий прокурора отвечает наметившейся в последние годы тенденции гуманизации уголовной политики государства, что соответствует ст. 2 Конституции РФ, признающей человека, его права и свободы высшей ценностью государства, определяя основной смысл и содержание деятельности органов государственной власти и государственных служащих, а также связано с адаптацией уголовно процессуального законодательства к современной социальной обстановке в обществе с учетом исторического развития уголовного процесса, защитой интересов общества посредством защиты интересов каждого гражданина (ст. 6 УПК РФ), выработкой позитивного отношения к уголовному процессу в целом и соответствия норм национального права нормам права международного.

Указанные обстоятельства свидетельствуют об актуальности, новизне, теоретической и практической значимости диссертационного исследования.

Степень разработанности темы исследования. Значительный вклад в разработку обозначенных проблем внесли В.А. Азаров, А. Барак, Н.И. Гулиева, В.Н. Дубовицкий, Н.В. Жогин, З.З. Зинатуллин, К.И. Комиссаров, Б.М. Лазарев, П.А. Лупинская, П.И. Люблинский, П.Г Марфицин, О.А. Папкова, И.Л. Петрухин, В.М. Савицкий, Ю.П. Соловей, М.С. Строгович, Ф. Н. Фаткуллин, А.Г. Халиуллин, В.С. Шадрин, А.Б. Ярославский и другие.

Вместе с тем целый ряд проблем, касающихся вопросов осуществления деятельности прокурора в уголовном процессе, остался неразрешенным до настоящего времени. С учетом того, что решение отдельной проблемы не позволяет выявить сущность целого, устранить противоречия на основе анализа различных точек зрения, необходима дальнейшая разработка вышеназванной проблемы.

Целью настоящего диссертационного исследования является разработка понятия «дискреционные полномочий прокурора», обоснование необходимости внесения дополнений в ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, используемые в Кодексе», ст. 37 УПК РФ «Прокурор», ст.



110 УПК РФ «Отмена или изменение меры пресечения», ст. 146 УПК РФ «Возбуждение уголовного дела публичного обвинения», ст. 148 УПК РФ «Отказ в возбуждении уголовного дела», ст. 153 УПК РФ «Соединение уголовных дел», а также рассмотрение проблем реализации дискреционных полномочий прокурора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Цель исследования обуславливает постановку следующих задач:

определение понятия и основных признаков «дискреционных полномочий прокурора»;

- разработка механизма формирования и определение пределов дискреционных полномочий прокурора;

- соотношение дискреционных полномочий прокурора и иных участников уголовного судопроизводства при принятии решений на досудебных стадиях уголовного процесса;

- разработка предложений по совершенствованию действующего законодательства.

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные отношения, возникающие при реализации прокурором полномочий в рамках осуществляемой им деятельности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Предмет исследования составляют международные и уголовно-процессуальные нормы, связанные с реализацией прокурором своих полномочий, а также практика деятельности прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса.

Методологическую основу исследования составляют диалектический метод познания, а также комплекс общенаучных и специальных методов исследования, применяемых при исследовании правовых явлений: формально-логический, сравнительно-правовой, исторический, метод системного анализа, интервьюирование и др.

Теоретическая база исследования – работы зарубежных и отечественных авторов по уголовному процессу, прокурорскому надзору, общей теории права, социологии, психологии, философии.

Нормативной и информационной базой исследования являются международные правовые акты, Конституция РФ, УПК РФ, УК РФ, ГПК РФ, постановления и определения Конституционного и Верховного Судов РФ, приказы и указания Генерального прокурора РФ, современная судебная практика, а также практика деятельности прокуратуры и районных отделов внутренних дел Удмуртской Республики.

Эмпирическая основа диссертации – изучение 840 уголовных дел, рассмотренных судами первой инстанции в Удмуртской Республике, по специально разработанной анкете в рамках диссертационного исследования проведен опрос 54 прокуроров и 246 помощников прокурора различных субъектов РФ (военная прокуратура Ижевского военного гарнизона – 15;

прокуратура Удмуртской Республики – 60, из них: аппарат прокуратуры Удмуртской Республики – 15, прокуратура Ленинского района г. Ижевска – 6, прокуратура Октябрьского района г. Ижевска – 10, прокуратура Первомайского района г. Ижевска – 9, прокуратура Индустриального района г. Ижевска – 5, прокуратура Устиновского района г. Ижевска – 5, прокуратура г. Сарапула – 10;

прокуратура г. Иркутска – 60;

прокуратура г. Омска – 60;

прокуратура Республики Мордовии – 105, из них: аппарат прокуратуры Республики – 30, прокуратура Чамзинского района – 6, прокуратура Ковылкинского района – 9, прокуратура Дубенского района – 15, прокуратура Лямбирского района – 15, прокуратура Ленинского района г. Саранска – 30);

анализ 1500 отказных материалов;

изучение 360 уголовных дел, производство предварительного следствия по которым приостановлено и 220 уголовных дел, производство по которым прекращено.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем рассмотрен комплекс вопросов, связанных с реализацией прокурором полномочий на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Новизной являются предложения по совершенствованию действующего законодательства в части, касающейся реализации прокурором дискреционных полномочий для производства эффективного уголовного судопроизводства. На защиту по результатам проведенного диссертационного исследования выносятся следующие основные научные положения, выводы и практические рекомендации, определяющие во взаимосвязи новизну работы:

1. Сформулировано понятие «дискреционные полномочия прокурора», под которыми понимаются предоставленные прокурору правомочия принимать законные решения по вопросам права, возможность принятия которых вытекает из общих и лишь относительно определенных указаний закона с учетом конкретных обстоятельств дела в целях наиболее эффективного осуществления уголовного судопроизводства.

2. Раскрытие сущности дискреционных полномочий позволило сделать вывод о том, что практически все полномочия прокурора, указанные в ст. 37 УПК РФ, где существует возможность выбора решения с учетом обстоятельств конкретного дела, являются дискреционными, за исключением абсолютно-определенных положений закона.

3. Разработан механизм формирования дискреционных полномочий прокурора:

правосознание – внутреннее убеждение и совесть – мотивация поведения – усмотрение прокурора и правоприменение – дискреционные полномочия прокурора.

4. На основе анализа изучения теоретических положений и правоприменительной практики исследована сущность субъективных элементов деятельности прокурора. При этом расставлены приоритеты личности: для гражданина – удовлетворение собственных нужд, которые не должны выходить за рамки закона и нарушать права и свободы других членов общества;

для прокурора как должностного лица органа государственной власти – удовлетворение нужд общества, личности и государства в соответствии со ст. 37 УПК РФ.

5. Обоснована необходимость пересмотра процессуального положения прокурора на стадии возбуждения уголовного дела, в части:

- наделения прокурора правом возбуждения уголовных дел при отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, принятых следователем, - наделения прокурора правом давать согласие на возбуждение уголовного дела дознавателем.

Предложено внести соответствующие изменения в ст. 148 УПК РФ «Отказ в возбуждении уголовного дела», изложив ч. 6 в следующей редакции: «Признав отказ следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и возбуждает уголовное дело».

Часть 1 ст. 146 УПК РФ «Возбуждение уголовного дела публичного обвинения» с учетом изменений предложено сформулировать следующим образом: «При наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 Кодекса, дознаватель с согласия прокурора в пределах компетенции, установленной Кодексом, возбуждает уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление».

Диссертантом предлагается добавить в ч. 2 ст. 37 УПК РФ «Прокурор» п. следующего содержания: «17. В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор, в предусмотренных настоящим Кодексом случаях, вправе возбуждать уголовное дело».

6. Отмечая важность избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения, указано на отсутствие законодательно закрепленной возможности у прокурора повлиять на принятие решения. При этом отмечено несоответствие положений ст. 110 и ст. 221 УПК РФ.

Предложено внесение дополнений в ст. 110 УПК РФ «Отмена или изменение меры пресечения», изложив ч. 2 в следующей редакции: «Отмена или изменение меры пресечения производится с согласия прокурора по постановлению дознавателя, следователя или судьи либо по определению суда».

7. Действующим законодательством не урегулированы положения, регламентирующие порядок соединения уголовных дел, находящихся в производстве дознавателя.

Диссертантом предлагается дополнить ст. 153 УПК РФ «Соединение уголовных дел» ч.

31: «Соединение уголовных дел, подследственных дознавателю, производится по постановлению прокурора».

8. С учетом процессуального положения прокурора как представителя стороны обвинения (осуществление прокурором надзорных полномочий по отношению к руководителю следственного органа и следователю;

процессуальное руководство дознавателем), возможности принятия им процессуальных решений, которые могут быть предметом обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ, выделено две формы участия прокурора:

1) дача заключения по принятому следователем либо руководителем следственного органа решению либо действию (бездействию);

2) дача заключения по принятому дознавателем решению либо действию (бездействию), с указанием различий обозначенных форм.

9. В условиях расширения полномочий суда в досудебных стадиях уголовного процесса обоснован вывод, что надзорная деятельность прокурора должна осуществляться в двух основных направлениях:

1) надзор за исполнением предписаний уголовно-процессуального закона, на которые не распространяется санкционирующая деятельность суда;





2) надзор за деятельностью органов расследования до обращения с соответствующим ходатайством в суд, а также законностью проведения разрешенного судом процессуального действия и использования его результатов.

10. Определено соотношение дискреционных полномочий прокурора и суда, исходя из положения прокурора, действующего в интересах личности, общества и государства, и суда, не имеющего процессуального права следовать чьим-либо интересам, с указанием, что его положение опосредовано функцией, которая закреплена законодателем за ним как независимым и беспристрастным органом государственной власти.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что разработано новое направление изучения деятельности прокурора с учетом процессуального статуса данного участника уголовного судопроизводства, реализации его полномочий на досудебных стадиях уголовного процесса, требований международного и национального законодательства в рамках осуществляемой в стране уголовно-правовой политики и её соответствия назначению уголовного судопроизводства.

Практическая значимость работы.

Сформулированные в работе выводы могут быть использованы и имплементированы в действующее законодательство, так как они свидетельствуют об объективной необходимости совершенствования Уголовно-процессуального Кодекса РФ.

Кроме того, проведенный анализ международных правовых актов, касающихся деятельности и правового статуса прокурора свидетельствует о необходимости внедрения указанных положений диссертационного исследования в научный и учебный процесс при изучении таких дисциплин, как уголовный процесс, прокурорский надзор и иных спецкурсов.

Выводы, сделанные в работе, полезны при использовании в практической деятельности прокурорских работников и иных участников уголовного процесса.

Апробация результатов диссертационного исследования.

Содержащиеся в диссертации положения и выводы отражены в 13 статьях (2 в ведущих, рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК), 1 монографии. Результаты научного исследования докладывались и были одобрены на 8 международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях. Основные положения диссертации обсуждались на заседании кафедры уголовного процесса и правоохранительной деятельности Удмуртского государственного университета.

Структура диссертации определена целью и задачами исследования и включает в себя введение, две главы, состоящие из 8 параграфов, заключение, библиографический список и приложения.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается выбор и актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, объект и предмет, теоретическая и методологическая основы исследования;

раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы;

сформулированы положения, выносимые на защиту;

приводится эмпирическая база исследования.

В первой главе «Понятие, сущность и правовая природа дискреционных полномочий прокурора в уголовном процессе (общие положения)» проведен комплексный анализ правовой природы дискреционных полномочий прокурора в уголовном процессе с учетом норм международного и национального права, рассмотрено соотношение дискреционных полномочий прокурора, как с элементами объективного, так и субъективного характера, разработан механизм формирования и определены пределы дискреционных полномочий прокурора.

В первом параграфе проведен анализ норм международного и национального права, раскрывающих сущность дискреционных полномочий прокурора.

Включение Конституцией РФ общепризнанных принципов и норм международного права в правовую систему страны обязывает все органы государственной власти следовать им в рамках защиты основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законных интересов общества и государства. Соблюдение общепризнанных принципов и норм международного права обеспечивает стабильность международного правопорядка и отношений Российской Федерации с зарубежными странами, функционирование правового государства.

Мировая правовая интеграция побуждает Россию принимать участие в сближении норм права, соблюдать выработанные международным сообществом правовые стандарты. Развитие международного права предполагает построение национального законодательства на основе международно-правовых норм.

Прокуратура РФ имеет своим первостепенным назначением обеспечение режима законности на все территории страны, и вся её деятельность направлена на соблюдение и защиту интересов личности, общества и государства в соответствии с нормами международного и национального законодательства.

Законодательная регламентация такого положения прокурора в демократическом обществе позволяет говорить о признании мировым сообществом понятия «дискреционные полномочия прокурора» и необходимости его разработки в нашей стране для эффективного осуществления уголовного судопроизводства.

Обозначена необходимость соответствия законов нашей страны международно правовым стандартам личности в целях повышения статуса РФ на мировой арене, в целом, и при рассмотрении обращений граждан Европейским Судом по правам человека, в частности.

Понятие «дискреционные полномочия прокурора» во втором параграфе работы раскрывается посредством рассмотрения понятий «дискреционный», «дискреционности» как правового принципа и дискреционных полномочий прокурора, раскрытия существа их основных признаков. При этом раскрыта этимологическая сущность термина «дискреция» (лат. «усмотрение»), проведен анализ понятия, предложенный как юридической так и социологической наукой.

В рамках проводимой в стране уголовно-правовой политики, с учетом важности разъяснения смысла понятия «дискреционные полномочия», точного и одинакового его понимания, обоснования целесообразности его закрепления в специальной норме, необходимо внести соответствующие изменения в ст. 5 УПК РФ, дополнив её п. 61 «дискреционные полномочия прокурора».

По мнению автора, «дискреционные полномочия прокурора» – это предоставленные прокурору правомочия принимать законные решения по вопросам права, возможность принятия которых вытекает из общих и лишь относительно определенных указаний закона с учетом конкретных обстоятельств дела в целях наиболее эффективного осуществления уголовного судопроизводства.

Определение понятия «дискреционные полномочия прокурора» позволило выделить их основные признаки, к которым отнесены:

полномочия прокурора предусмотрены законом;

дискреция предусматривает вариативность принимаемого решения;

каждое из возможных решений, принимаемое прокурором, должно быть законным;

целью использования дискреционных полномочий прокурора является повышение эффективности осуществления уголовного судопроизводства.

В третьем параграфе работы раскрыт механизм формирования дискреционных полномочий прокурора. В работе особое внимание уделено субъективным элементам деятельности, а также мотивации поведения прокурора, подчеркнуто значение такой психологической категории, как интерес, с учетом наличия субъективного элемента в деятельности прокурора.

Исследование данной психологической категории приобретает особую актуальность при рассмотрении вопроса дискреционных полномочий прокурора с учетом того, его деятельность связана с существенными интересами личности, общества и государства и влечет за собой важные индивидуальные и социальные последствия.

При рассмотрении влияния интереса на реализацию дискреционных полномочий прокурора отмечено, что, согласно нормам УПК РФ, понятие «интерес» употребляется при определении назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ) и определении процессуального статуса каждого участника уголовного процесса (разд. 2 УПК РФ).

Человек чаще всего действует в целях достижения какого-то результата, удовлетворения определенных потребностей, что является психологической концепцией его деятельности. В противном случае мы можем говорить об отклонении в психическом состоянии человека, вызванном самыми различными причинами. Система потребностей личности оказывает непосредственное влияние на интересы, что зависит от занимаемой должности, выполнения поставленной задачи и др.

В уголовном процессе, как правило, любая личность действует, исходя из собственных интересов, которые не всегда согласуются не только с интересами другой личности, но и с общественными или государственными интересами, а иногда против своих интересов. При этом необходимо разграничивать личность просто гражданина и личность должностного лица, так как от этого зависит механизм расстановки приоритетов в определении интереса.

Интерес прокурора в уголовном деле должен быть направлен на обеспечение верховенства закона, укрепление законности, защиту прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства, как того требуют нормы российского законодательства.

Все это подчеркивает актуальность расстановки приоритетов в интересах: для гражданина – удовлетворение собственных нужд, которые не должны выходить за рамки закона и нарушать права и свободы других членов общества;

для прокурора как должностного лица органа государственной власти – удовлетворение нужд общества, личности и государства в соответствии со ст. 37 УПК РФ.

Проанализировав основные структурные элементы механизма формирования дискреционных полномочий прокурора, доказана взаимосвязь субъективных и объективных элементов деятельности прокурора и разработан механизм формирования дискреционных полномочий прокурора.

Субъективный элемент в деятельности прокурора – его психологическая составляющая – внутреннее убеждение, формирующееся на основе правосознания личности, тесно связано с морально-правовой категорией совести (ст. 17 УПК РФ). Для принятия какого-либо решения, для приведения механизма в действие необходима мотивация поведения, причем все должно происходить в рамках закона.

Следующий уровень – это усмотрение как правовая категория, где налицо взаимосвязь субъективных и объективных элементов деятельности прокурора в процессе принятия решения по обстоятельствам конкретного уголовного дела.

В свою очередь, в соответствии с понятиями «полномочие» – «официально предоставленное право какой-либо деятельности»1 и «правоприменение» – «деятельность компетентных органов по реализации правовых норм путем принятия решения»2, а также с учетом анализа международных и национальных правовых норм, этимологического толкования понятия «усмотрение», усмотрение прокурора в правоприменительной деятельности рассмотрено именно как дискреционные полномочия.

С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. С. 571.

Теория государства и права / Под. ред. Лазарева В.В., Липеня С.В. М., 1998. С. 305.

В четвертом параграфе рассмотрены общие и специальные пределы дискреционных полномочий прокурора. Так к общим пределам отнесены:

субъективный элемент деятельности – прокурор при осуществлении деятельности, принимая определенное решение, руководствуется законом и совестью, при этом личностный фактор играет немаловажную роль, особенно, при принятии им решений по конкретному уголовному делу;

временные ограничения – принятие любого решения ограничено сроками, предусмотренными как УПК РФ (глава 17), так и иными нормативными правовыми актами;

принципы деятельности субъекта – для прокурора это принцип единой централизации, подчинения нижестоящего прокурора вышестоящему и принципы уголовного процесса, в целом (ст. 1 ФЗ «О прокуратуре РФ», гл. 2 УПК РФ);

задачи (назначение) судопроизводства – защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод (ст. 6 УПК РФ).

К специальным пределам отнесены:

перечень условий, закрепленных альтернативной юридической нормой (например, избрание меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого в соответствии со ст. ст. 97, 99 УПК РФ);

специальные условия, установленные в относительно-определенной норме:

заслуживающие внимание обстоятельства, уважительные причины, личность подозреваемого и др. (например, вопросы назначения наказания);

категории справедливости, разумности, целесообразности, нравственности.

Прокурорское усмотрение предполагает определенный выбор из возможных решений, отвечающих требованиям законности, обоснованности и справедливости.

В пятом параграфе рассмотрено влияние ведомственных показателей на реализацию дискреционных полномочий прокурора. Рассмотрено взаимодействие прокуратуры с другими правоохранительными органами.

Отсутствие у прокурора законодательно закрепленной возможности возбуждать уголовное дело и принимать какое-либо процессуальное решение в рамках ст. ст. 208-214 УПК РФ (за исключением ч. 1 ст. 214 УПК РФ) компенсируется утверждением статистических карточек формы № 1 – «Статистическая карточка на выявленное преступление» и формы № 1.1 – «Статистическая карточка о результатах расследования преступления», которые впоследствии направляются в информационные центры при МВД и «формируют статистику».

По данным ведомственным показателям оценивают работу районных отделов внутренних дел, что свидетельствует о реальной возможности прокурора повлиять на ведомственные показатели соответствующих ведомств и свою отчетность при проверках нижестоящих прокуратур вышестоящими.

Ведомственные показатели должны отражать реальную картину происходящего, а не желаемое вышестоящими инстанциями положение дел в прокуратуре как основном органе конституционного механизма защиты прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.

Во второй главе работы «Соотношение дискреционных полномочий прокурора и иных участников уголовного судопроизводства на досудебных стадиях уголовного процесса, механизм их реализации» рассмотрены как общие положения, регламентирующие правовое положение прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя и суда на досудебных стадиях уголовного процесса, так и механизм реализации полномочий указанных участников уголовного судопроизводства при принятии ими конкретных решений.

В первом параграфе проанализированы нормы УПК РФ, регламентирующие соотношение полномочий прокурора, руководителя следственного органа и следователя с учетом внесенных изменений ФЗ от 05.06.2007г. № 87-ФЗ.

При рассмотрении вопроса соотношения дискреционных полномочий прокурора, руководителя следственного органа и следователя определены полномочия прокурора при принятии ими процессуальных решений на каждом этапе предварительного следствия.

В работе отмечена немаловажная роль процесса взаимодействия, сотрудничества как основных начал деловых отношений, одним из условий которых является общность целей и задач для всех участников. Укрепление законности и правопорядка, борьба с преступностью – единые задачи для всех правоохранительных органов. Однако нередко наблюдается разобщенность во взаимодействии, ведущая к потере его смысла, так как каждый из участников выполняет иные по отношению к другому задачи и достигает иные цели.

Так, при проверке сообщений либо материалов об отказе возбуждении уголовного дела, связывается с заявителями, налицо отрицательное влияние взаимодействия на усмотрение прокурора:

профессиональная дискредитация самих прокурорских работников: прокуроры, рассматривая такие материалы, находятся в некоторой зависимости от усмотрения лиц, которые принимали первоначальное решение по сообщению либо заявлению о преступлении;

работа «на количество, а не на качество»: истребуя материалы из органов внутренних дел, для прокуратуры порой становятся важны показатели, а не качество закрепления поступившей информации;

дискредитация прокурорских работников в глазах общественности, когда заявителям приходится неоднократно давать объяснения различным правоохранительным органам.

При реализации установленных действующим законодательством форм прокурорского надзора за процессом возбуждения уголовных дела, налицо отсутствие у него законодательно закрепленной возможности возбуждения уголовного дела, что отмечено в качестве отрицательного момента.

В ходе осуществления прокурорского надзора за предварительным следствием с учетом внесенных изменений ФЗ от 05.06.2007г. № 87-ФЗ в ст. 148 УПК РФ налицо дискриминация положения прокурора – законодательно закрепленная переписка с руководителями следственных органов и отсутствие законодательно закрепленной возможности возбуждения уголовного дела при отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Предложено внесение соответствующих изменений в ст. 148 УПК РФ «Отказ в возбуждении уголовного дела», изложив ч. 6 в следующей редакции: «Признав отказ следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и возбуждает уголовное дело».

Диссертантом предлагается добавить в ч. 2 ст. 37 УПК РФ «Прокурор» п. следующего содержания: «17. В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор, в предусмотренных настоящим Кодексом случаях, вправе возбуждать уголовное дело».

В рамках досудебного производства, законодателем согласно п. 8 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурору предоставлено право участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения. Более того, данное положение закона конкретизировано п. п. 1.4, 1.5 приказа Генерального прокурора № 136, где указано на обязательность участия прокурора в судебном заседании при рассмотрении подобного рода ходатайств.

В соответствии с изменениями, внесенными в УПК РФ ФЗ от 05.06.2007г. № 87-ФЗ, решение вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу отдано на усмотрение следователя и руководителя следственного органа, её избрание – на усмотрение независимого и беспристрастного суда, а прокурор дает заключение по результатам изучения материалов, представленных в обоснование заявленного ходатайства, и по итогам судебного рассмотрения указанного вопроса.

При этом в работе отмечено, что только прокурор, участвовавший при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, вправе обжаловать в кассационном порядке (ст. 354 УПК РФ) вынесенное судом решение;

ни следователь, ни руководитель следственного органа таким правом не обладают. Именно таким образом законодателем разрешены противоречия интересов в данном случае следователя, руководителя следственного органа и прокурора.

В работе рассмотрено соотношение положений ст. 110 УПК РФ, когда речь идет об отмене либо изменении меры пресечения по постановлению следователя или судьи либо по определению суда, и ст. 221 УПК РФ, где предусмотрена возможность отмены избранной в ходе предварительного расследования меры пресечения прокурором.

Если в ст. 110 УПК РФ при решении вопроса об отмене либо изменении меры пресечения, избранной в ходе досудебного производства, следователю необходимо получить согласие руководителя следственного органа, то в соответствии с положениями ч. 2 ст. УПК РФ прокурор при изучении уголовного дела, поступившего к нему по окончании производства предварительного расследования, в случае нарушения следователем положений ч. 5 ст. 109 УПК РФ и истечения предельного срока содержания под стражей, вправе отменить избранную меру пресечения.

Анализ указанных норм УПК РФ в очередной раз подчеркивает осуществление прокурором именно надзорных функций, так как в ходе осуществления предварительного следствия он фактически отстранен от принятия решения об избрании меры пресечения, в то время как при принятии решения в порядке ст. ст. 221-222 УПК РФ он осуществляет полноправный надзор за соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства при осуществлении всего предварительного следствия, и избрания меры пресечения в том числе.

Данные положения законодателя также указывают на необходимость внесения соответствующих изменений в ч. 2 ст. 110 УПК РФ «Отмена или изменение меры пресечения», изложив её в следующей редакции: «Отмена или изменение меры пресечения производится с согласия прокурора по постановлению дознавателя, следователя или судьи либо по определению суда».

Во втором параграфе работы рассмотрено соотношение дискреционных полномочий прокурора и дознавателя с закреплением за прокурором полномочий по процессуальному руководству дознанием на досудебных стадия уголовного процесса.

В работе указано, что в соответствии с ч. 1 ст. 146 УПК РФ при наличии повода и основания возбуждения уголовного дела дознаватель возбуждает уголовное дело, при этом согласия прокурора для принятия подобного решения не требуется, за исключением порядка возбуждения уголовных дел в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

Закрепленное законодателем право дознавателя по возбуждению уголовных дел без согласия прокурора настораживает вследствие ряда объективных причин:

дознаватели – это чаще всего выпускники школы милиции, без опыта работы, что свидетельствует о том, что органы дознания – это один из самых неподготовленных кадрами правоохранительный орган;

проведенный Генеральной прокуратурой РФ анализ состояния законности возбуждения уголовных дел за 2007г. выявил существенный нарушения закона на данной стадии уголовного процесса.

Как показало обобщение, допускается незаконное и необоснованное возбуждение уголовных дел: на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют достаточные данные для этого;

при наличии гражданско-правовых отношений действия их участников квалифицируются как уголовно наказуемые;

дается неправильная уголовно-правовая оценка собранных материалов, а также нарушаются нормы уголовно-процессуального законодательства при вынесении соответствующих постановлений.

Учитывая изложенное и сознавая процессуальную важность стадии возбуждения уголовного дела, данное положение закона нельзя признать обоснованным на практике, что подчеркивает актуальность внесения соответствующих изменений в ст. ст. 37, 146 УПК РФ, указав на необходимость получения согласия прокурора при возбуждении уголовного дела дознавателем.

Диссертантом предлагается внести дополнения в ч. 1 ст. 146 УПК РФ «Возбуждение уголовного дела публичного обвинения», изложив норму в следующей редакции: «При наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 Кодекса, дознаватель с согласия прокурора в пределах компетенции, установленной Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление».

Некоторой реабилитацией сложившейся на сегодняшний день ситуации является норма, предусмотренная, ч. 4 ст. 146 УПК РФ, согласно которой копия постановления о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. Прокурор безотлагательно рассматривает копии поступивших в порядке ч. 4 ст. 146 УПК РФ постановлений о возбуждении уголовного дела публичного обвинения, проверяя поводы и оснований возбуждения, с возможностью истребования соответствующих материалов в случае необходимости у органов дознания. Признав постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор выносит постановление о его отмене в течение часов с момента получения указанных материалов вне зависимости от того, проводились ли по делу следственные действия (п. 6 приказа Генерального прокурора № 137).

В подобной ситуации под сомнение ставится не только репутация органов дознания, но и органов прокуратуры вследствие того, что лицо, в отношении которого возбуждалось уголовное дело, в случае последующей отмены постановления о возбуждении уголовного дела прокурором правом на реабилитацию в порядке ст. 133 УПК РФ не обладает, хотя в случае обращения гражданина в суд с иском о восстановлении нарушенных прав от лица государства извинения при удовлетворении его исковых требований будет приносить прокурор.

В данном случае налицо превалирующее значение дискреционных полномочий дознавателя, так как первоначально решение о возбуждении уголовного дела принимается именно им, прокурор же в данном случае выступает гарантом законности принятого дознавателем решения.

В рамках возбужденного уголовного дела в пределах имеющихся полномочий прокурора в целях обеспечения своевременности раскрытия преступлений прокурор вправе давать письменные указания дознавателям о направлении расследования, о получении надлежащей фиксации доказательств, о производстве необходимых процессуальных действий, в том числе о проведении неотложных следственных действий по установлению и закреплению следов преступления (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, п. 10 приказа Генерального прокурора РФ № 137).

Данные положения закона свидетельствуют о процессуальном руководстве прокурора дознанием.

Именно к процессуальному руководству со стороны прокурора отнесены полномочия прокурора по отстранению дознавателя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК РФ (п. 10 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), разрешение отводов, заявленных дознавателю, а также его самоотводов (п. 9 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), изъятие любого уголовного дела у органа дознания и передача его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), утверждение постановления о прекращении производства по уголовному делу (п. 13 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

В связи с изменениями, внесенными в УПК РФ ФЗ от 06 июня 2007г. № 90-ФЗ, на прокурора возлагаются обязанности по проверке законности и обоснованности выдвинутого дознавателем подозрения в совершении преступления.

В случае, если уголовное дело возбуждено органом дознания или дознавателем по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления (ст. 223-1 УПК РФ). В соответствии с ч. 5 ст. 223-1 УПК РФ копия уведомления о подозрении лица в совершении преступления направляется прокурору.

При этом отмечается коллизия норм ст. 74 и ст. 223-1 УПК РФ. В ч. 1 ст. 223-1 УПК РФ, где речь идет об уведомлении о подозрении в совершении преступления, говорится о «достаточных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления». При этом по смыслу ч. 2 ст. 223-1 УПК РФ уведомление содержит в себе описание преступления с указанием тех обстоятельств, которые подлежат доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ. Именно эти «достаточные данные» должны оцениваться прокурором, при этом они в соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ не являются доказательствами по уголовному делу, где речь идет о «любых сведениях». Законодатель в очередной раз допускает этимологическую коллизию в понятии доказательств, подлежащих оценке по правилам ст. 88 УПК РФ, и данных, содержащихся в уведомлении о подозрении в совершении преступления (ст. 223-1 УПК РФ).

Согласно Толковому словарю русского языка «сведения – познания в какой-либо области»3, в то время как «данные – сведения, необходимые для какого-нибудь вывода, решения»4, соответственно, понятие достаточных данных шире по своему этимологическому значению понятия сведений, следовательно, в данном случае прокурор оценивает не только доказательства, но и данные, признанные дознавателем достаточными для уведомления лица в совершении преступления.

В данном случае также налицо превалирующее значение дискреционных полномочий дознавателя, но с поправкой на усмотрение прокурора, который вправе внести соответствующие коррективы в данное уведомление в соответствии с положениями ст. 37 УПК РФ.

Действующим законодательством не урегулированы положения, регламентирующие порядок соединения уголовных дел, находящихся в производстве дознавателя. Пункт 11 ч. 2 ст.

37 УПК РФ предусматривает право прокурора изымать любое уголовное дело у дознавателя и передавать его следователю, при этом не исключено, что в качестве оснований для такого решения может послужить основания, предусмотренные ст. 153 УПК РФ. Законодатель, умалчивая в данной ситуации о дознавателе прокуроре, просто нивелировал вышеуказанные положения закона.

С учетом указанного, предложено внесение соответствующих дополнений в ст. УПК РФ, предусмотрев право прокурора на соединение уголовных дел, находящихся в производстве дознавателей. При этом при реализации им полномочий, предусмотренных п. ч. 2 ст. 37 УПК РФ, целесообразно предложение о предъявлении обвинения, а не вынесение уведомления о подозрении лица в совершении преступления с учетом сроков, а также процессуальной процедуры принимаемого решения.

Диссертантом предлагается дополнить ст. 153 УПК РФ «Соединение уголовных дел» ч. 31: «Соединение уголовных дел, подследственных дознавателю, производится по постановлению прокурора».

Третий параграф диссертационного исследования посвящен соотношению дискреционных полномочий прокурора и суда.

Действуя не от имени политической или экономической власти, не от своего собственного имени, а скорее от имени общества, прокуроры должны руководствоваться при Толковый словарь русского языка под ред. Ожегова С.И. и Шведовой Н.Ю. М., 1993. С. 723.

Там же. С. 153.

выполнении своих обязанностей его интересами. Они должны соблюдать два важных требования, касающихся, с одной стороны, прав человека, а с другой – эффективности системы уголовного судопроизводства, которую они призваны, в определенной степени, гарантировать, подчеркивая значение эффективности, потому что именно прокуроры, а не судьи, ответственны в первую очередь за общую эффективность системы уголовного судопроизводства.

Прокурор, являясь представителем единой централизованной системы (ст. ст. 1, 4 ФЗ «О прокуратуре РФ») и органа уголовного преследования (ст. 21 УПК РФ), осуществляет свою деятельность в рамках обеспечения прав и свобод человека и гражданина, в то время как суд, будучи «не связан ведомственными интересами, не несет ответственности за раскрытие преступлений, что свидетельствует о том, что он является более надежным защитником прав личности».

При этом рассмотрена проблема соотношения дискреционных полномочий прокурора как представителя интересов личности, государства и общества в рамках уголовного судопроизводства и суда как независимого и беспристрастного органа, осуществляющего правосудие от имени государства.

В работе отмечено, что путем расширения полномочий суда произошло очевидное усиление роли суда в обеспечении законности досудебных стадий производства по уголовному делу, основное назначение которых состоит в обеспечении условий эффективного осуществления правосудия по уголовному делу, соблюдении прав и законных интересов участников процесса.

Проанализированы различные точки зрения о понятии судебной деятельности, формах её осуществления, чем подтверждена актуальность рассмотрения указанного вопроса с научных и теоретических позиций. При этом мы соглашаемся с научными положениями, выдвинутыми молодыми учеными Е.В. Рябцевой5 и Р.Ф. Зиннатовым6 о наличии трех видов судебной деятельности: судебный контроль, правосудие и судебное санкционирование.

В работе определено полномочие суда в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действие (бездействие) и решения прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях и порядке, которые предусмотрены ст. 125 УПК РФ, что соответствует международным стандартам.

Со времени вступления в действие УПК РФ отмечается тенденция ежегодного роста направляемых в суд жалоб граждан на действия должностных лиц органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры для рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ.

См.: Рябцева Е.В. Судебная деятельность в уголовном процессе России. Ростов н/Дону, 2006. 315 с.

См.: Зиннатов Р.Ф. Реализация судебной власти на стадии подготовки дела к судебному заседанию в соврменном российском уголовном судопроизводстве. Дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2006. 302 с.

Данный факт свидетельствует о расширяющемся использовании участниками судопроизводства полномочий суда в ходе досудебного производства для защиты своих прав и свобод, что отмечено в качестве положительного момента.

Согласно ч. 3 ст. 125 УПК РФ законодателем указано участие прокурора при судебном рассмотрении жалоб, соответственно возникает вопрос о формах участия прокурора.

С учетом процессуального положения прокурора как представителя стороны обвинения (осуществление прокурором надзорных полномочий по отношению к руководителю следственного органа и следователю, процессуальное руководство дознавателем), возможности принятия им процессуальных решений, которые могут быть предметом обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ, выделено две формы участия прокурора в данной ситуации:

1) дача заключения по принятому следователем либо руководителем следственного органа решению либо действию (бездействию), когда прокурор выступает как надзорная инстанция по отношению к указанным органам предварительного расследования;

2) дача заключения по принятому дознавателем решению либо действию (бездействию), когда прокурор выступает как процессуальный руководитель указанных органов.

При этом отмечено, что более эффективной формой участия прокурора при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ является первая, так как в данном случае прокурор не связан утвержденным самим собой либо иным представителем прокуратуры решением, соответственно, может оценить законность и обоснованность обжалуемого решения либо действия (бездействия), не будучи связанным принципом централизации работы органов прокуратуры.

Вопрос о характере мер пресечения, об условиях и порядке их применения принадлежит к числу важнейших вопросов уголовного процесса. Не будучи наказанием, меры пресечения, тем не менее, представляют собой существенное ограничение прав граждан.

Поэтому необоснованное применение мер пресечения является грубым нарушением закона.

В уголовном процессе правильность избрания мер пресечения реально гарантируется, во-первых, точным обозначением в законе условий, допускающих применение той или иной меры пресечения, во-вторых, наличием определенного процессуального порядка избрания мер пресечения, в-третьих, надзором прокурора и суда за соблюдением органами дознания и предварительного расследования, как условий, так и порядка применения мер пресечения. С особой тщательностью, создающей дополнительные гарантии, законодатель регламентирует заключение обвиняемого под стражу на предварительном следствии.

По результатам рассмотрения правовой сущности меры пресечения в виде заключения под стражу нам представляется верным и вполне обоснованным отсутствие законодательного перечня критериев, соблюдение которых свидетельствовало о необходимости избрания в качестве меры пресечения именно заключение под стражу с учетом соблюдения принципов уголовного и уголовно-процессуального права, например, принципа индивидуализации наказания. Кроме того, это еще раз свидетельствует о необходимости учитывать обстоятельства конкретного уголовного дела и личностные характеристики лица, к которому возможно применение указанной меры пресечения, а, кроме того, свидетельствует о реализации судом дискреционных полномочий при рассмотрении указанных ходатайств.

В соответствии с п. 1.5 приказа Генерального прокурора РФ от 06.09.2007г. № указано, что прокурор, участвующий в судебном заседании при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, должен тщательно готовиться к судебному заседанию, для чего он должен располагать копиями всех материалов, приложенных дознавателем либо следователем в подтверждение обоснованности заявляемого перед судом ходатайства.

Это положение отмечено в качестве положительного момента, что свидетельствует и о соблюдении принципа состязательности в данном случае.

Предусмотренные в законе основания применения мер пресечения, тщательная и всесторонняя проверка всех обстоятельств, выдвигаемых в качестве основания для избрания той или иной меры пресечения, является реальным средством предупреждения и исправления ошибок при применении мер процессуального принуждения. Такая проверка служит существенной гарантией соблюдения прав граждан на дознании и предварительном следствии в соответствии с положениями ст. 22 Конституции РФ.

Обязанность тщательной проверки оснований ареста создает для прокурора не меньшую ответственность и за необоснованный отказ в санкции на арест. Как недопустимо лишать граждан свободы без достаточных к тому оснований, точно так же недопустимо оставлять на свободе опасных преступников, объективно создавая для них возможность совершать новые преступления. Именно данное положение специально оговорено в приказе Генерального прокурора РФ № 136 (п. 1.5 требует составление мотивированного заключения по результатам дачи заключения прокурора в судебном заседании с последующей, в случае освобождения лица из-под стражи, возможностью проверки позиции прокурора).

В условиях расширения полномочий суда в досудебных стадиях уголовного процесса надзорная деятельность прокурора должна осуществляться в двух основных направлениях:

надзор за исполнением тех предписаний уголовно-процессуального закона, на которые не распространяется санкционирующая деятельность суда;

надзор за деятельностью органов расследования до обращения с соответствующим ходатайством в суд (п. 12 приказа Генерального прокурора РФ от 06.09.2007г. № 137), а также законностью проведения разрешенного судом процессуального действия и использования его результатов.

Прокурор как должностное лицо органа государственной власти, действует в интересах личности, общества и государства, в то время как суд, не имеет процессуального права следовать чьим-либо интересам в рамках рассматриваемого вопроса, его интерес опосредован функцией, которая закреплена законодателем за ним как независимым и беспристрастным органом государственной власти.

Данное соотношение интересов указанных участников уголовного судопроизводства, а соответственно, и соотношение их дискреционных полномочий направлено на сохранение именно такого баланса интересов, когда интересы личности, общества и государства не будут зависеть от мнения одного из них, а будут направлены на повышение эффективности уголовного судопроизводства.

В приложении содержатся предложения по совершенствованию действующего законодательства в виде законопроекта о внесении изменений в УПК РФ.

Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли свое отражение в опубликованных автором работах:

Статьи в ведущих, рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Конярова Ж.К. Некоторые аспекты реализации дискреционных полномочий прокурора и следователя на стадии возбуждения уголовного дела // «Черные дыры» в Российском законодательстве. Юридический журнал № 4. Москва ООО «К-Пресс», 2007. – 0, п.л.

2. Конярова Ж.К. Соотношение дискреционных полномочий прокурора и суда на стадии возбуждения уголовного дела (в рамках ст.125 УПК РФ) // Вестник Южно-Уральского Государственного Университета. Серия Право. Выпуск 8. Том 1. № 13 (68). Челябинск, 2006. – 0,5 п.л.

Статьи, опубликованные в иных изданиях:

1. Конярова Ж.К. Проблемы реализации принципа состязательности // IV Всероссийская научно-практическая конференция студентов и молодых ученых «Российское правоведение на рубеже веков: трибуна молодых ученых». Часть 4: Сб. статей. - Томск Изд-во Том. ун-та, 2004. – 0,2 п.л.

2. Конярова Ж.К. Понятие прокурорского усмотрения // «Механизмы реализации норм УПК РФ: проблемы и пути их разрешения»: Межвуз. сб. Ижевск: Детектив-информ, 2004г. – 0,5 п.л.

3. Конярова Ж.К. Усмотрение прокурора в уголовном процессе. Монография: Ижевск, Детектив-информ, 2005г. – 16,8 п.л.

4. Конярова Ж.К. Роль мотивации в усмотрении прокурора // «Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2005». Материалы VII международной научно практической конференции 7-8 апреля 2005г. - Челябинск, 2005. Ч II. – 0,4 п.л.

5. Конярова Ж.К. Влияние внутреннего убеждения на усмотрение прокурора // «Уголовно-правовые и процессуальный проблемы отправления правосудия в современной России»: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.

21-23 апреля 2005г. Москва-Курск, 2005г. – 0,2 п.л.

6. Конярова Ж.К. Интерес в усмотрении прокурора // «Проблемы правовой защиты общечеловеческих ценностей в современной России»: Материалы Всероссийской научно-практической конференции 15-16 сентября 2005г. Часть IV. – Уфа: РИО БашГУ, 2005. – 0,4 п.л.

7. Конярова Ж.К. Прокурорский произвол // «Роль Конституции в становлении и развитии независимой государственности в Казахстане»: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Конституции Республики Казахстан. Караганды – 2005. – 0.4 п.л.

8. Конярова Ж.К. Проблемы прокурорского усмотрения на стадии возбуждения уголовного дела // «Актуальные проблемы юридической науки и образования»:

Сборник научных статей. Выпуск 4.- Ижевск: Ижевский филиал Нижегородской академии МВД России, ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», 2006. – 0,3 п.л.

9. Конярова Ж.К. Понятие дискреционных полномочий прокурора в уголовном процессе // «Состояние и перспективы развития юридической науки»: Материалы Междунар.

науч.-практ.конф., посвящ. 75-летию Удм.гос.ун-та. 30-31 марта 2006г. Ижевск:

Детектив-информ, 2006. Ч 4. – 0,6 п.л.

10. Конярова Ж.К. Соотношение надзора и уголовного преследования в деятельности прокурора на стадии предварительного расследования // «Актуальные проблемы юридической науки». Материалы всероссийской научно-практической конференции - 24 октября 2006 года (Часть II) / КубГАУ. – Краснодар, 2006. – 0,8 п.л.

11. Конярова Ж.К. Влияние дискреционных полномочий прокурора на принятие процессуальных решений на стадии возбуждения уголовного дел // «Ученые записки».

Сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. Выпуск 3. Оренбург, 2006г. – 0,5 п.л.

12. Конярова Ж.К. Соотношение дискреционных полномочий прокурора и суда на стадии возбуждения уголовного дела (в рамках ст.125 УПК РФ) // Международная научно практическая конференция «Актуальные проблемы уголовного судопроизводства:

вопросы теории, законодательства, практики применения (к пятилетию УПК РФ)».

Москва Изд-во МГЮА, 2007. – 0,2 п.л.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.